ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Безусловно, Рейчел и неродившийся ребенок не заслужили того, чтобы он оставил их тогда, когда они особо нуждались в нем. Но ведь он ничего не знал о ее беременности. Его решение пойти служить в армию Рейчел приняла как должное, с тем безропотным согласием, какое она всегда проявляла в их семейной жизни. Она не стала ни возражать, ни плакать.

Но жена и ребенок умерли, а у Коула осталось множество терзавших его вопросов. Страдала ли Рейчел от одиночества? Хорошо ли она питалась? Достаточно ли отдыхала? Вовремя ли к ней вызвали акушерку? И, Боже мой, мучилась ли она? Страдал ли ребенок?

Печальная правда заключалась в том, что Коул не знал ответов на эти вопросы. И не пытался их найти. После возвращения в Англию он просто не нашел в себе смелости поехать домой, в Элмвуд, и все выяснить. Он храбро сражался за короля и отечество, но боялся вернуться в дом, который любил. Ведь останься он тогда дома, храни он верность брачным обетам, ничего интересного в жизни с ним бы больше не произошло.

Глава 9

Полковник Лодервуд дает приказ отступить

Коул очень надеялся, что застанет Джека Лодервуда дома, поскольку ему было просто необходимо обсудить с кем-то создавшееся положение. Разумеется, первым на ум пришел Мадлоу, но, поразмыслив, Коул решил, что старый полковник все же более умудрен опытом. И кроме того, он не стал бы, что называется, лезть ему в душу, а это непременно попытались бы сделать Терри и его жена Луиза.

Слуга, встретивший Коула, тут же проводил его в солнечную гостиную. При виде полковника он понял, что тот только что встал после послеобеденного отдыха. Лодервуд сидел на потертом кожаном диване, обложенный свежими газетами. Потерев ладонями лицо, полковник встряхнулся, прогоняя остатки сна.

– Проходи, мой мальчик, садись, – пригласил он, указывая на ближайшее кресло. – Чему обязан удовольствию видеть тебя?

– А разве я не могу навестить своего командира без причины, сэр? – с улыбкой спросил Коул, опускаясь в кресло.

– Конечно, можешь. И если у тебя нет определенной цели, то ты не откажешься почитать мне газеты? – Полковник с лукавой усмешкой указал на кипу газет.

– С большим удовольствием, сэр, – ответил Коул и приготовился читать.

– Вот и хорошо. – Полковник откинулся на спинку дивана и устроился поудобнее. – Давай начнем с некрологов, ладно? Мне нужно знать, предстоит ли мне на этой неделе хоронить друзей или врагов. Луиза от меня убежала, ей захотелось пообедать с мужем, а вернется она только к вечернему чаю. Так что бери «Тайме», а потом мы поговорим о том, зачем ты на самом деле пришел ко мне.

Коул быстро прочитал то, что интересовало полковника, и отложил газету на столик.

– Так, все ясно, – удовлетворенно кивнул старый служака. – А теперь твоя очередь, Амхерст. Я прекрасно понимаю, что ты пришел за кое-какими сведениями.

– Честно говоря, сэр, я бы хотел вернуться к нашему прошлому разговору о смерти лорда Мерсера. – Коул наклонился к полковнику. – Обычно такие вещи меня не касаются, но дети... понимаете, ситуация довольно щекотливая.

– Да, я понимаю. Продолжай, Коул. Ты не стал бы заводить разговор без веской причины.

Коул вспомнил, как выглядела Дженет сегодня утром и прошлой ночью в его постели, и усомнился, корректно ли с его стороны лезть в ее личную жизнь. Однако ему мучительно хотелось докопаться до истины.

– Меня кое-что беспокоит, сэр. Я слышал, что леди Мерсер... ладно, не будем говорить о том, что я слышал. Я хотел спросить вас о лорде Делакорте. Вы с ним знакомы?

Лодервуд кивнул:

– Да, имел удовольствие... если это можно так назвать.

Коул прищурился.

– Тогда вы поймете, почему я не доверяю этому человеку. Он какой-то скользкий, я бы сказал, вероломный, поэтому я и задумался о том... – Коул помолчал, а затем продолжил без обиняков: – Может ли этот человек иметь отношение к смерти Мерсера?

– То есть какое-то другое отношение, кроме утешения вдовы и торопливого сворачивания расследования? – уточнил полковник.

Коул улыбнулся:

– Вот именно.

Помолчав, Лодервуд развел руками.

– Дорогой Коул, такой вопрос можно задавать, если ты хочешь отыскать убийцу Мерсера. А я не представляю себе Делакорта в этой роли.

– Да, ищи, кому выгодно, – пробормотал Коул. Ему не хотелось злоупотреблять доверием Дженет и рассказывать полковнику о ссоре между Делакортом и Мерсером. – Значит, по-вашему мнению, маркиза мог убить Джеймс или леди Мерсер?

– Во всяком случае, я не исключаю такой возможности, – уклончиво ответил полковник.

Коулу захотелось выступить в защиту Дженет, но он не посмел этого сделать. Однако он еще не все выяснил насчет Делакорта.

– А близкие отношения леди Мерсер с Делакортом как-то связаны с тем, что ее муж и отец дружили с его отцом?

Лодервуд поморщился.

– Нет, ну что ты. Та дружба распалась, когда Дженет еще была ребенком. Насколько я помню, Килдермор и старый Делакорт вдрызг разругались. В те времена все лондонские бездельники собирались на открытие охотничьего сезона в поместье Делакорта в Дербишире. Он был вдовцом, и друзья приезжали к нему развлечься.

– А из-за чего они поссорились, сэр? Вы не знаете? Лодервуд хмыкнул и почесал подбородок.

– Похоже, никто точно и не знал. Одни говорили, что гончая Килдермора здорово покусала на охоте пса Делакорта. Другие утверждали, что все случилось из-за игры в кости. Но, как бы там ни было, между ними состоялась дуэль. Мерсер был секундантом Килдермора, и после дуэли старый Делакорт порвал отношения с обоими, навсегда переселился в Дербишир и никогда не разговаривал с бывшими друзьями.

– Как странно. – Коул уставился на полковника. – И после этого нельзя не удивляться, как Мерсер терпел дружеские отношения своей жены с молодым виконтом.

Лодервуд пожал плечами.

– А по-моему, Мерсеру было глубоко наплевать, с кем якшается его жена, лишь бы она публично его не компрометировала. Сам Мерсер имел любовниц по всему городу, так что супруги жили каждый своей жизнью. А Делакорт был просто одним из многочисленных щеголей, что увивались возле леди Мерсер.

– Да, я понимаю, что у маркизы было множество поклонников, – сухо заметил Коул.

– Да у всех светских дам поклонников не счесть. Некоторые вообще их коллекционируют, как безделушки. И никогда не поймешь, серьезные ли у них отношения. Примером тому как раз и может служить леди Мерсер.

– Говорят, у нее было много любовников. – Коул постарался произнести эти слова небрежно, однако так и замер от страха услышать подтверждение.

– Конечно, кавалеров у нее было хоть пруд пруди, да и не было причины отвергать их ухаживания. Но после того, как несколько лет назад Делакорт приехал в Лондон, она явно предпочла его другим.

Коул не смог сдержаться и нахмурился.

– Не понимаю, что она нашла в этом самодовольном павлине.

Лодервуд внимательно посмотрел на него.

– Как что? Он молод, смазлив, отец оставил ему большое состояние.

Коул нервно теребил манжеты.

– А вы не знаете, кому еще леди Мерсер оказывала благосклонность, кроме Делакорта? – буквально выдавил он из себя.

Полковник пожал плечами.

– Да много было таких, но, как я уже сказал, никому она не уделяла такого постоянного внимания, как Делакорту.

– Странный образец постоянства по отношению к такому ловеласу. Он по-прежнему волочится за каждой юбкой?

Полковник ничего не ответил, он внимательно разглядывал Коула. А тот разозлился на себя, осознав, какое огромное значение имеет для него ответ полковника. В глубине души он надеялся, что Делакорт поведет себя благородно и исполнит все свои обещания Дженет. Но в то же время Коул рассчитывал, что Делакорт оставит ее и путь будет открыт... для кого?

Господи, что за безумные мысли! Но он же мужчина... и как у большинства мужчин, его плоть слаба. После смерти жены у него время от времени были женщины. Он этим не гордился и спал с ними только ради удовлетворения физиологических потребностей. А сейчас жизнь под одной крышей с Дженет Роуленд превратилась для него в настоящую пытку.

43
{"b":"13232","o":1}