ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, я знал его довольно хорошо. Коул наклонился вперед.

– Расскажите мне о нем. Признаюсь, я слышал мало хорошего. Но может, вы убедите меня в обратном?

– Нет, я не стану вас разубеждать, – с горечью сказал Дональдсон. – Хозяин держал слуг в строгости. Он считал, что они нужны только для того, чтобы охранять его замок, содержать его в чистоте да согревать ему постель. Он даже не знал, что уже давным-давно отменено право первой ночи.

Коул презрительно фыркнул:

– Да, похоже, это был неприятный тип. – Внезапно ему в голову пришла неожиданная мысль. – Дональдсон, а вы не... я хочу сказать, он не ваш... – бестактный вопрос едва не слетел с его губ.

Брови Дональдсона взметнулись вверх, казалось, с него совершенно слетел хмель.

– Вы хотите сказать, не был ли он моим отцом? – с неохотой выдавил он из себя. – Что ж, не стесняйтесь, вы не первый спрашиваете об этом. Но, честно говоря, я не знаю. Килдермор не имел привычки признавать своих незаконных детей. Моя мать служила в замке горничной, но она умерла родами...

– Простите, – оборвал его смущенный Коул. – Эта вовсе не мое дело, я просто хотел себе представить, что за человек был Килдермор. Надеялся услышать о нем хоть что-нибудь хорошее, но, видимо, напрасно.

– Что-нибудь хорошее? – Дональдсон пожал плечами. – Что ж, он по-своему любил леди Дженет. Даже играл с ней, когда бывал дома, правда, случалось это очень редко. А когда умерли родители Эллен, он тут же взял ее в свой дом. – Он слегка прищурился. – Но вообще-то совести у этого человека совсем не было. А когда он заболел, я подумал, что это наказание за его грех.

– Наказание за грех? – Коул посмотрел Дональдсону прямо в глаза.

– Да, за то, что он выдал свою дочь замуж за лорда Мерсера. А ведь Килдермор прекрасно знал, кто такой этот лорд. Они ведь были хорошими друзьями.

Коул с неохотой достал из кармана жилета часы и посмотрел на них. Время приближалось к ужину.

– Послушайте, Дональдсон, уже поздно, нам лучше вернуться домой. Может, продолжим наш разговор после ужина?

Когда они вышли из паба, улица была почти пустынной. Прекрасно себя чувствуя после дымной и шумной пивной, Коул зашагал рядом с Дональдсоном к дому Мерсеров.

Дональдсон шагал прямо и твердо, и Коул задумался: а был ли дворецкий действительно таким пьяным, каким хотел казаться? Ведь как Коул ни старался, ему не удалось развязать ему язык. Конечно, родственные отношения Коула с Джеймсом давали слугам Дженет основания его подозревать. Но если Дональдсон хотел его прощупать, то капитан не сомневался, что успешно прошел проверку.

Глава 10

Леди Мерсер берет командование в свои руки

После ужина Дженет сидела одна в библиотеке, наблюдая, как капли дождя скатываются по оконному стеклу. Обычно запахи воска, старых книг и потрепанной кожи ее успокаивали, но сегодня она их не замечала. И камин Дженет не стала разжигать, уверенная, что и так не замерзнет. Но коварная сырость пробирала до костей. Дженет поплотнее укуталась в дамасскую шаль, затем поднялась с кресла и медленно подошла к окну.

В дальнем углу комнаты часы в футляре красного дерева уныло отсчитывали минуты, и каждая последующая казалась медленнее предыдущей. Когда часы в очередной раз пробили время, внизу на улице появился охранник, проехало несколько экипажей. А затем дом погрузился в тишину, окутавшую его словно тяжелым одеялом. Дженет прижалась лбом к холодному стеклу. О Господи!

Ей было так одиноко. И осознание этого буквально терзало все ее тело и душу.

– Но почему, – прошептала Дженет в темноту, – почему именно теперь, после стольких лет одиночества, оно стало почти невыносимым?

Пустота, мрачная, как и ее мысли, ожидала ее и завтра утром. И она стала почти осязаемой, как и преследовавший ее страх.

Дэвида Дженет отправила домой сразу после ужина, детей уже давно уложила. Она хотела увидеть Коула, но он избегал ее. И все же она не оставляла, можно сказать, наивной надежды на то, что он может зайти в библиотеку.

За ужином Дженет постоянно наблюдала за ним, но Коул старался не встречаться с ней взглядом. Наверняка скрывал что-то, что она могла увидеть в его глазах. Все его поведение говорило о том, что мыслями он далеко от нее. И Дженет задумалась, не связана ли его отстраненность с той женщиной, что принесла его очки?

Классические черты лица и золотисто-рыжие волосы посетительницы запали в голову Дженет. Встретившись с ней, маркиза от неожиданности и смущения, конечно же, не запомнила объяснения Эллен, кто она такая. Как же Эллен назвала ее? Луиза... Лодервуд... Да, именно так. Оказывается, Коул с удовольствием тратит свое время на то, чтобы читать газеты ее отцу. И ей явно нравится Коул, и не только как мужчина.

Ревность, чувство, которого Дженет, в сущности, не испытывала прежде, начало одолевать ее сразу же с той минуты, как незнакомка вышла из дома к поджидавшему ее экипажу. Дженет охватило желание броситься к Эллен, уткнуться ей лицом в плечо и заплакать, как в девичестве, однако стыд не позволил ей этого сделать. Дженет не могла выказать свою слабость даже перед Эллен. Она с горечью осознала в тот миг, что просто ненавидит красивую мисс Лодервуд.

Дженет подумала, что становится невыносимой. Неудивительно, что из-за ее глупого поведения сегодняшний ужин казался ей бесконечным. И даже героические усилия Эллен поддерживать разговор за столом не смогли заслонить то, что Коул с Дэвидом снова с неприязнью поглядывали друг на друга. Дженет понятия не имела, что на этот раз могло послужить причиной их ссоры. Да, Дэвид слегка высокомерен, но это придает ему привлекательность. А что до Коула, то его твердые моральные устои кажутся сегодня немного устаревшими. Без сомнения, своим поведением прошлой ночью она его разозлила, а может, даже вызвала отвращение.

Нет, черт побери, это не так. При воспоминании о минувшей ночи Дженет почувствовала, как запылало ее лицо. Коула влекло к ней, он желал ее, этому было множество доказательств. И если он возжелал ее, пусть и на короткий миг, то разве не может это чувство снова в нем вспыхнуть?

Утром за завтраком Дженет подумала о том, что между ними возможно соглашение, и если они не стали любовниками, то могут быть добрыми друзьями. Но визит мисс Лодервуд расстроил эти планы. Боже, да она не могла себе представить, что Коул будет принадлежать другой женщине!

Дженет медленно отстранилась от окна. Уже давно она не думала ни о чем другом, кроме благополучия своих детей. Ей и в голову не приходило, что страсть может охватить ее с такой силой. А оказалось, что этой страсти удалось даже пробить панцирь страха. Но сможет ли она вызвать в Коуле ответные чувства такой же силы?

Ходили слухи, что многие считают ее ведьмой. Дженет этого никогда не понимала, однако и вправду многие мужчины бросались к ее ногам, и это заставило Дженет поверить в то, что она и впрямь способна возбуждать в них безумную страсть. Некоторое время в свете считалось необычайно модным за ней ухаживать. С настойчивостью, граничившей с фарсом, городские франты и волокиты стремились добиться от нее хотя бы тура вальса или разрешения проводить до дома. Они дрались из-за нее на дуэлях, заключали пари, лучшие друзья становились из-за нее врагами.

Будучи молодой и неопытной и изнывая от скуки, Дженет не стремилась резко пресекать поползновения своих кавалеров. Сейчас она понимала, что ее поведением тогда руководила глупая надежда на то, что муж пожалеет о своем пренебрежительном отношении к ней, что внимание многочисленных поклонников заставит его увидеть в ней не только номинальную супругу, но и очаровательную женщину. Господи, какой же она была наивной!

Но Коул, конечно же, не настолько глуп, чтобы считать ее ведьмой. И им нельзя манипулировать, он с самого начала показал, что ее главное оружие на него не действует. Ее первая линия обороны – попытка его перехитрить – рухнула, так как Коул оказался очень умен. Флирт тоже ничего не дал, он вызвал у Коула лишь ледяное презрение. А попытка относиться к нему снисходительно оставила у Дженет чувство собственной никчемности, так как во всех случаях он оказывался выше ее вульгарных выходок.

46
{"b":"13232","o":1}