ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Радостные дни, проведенные в Элмвуде почти в семейном кругу, стали самыми счастливыми в ее жизни. Под пристальным наблюдением слуг Коула ее дети резвились на свежем воздухе и впервые за много месяцев чувствовали себя свободными. Это наполняло ее сердце радостью и благодарностью за странный поворот судьбы, который привел в ее жизнь этого человека именно тогда, когда другие от нее отвернулись.

Дождь уже закончился, и только отдельные капли, падавшие с листьев на траву, напоминали о сырой погоде. Кембриджшир оказался зеленым и дождливым местом, но Дженет ничего не имела против. Ее утешало осознание того, что остаток своих дней она проведет в этом райском уголке. Опустившись на каменную скамью под вязами, Дженет продолжала ждать возвращения Коула. Время тянулось мучительно, но наконец она услышала скрип петель калитки и тяжелые шаги по дорожке. Дженет поднялась со скамьи и направилась к Коулу. Заметив его заплаканные глаза, она протянула руки ему навстречу, обняла и прижала его к груди. Так они стояли некоторое время. Похоже, им не надо было ни о чем говорить или спрашивать. Коул окончательно примирился со своим прошлым. Дженет ласково погладила его по щеке, а Коул посмотрел на нее и поцеловал ее ладонь.

– С прошлым покончено, – тихо произнес он. – Будем смотреть в будущее, Дженет. Оно может быть небезопасным, но по крайней мере все призраки прошлого упокоились с миром.

Дженет снова почувствовала себя немного виноватой. Она обняла Коула за талию и повела к скамье.

– Давай присядем, дорогой. Я могу сейчас поговорить с тобой?

Коул с удивлением посмотрел на нее. Он опустился на скамью рядом с Дженет, расстегнул плащ и укутал им ее плечи. Вглядываясь в ее лицо, Коул нежно погладил ее по волосам, и женщине внезапно очень захотелось, чтобы он ее обнял. Словно прочитав ее мысли, Коул привлек Дженет к себе, покрывая поцелуями ее щеки. Так продолжалось целую минуту, а затем Коул с неохотой отстранился и пробормотал:

– О чем же ты хотела со мной поговорить?

– Между мужчиной и женщиной, которые собираются пожениться, не должно быть никаких секретов, – начала Дженет.

Коул приподнял рукой ее подбородок и посмотрел ей прямо в глаза.

– Это так, – согласился он. – Но будь уверена, Дженет, никакие слова не изменят моего отношения к тебе. Дорогая, у тебя есть какая-то страшная тайна?

Дженет с грустью посмотрела на Коула.

– Я хочу рассказать о своих отношениях с лордом Делакортом. Ведь тебя это волнует, не правда ли?

Коул нахмурился.

– Дорогая, нам действительно необходимо говорить о нем? Он часть прошлого, которое мы оба решили забыть. Разве не так?

– Не совсем. Несмотря на всю мою любовь к тебе, я не могу полностью порвать отношения с Делакортом. Я тебе все объясню и хочу, чтобы ты меня понял.

По виду Коула было ясно, что ее слова ему очень не понравились.

– Хотя я люблю тебя и доверяю тебе, не забывай, что у меня есть гордость. Я не желаю стать рогоносцем еще до свадьбы.

Дженет со смехом всплеснула руками.

– Ты говоришь точно как мой покойный муж. Генри этого заслуживал. А ты ни в коем случае.

– Боже мой, Дженет! – скорее встревоженно, чем раздраженно воскликнул Коул. – При чем здесь Генри? Говори яснее.

Дженет дотронулась до груди Коула.

– Ты как-то сказал, Коул, что такие, как ты, не женятся на таких женщинах, как я. Но интересно, что бы ты сказал, если бы я была безродной? Простой шотландской девушкой?

Коул взял руки Дженет в свои.

– Для меня это не имеет значения, будь ты хоть посудомойкой, – прошептал Коул. Его глаза потемнели и стали очень серьезными. – Думаю, ты это знаешь. По правде говоря, мне было бы гораздо легче, не имей ты всех своих титулов. Но мы не выбираем, кем рождаемся, и часто не от нас зависит, кем мы станем. Дженет улыбнулась:

– Мне это хорошо известно. Я никогда не желала быть владелицей Килдермора, никогда даже не любила это место так, как Нанна, Эллен или Чарли. И уж, конечно же, не стремилась выйти замуж ради положения в обществе за человека, который... – Голос Дженет дрогнул, но она продолжала: – Я просто хотела иметь хорошего мужа, который любил бы меня... Я просто хотела нормальной жизни.

При всем своем внешнем спокойствии Коул пытливо разглядывал Дженет. Ему редко приходилось видеть ее такой расстроенной. В голове у него лихорадочно крутились мысли. Наверняка этот негодяй Делакорт что-то задумал. Может, он каким-то образом поддерживает связь с Дженет? Что за власть Делакорт имеет над ней? После их приезда в Элмвуд Коул часто думал о Делакорте, и сейчас его подозрения только усилились.

Снова и снова память Коула возвращалась к рассказу Дженет о ссоре между Делакортом и ее мужем в тот вечер, когда Генри не стало. Делакорт мог свести счеты с лордом Мерсером, посягнув на его жизнь. И после всего виконт имел наглость изменять Дженет с любовницей! От этого Делакорта одни неприятности.

Коул постарался, чтобы его голос звучал спокойно:

– Дженет, дорогая, настало время объясниться. Признаюсь, меня тревожит этот странный разговор. Я начинаю думать, что лорд Делакорт представляет для тебя определенную угрозу.

– Да нет же, нет! – Дженет энергично затрясла головой. – Но наши отношения... довольно сложные. Понимаешь, по моему мнению... и, наверное, он тоже так считает... Дэвид является законным наследником Килдермора. Большего я не могу тебе сказать.

От удивления Коул слегка отшатнулся от Дженет.

– Я ничего не понимаю.

Не обращая внимания на реакцию Коула, она продолжала:

– Все очень просто, Коул. Существуй в жизни справедливость, все, чем я владею – поместье, титулы, деньги, – все принадлежало бы ему. А я была бы просто леди Дженет Камерон, вздорной шотландской девушкой без особых достоинств. И если бы я вышла за тебя замуж, общество посчитало бы, что мне очень повезло подцепить такого завидного жениха... Честно говоря, я и сама так считаю.

Коул в изумлении уставился на Дженет.

– Но не хочешь же ты сказать... ведь это означает...

– Я действительно не могу сказать тебе правду. Но ты должен мне верить.

Коул схватил Дженет за плечи.

– Дорогая, а Генри об этом знал? Дженет горько усмехнулась:

– К сожалению, он знал очень хорошо. И кажется, находил в этом какое-то извращенное удовольствие. Пока слухи не стали слишком явными. Именно это так разозлило Дэвида. Угроза того... – Дженет осеклась и замолчала.

– Угроза чего?! – воскликнул Коул, сжимая плечи маркизы.

Ее голос понизился до шепота:

– Ничего. Я ответила на твои вопросы, как могла, и теперь мне остается только надеяться, что ты мне поверишь и не будешь больше возвращаться к этому.

– Нет уж, Дженет! – Коул вскочил и принялся расхаживать взад-вперед. – Ты не могла начать говорить, не понимая, что придется рассказать все. И если ты не можешь или не хочешь, тогда это сделает Делакорт.

Дженет тоже вскочила.

– Что ты задумал? – требовательно спросила она.

Коул понял, что недолгая покорность его невесты закончилась и ее взрывной характер вырвался наружу. Он резко повернулся к Дженет.

– Я поеду в Лондон, мадам, – произнес он, четко выговаривая каждое слово. – А там отправлюсь прямиком на Керзон-стрит, возьму лорда Делакорта за грудки и вытрясу из него душу, если он не ответит на мои вопросы. Я давно собирался сделать это, и, похоже, больше уже тянуть нельзя.

Дженет уперлась кулаками в бока.

– Ты намеренно не хочешь меня понять, Коул. На самом деле ты такой же ханжа и ревнивец...

– Может, и так, Дженет. Но я не дурак... и никогда им не буду!

К тому времени, когда Коул собрался ехать в Лондон, Дженет уже окончательно вышла из себя. Она нервно расхаживала по спальне, отыскивая, чем бы запустить в дверь, и на чем свет стоит ругала всех: отца, покойного мужа, Дэвида и иногда даже Коула.

Они почти не разговаривали. После бурной сцены в саду Коул направился в дом и принялся укладывать свою одежду. Некоторое время Дженет пыталась отговорить его от поездки, но из этого ничего не вышло, потому что Коул был упрям и непреклонен. Тогда Дженет решилась прибегнуть к угрозам. Она заявила Коулу, что ни за что не выйдет за него замуж. Впрочем, нет, она выйдет за него и превратит его жизнь в настоящий ад.

60
{"b":"13232","o":1}