ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Шарлотта, дорогая, оставь нас, пожалуйста.

Немного удивленная, мисс Брантуэйт отложила рукоделие, поднялась и покинула комнату. А леди Делакорт вновь оценивающе посмотрела на Коула.

– Мне сказали, – начала она довольно прохладно, – что вы хотите видеть моего сына. Могу я узнать зачем?

Сцепив ладони за спиной, Коул вежливо кивнул.

– Сожалею, миледи, но у меня дело личного характера. Могу я подождать лорда Делакорта и поговорить с ним, если сейчас его нет дома?

Ее светлость вскинула брови.

– Конечно, можете. – Взяв стоявшую рядом с коляской трость с золотым набалдашником, она указала ею на кресло. – Но пока, сэр, извольте сесть сюда.

Коул, получивший старомодное английское воспитание, не посмел ослушаться. Он послушно, как школьник, опустился в кресло, а ее светлость поставила на место трость и снова посмотрела на гостя.

– Вас прислала сюда леди Мерсер? – с вызовом спросила она.

– Нет, мадам, я приехал по своей воле. Леди Делакорт удовлетворенно кивнула.

– Я так и думала. Она не сделала бы этого... но осмелюсь предположить, что причиной вашего визита все же является она. Косвенно, разумеется.

Коул выпрямился в кресле.

– Могу заверить, мадам, что леди Мерсер не имеет никакого отношения к моему посещению.

– Неужели? – Леди Делакорт прищурилась. – Интересно, молодой человек, что вы оба задумали?

Дженет очень изменилась в последнее время, и та нежность, с которой она встретила вас здесь на прошлой неделе, говорит сама за себя. Может, вы будете добры объяснить свои намерения относительно Дженет? Наверное, вы знаете, что она мне очень дорога, и я вас спрашиваю не из праздного любопытства.

С каждой минутой все больше чувствуя себя провинившимся школьником, Коул сцепил ладони на коленях. Он очень надеялся, что леди Делакорт не догадается об их с Дженет планах.

– Мои намерения в отношении леди Мерсер вполне благородны, – спокойным тоном ответил Коул. – Поскольку вы подруги, могу конфиденциально сообщить, что я предложил леди Мерсер по окончании траура выйти за меня замуж.

– О? – Брови миледи взлетели вверх. – И она?.. Коул почувствовал, что краснеет.

– Поначалу мне показалось, что она склонна принять мое предложение. Но сейчас я в этом не уверен. Тем не менее мы все уладим.

Леди Делакорт кивнула.

– Вы поссорились из-за Дэвида, не так ли? Я допускаю, что между вами, молодыми и сильными людьми, в подобных обстоятельствах могла возникнуть вражда. Но разве Дженет не сказала вам, что Дэвид ее брат?

Прозвучало то, что Коул и ожидал услышать. Подтвердились мучительные подозрения, терзавшие его всю дорогу до Лондона. И все же это признание ошеломило Коула.

– Нет, мадам, она только смутно намекнула. И я решил все выяснить сам, поэтому и хотел поговорить с вашим сыном.

Леди Делакорт с печальным видом покачала головой.

– Думаю, капитан Амхерст, я могу устранить необходимость в такой встрече. Вы действительно намерены жениться на Дженет?

– Безусловно, мадам, если только она согласится.

– Что ж, я всегда знала, что со временем это произойдет, – промолвила леди Делакорт.

– Что произойдет, мадам? – спросил Коул, слегка смутившись.

Пожилая женщина не ответила, она предпочла сменить тему.

– Капитан Амхерст, вы ведь принимали сан священнослужителя, не так ли? Дженет рассказывала об этом на прошлой неделе. Поэтому прошу считать мой рассказ своего рода исповедью. Надеюсь, вы с уважением отнесетесь к моей просьбе?

Слова леди Делакорт заставили Коула почувствовать себя неловко.

– Мадам, вы вовсе не обязаны мне что-то рассказывать. Я пришел сюда, чтобы увидеться с лордом Делакортом, и не отказываюсь от своего намерения.

– Не сомневаюсь, что и мой вспыльчивый сын захочет увидеться с вами. Однако это моя история, и я расскажу ее вам.

Коул не знал, что сказать.

– Ну, если вы настаиваете... – пробормотал он.

– Много лет назад, капитан Амхерст, – спокойно начала леди Делакорт, – я пробивала себе дорогу в этом жестоком мире, работая гувернанткой. И мне было суждено воплотить в жизнь сказочную мечту каждой гувернантки – выйти замуж за своего хозяина. В моем случае хозяином был покойный лорд Делакорт, но он женился на мне не по любви, а чтобы загладить вину.

– Вину? – переспросил Коул, которому на самом деле был неприятен этот разговор.

– Понимаете, я несколько лет была гувернанткой его единственного ребенка, дорогой Шарлотты. Мы жили спокойно в семейном поместье в Дербишире, и его светлость часто навещал нас, привозил на охоту своих друзей. Все шло хорошо до того осеннего вечера, когда я совершила ужасную ошибку, спустившись в кухню за кружкой молока.

– Молока? – пробормотал Коул, чувствуя себя все более неловко.

Леди Делакорт закрыла глаза.

– Да, Это действительно было молоко, – прошептала она, но в ее голосе чувствовалась твердость, которой Коул не ожидал от такой хрупкой женщины. – Я спустилась вниз по лестнице для слуг... и наткнулась внизу на пьяного гостя, который меня изнасиловал. Как вы уже догадались, это был отец Дженет, Килдермор.

Коул не мог больше слушать исповедь пожилой женщины. Он вскочил с кресла, подошел к ней и взял ее руки в свои. При этом леди Делакорт широко раскрыла глаза.

– Миледи, прошу вас, не продолжайте. Я ведь пришел сюда совсем не для этого.

– О, капитан Амхерст, мне кажется, что пришло время раскрыть тайну.

Держа ее за руку, Коул опустился на колени возле инвалидной коляски.

– Леди Делакорт, мне бы очень не хотелось, чтобы вы из-за меня расстраивались.

– Но мне кажется, сегодня эта история больше расстраивает вас, молодых, чем меня. В моей жизни все же были и радостные минуты. Чтобы защитить мою честь, покойный лорд Делакорт сделал все, что мог. Когда стало ясно, что я жду ребенка, он женился на мне.

– Это... это очень благородно с его стороны, – признал Коул, чувствуя, как у него сжимается горло.

– Да, мало кто из мужчин его положения отважился бы на это, – добавила леди Делакорт. – Вот и получается, капитан Амхерст, что мой сын является наследником состояния и титулов, которые не считает своими по праву. А Дженет убеждена в обратном: что все по праву принадлежит ему. Возможно, вам известно, что шотландский титул графа Килдермора может передаваться женщине, но только в том случае, если владелец титула умирает, не оставив наследников мужского пола. Законных, разумеется. – Леди Делакорт вопросительно посмотрела на Коула. – Вам это понятно?

– Да, понятно. – Внезапно комната показалась Коулу слишком душной и тесной. Что-то непонятное беспокоило его, но, черт побери, что же это? Он потер пальцами висок, пытаясь ответить на вопрос леди Делакорт. – По правде говоря, мадам, я солдат и богослов. И очень мало знаю о таких вещах, как право наследования и титулы. Однако припоминаю, что перед свадьбой ходили разговоры о том, что по знатности леди Дженет почти ровня лорду Мерсеру.

– И их титулы выше, чем титул виконта, который носит мой сын, – пояснила леди Делакорт и неожиданно схватила Коула за руку. – Но, надеюсь, вы понимаете, сэр, что мой сын никого не лишал титула. У моего мужа не было наследника, а в отличие от Килдерморов титул Делакортов не передается по женской линии. И если бы мой муж умер, не имея сына, моя падчерица Шарлотта осталась бы просто нищей, а титул невостребованным.

_Но это... ужасная несправедливость.

Пожилая женщина кивнула:

– Да, это так. Поэтому мужу пришлось пойти на определенные компромиссы, чтобы обеспечить будущее дочери. Но это строго между нами, сэр. Шарлотта ничего об этом не знает. А Дэвид, к сожалению, нажил себе врагов, многие из которых очень обрадовались бы, если бы у него отняли его имя и титул. И если бы не этот проклятый Килдермор, Дэвид никогда бы не узнал правды о своем происхождении.

Ошеломленный, Коул снова рухнул в кресло.

– Вы хотите сказать, миледи, что граф Килдермор признался в своем ужасном грехе?

62
{"b":"13232","o":1}