ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Глупости! Вспомните, что за этим последовало.

– Мы считаем, что все события связаны между собой. А что, если это не так? – высказала предположение леди Делакорт. – А если мы поспешили с выводами? Давайте начнем сначала и будем двигаться осторожно. Что, если вино, убившее Мерсера, было оставлено в его спальне по ошибке?

– Матушка, в этом нет никакого смысла, – возразил Делакорт. – Мерсер сам принес его туда. Мы все это знаем.

– А вот я ничего такого не знаю. Известно только одно: Мерсер пил вино, которое, возможно, было отравлено. Но я могу предположить, что вино ему принес слуга.

Теперь уже Коул вскочил со своего кресла и принялся вместе с Делакортом расхаживать по комнате.

– Это было вино Дженет, – тихо произнес он. – Поэтому судья и заподозрил ее в преступлении. Графин всегда стоял в ее гостиной. Дженет пила вино каждый вечер, но в тот день не пила. После ужина она отправилась прямо в спальню, потому что слуги задержали ее.

– Проклятие! – воскликнул Делакорт, не сдержавшись. – Так, может, жертвой была Дженет? Могла ведь мадам Ланье покушаться на ее жизнь в надежде выйти замуж за Мерсера? Или служанка Дженет, мне всегда не нравился ее взгляд. Но этот выстрел в Шотландии...

– Да, и поломка колеса кареты, – пробормотал Коул. – Но для этого убийцу мог нанять любой.

После войны многие бывшие солдаты за небольшую плату способны совершить убийство.

В эту минуту трость леди Делакорт, стоявшая возле коляски, с грохотом упала на пол. Коул обернулся, и его взгляд упал на бледную, худую руку пожилой женщины, судорожно сжимавшую подлокотник кресла. Делакорт поспешил к матери.

– Матушка, что с вами? – Он бросил быстрый взгляд на Коула. – Амхерст, подайте бренди, быстрее...

Коул подскочил к буфету, плеснул в бокал приличную порцию бренди и, пока Делакорт энергично растирал руки матери, поднес бокал к губам миледи, заставляя ее выпить. Леди Делакорт сделала глоток, закашлялась и отстранила бокал.

– Власть, – прошептала она. – Всегда идет борьба за власть, не так ли? Или за деньги и положение в обществе, что в сущности одно и то же. Но мы не думали об этом, поэтому и не догадались.

Коул склонился к миледи.

– Мадам, прошу вас, о каком положении вы говорите? О какой власти?

Взгляд леди Мерсер затуманился.

– Титул графа Килдермора. Дженет могла принадлежать Мерсеру, но ее титул – никогда. Титул мог принадлежать только наследнику из рода Камеронов. Но вспомните, о чем я говорила раньше: женщина может наследовать титул, но только если нет законных сыновей, живых, разумеется.

Эти слова старой леди, казалось, повисли в воздухе.

– Делакорт, будьте добры, одолжите мне вашего самого быстрого коня, – попросил Коул. – Похоже, я кое-кого недооценил и совершил ужасную ошибку. – Виконт устремил на Коула решительный взгляд.

– Но без меня вы не поедете, – заявил он, подошел к столу и энергично потряс колокольчиком.

Дженет сидела в беседке над вышивкой, наслаждаясь послеобеденным солнцем, когда в беседку вбежали ее сыновья. Ее это не удивило. Эллен и Нанна отдыхали, Коул отсутствовал, а Мозби уехал по хозяйственным делам. Так что она осталась единственной, с кем скучавшие молодые джентльмены могли пообщаться.

– Мама, – начал Роберт, глубоко засунув руки в карманы куртки, – ты не видела кошку мистера Мозби? Мы ее искали повсюду, но так и не нашли.

– И это нас немного тревожит, – признался Стюарт. – Нанна говорила, что у нее скоро будут котята. Как ты думаешь, с ней все в порядке?

Дженет отложила рукоделие и улыбнулась.

– Уверена, с ней все хорошо. Кошки обычно прячутся, когда они приносят котят, это вполне естественно. Но мы их скоро отыщем.

Стюарт опустился на скамейку рядом с матерью, а Роберт тщательно вытер о траву мысок ботинка.

– Мне нечем заняться, – захныкал он. – Когда вернется кузен Коул? Может, сегодня? Кажется, что он уехал навсегда.

– Да, и мне кажется, что он уехал навсегда, – призналась Дженет, обняла Роберта и усадила к себе на колени. Ей очень приятно было видеть Эллен и Нанну, да и Чарлза тоже. Но она уже скучала без Коула и очень сожалела о разговоре, который стал причиной его стремительного отъезда. И сейчас, без его успокаивающего присутствия, Дженет снова испытывала страх. Хотя для этого не было никаких причин. В Элмвуде они могли чувствовать себя в полной безопасности.

Стюарт откинулся на спинку деревянной скамейки.

– Я так хочу, чтобы он вернулся, – сказал он со вздохом. – И вообще, я бы хотел, чтобы мы остались здесь навсегда. Мама, как ты думаешь, это возможно? – Стюарт бросил на мать подозрительный взгляд, – Робин говорит, что кузен Коул будет нашим новым отцом. Это правда? Тогда мы точно останемся здесь?

Дженет на секунду зажмурилась. Господи! Она ожидала этого. Хотя в Элмвуде мало слуг, они наверняка сплетничают. А может, мальчики даже видели, как они с Коулом целовались вчера под вязами. Что же ей сказать детям? Да и собирается ли Коул стать им отцом? От этой мысли у Дженет даже перехватило дыхание. Конечно, она надеялась, что так и будет. И молилась, чтобы ее отношения с Дэвидом – или даже слова, которые может сказать Дэвид Коулу, – не разрушили ее счастья.

Дженет погладила Роберта по голове.

– Что ж, мы говорили об этом, – призналась она. – Разумеется, это будет означать, что мы с кузеном Коулом поженимся. И будем все вместе жить здесь, в Элмвуде. Но ваш отец... прошло еще слишком мало времени с тех пор, как он ушел от нас. Так что не надо спешить, иначе это будет оскорблением его памяти. – Дженет вгляделась в серьезные лица сыновей. – Вы меня понимаете?

Мальчики закивали, а Дженет заметила Эллен, которая выходила из дома, направляясь в сад.

– Смотрите! – воскликнула Дженет, радуясь и окончанию разговора и тому, что Эллен поправляется. – Я вижу кое-кого, кто хочет поиграть с вами.

Подобрав юбки, Эллен быстро приближалась к беседке.

– Ну что, мальчики, нашли кошку? – спросила она, тяжело дыша. – Может, организуем поиски?

По приказу Коула грум Делакорта привел из конюшни пару резвых арабских жеребцов, идеально подходивших для предстоящего путешествия. С помощью леди Делакорт сборы к отъезду заняли всего несколько минут. Коул отправил посыльного к судье Лайонзу с сообщением о своих намерениях, а Делакорт тем временем уложил в седельную сумку хлеб, сыр и пистолеты.

– Я все-таки не могу понять, – начал Делакорт, когда они выехали из Лондона, – зачем вы уехали в город, оставив Дженет и детей в Кембриджшире?

– Я приехал сюда, чтобы встретиться с вами. Мне нужно было узнать о ваших отношениях с Дженет, а она отказалась рассказать правду. И мне ничего не оставалось, как отправиться к вам самому.

Делакорт, прищурившись, посмотрел на Коула.

– А ведь вы думали, что это я убил Мерсера, не так ли? Что ж, если бы человека можно было осуждать за намерения, то вы недалеки от истины... У меня было желание его убить, но в честном поединке. Однако судьба меня опередила.

– Вы как-то равнодушно говорите о жизни и смерти, – заметил Коул, не отводя взгляда от дороги. – Скажите, вы когда-нибудь видели, как люди умирают?

Делакорт презрительно фыркнул.

– О, вы хотите преподать мне первый дружеский урок? Нет, мне никогда не приходилось убивать человека. Пока. Вы наверняка гораздо опытнее.

– Да, – Коул мрачно кивнул, – опыт у меня большой. И я не пожелаю вам такого.

– Послушайте, Амхерст, давайте кое-что выясним раз и навсегда. Если вы считаете себя достаточно сильным мужчиной, чтобы справиться с моей сестрой, то приглашайте священника хоть завтра и женитесь на ней.

Но не надо, черт побери, изображать из себя моего покровителя. Мы поняли друг друга, сэр? Мой отец – каким бы он ни был – мертв, и другого мне не требуется.

Коул внимательно посмотрел на молодого человека и с трудом сдержал усмешку. А этот виконт та еще штучка. Его, Коула, жизнь с Дженет – а теперь она уж точно ему не откажет – будет нелегкой. Понятно, что с Делакортом еще придется повозиться, что станет тяжелым испытанием для его христианского милосердия. Но разве у него есть выбор? Если он любит Дженет, придется примириться с ее братом.

64
{"b":"13232","o":1}