ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Меня ждут, – повторил Коул голосом человека, привыкшего к тому, что его приказы выполняются. – Я пришел к леди Мерсер по поручению лорда Джеймса Роуленда. Так что будьте добры, передайте мою карточку ее светлости.

То, что Коул произнес имя сэра Джеймса, было серьезной ошибкой с его стороны. Оба цепных пса напряглись, готовые к решительным действиям, однако появление высокого молодого человека в униформе дворецкого спасло Коула от почти неминуемой смерти или по крайней мере от серьезных увечий.

– Что тут происходит? – спросил дворецкий, судя по выговору, шотландец.

– Дональдсон, этот джентльмен утверждает, что пришел к ее светлости, – пояснил первый швейцар. – Я сказал, что ее светлость не принимает, но он настаивает.

– Вот именно, – подтвердил второй швейцар. – Говорит, что пришел по поручению лорда Джеймса. Никак они не могут оставить в покое ее светлость.

Дональдсон оглядел Коула с головы до ног, и в его голубых глазах промелькнуло легкое удивление.

– Вот как, – тихо произнес он. – Значит, вы и есть Амхерст?..

Несмотря на то, что первые восемнадцать лет своей жизни леди Мерсер была неопытной провинциалкой, сейчас она понимала, что превратилась в довольно черствую и холодную женщину. Порой казалось, что вместо сердца у нее лед, который накололи на замерзшем пруду, вываляли в опилках и бросили в глубокий темный погреб для хранения провизии. После десяти лет такой жизни ее уже никто и ничто не могли застать врасплох, и уж тем более превратности судьбы.

Однако ничто не могло предвещать Дженет встречу с мужчиной, который в тот роковой день решительным шагом проследовал из прихожей в ее гостиную в пять минут четвертого. Леди Мерсер примерно представляла себе, какой к ней пожалует посетитель и как может выглядеть человек, хоть немного похожий на гувернера для мальчиков. Однако она и вообразить не могла, что соглядатай лорда Джеймса окажется необычайно скромным, застенчивым молодым человеком с короткой стрижкой и в плохо отглаженном мундире.

Дженет наблюдала за приближающимся посетителем, разглядывая его. Коул Амхерст по-военному печатал шаг, расправив плечи. Стук его тяжелых сапог эхом отдавался в коридоре. На нем был красный мундир драгунского офицера с темно-синей отделкой и шитьем таким же золотым, что и цвет его волос.

Когда капитан остановился в дверном проеме, он скорее был похож на портрет в рамке, чем на мужчину из плоти и крови. Как будто художник рисовал обычного человека, а затем, призвав на помощь свою художественную фантазию, приукрасил его. Плечи Амхерста были чуть шире, чем у простого смертного, подбородок чересчур резко очерчен, ямочка на подбородке слишком глубока. А губы! Чувственные, манящие и вместе с тем трепетные. Да, у Амхерста были губы распутника, хотя Дженет он отнюдь таким не показался.

Очень высокий, не менее ста девяноста, длинные стройные ноги. А грудь? Дженет с трудом перевела дыхание. Да, широкая, мускулистая грудь. Вот только слегка нахмуренные брови и слишком крупный орлиный нос не позволяли назвать капитана Амхерста неотразимым.

Дженет решила, что не встанет, когда шпион Джеймса войдет в гостиную. Она приучила себя к заносчивости и высокомерию, чему невольно способствовал ее покойный муж. Да и еще ко всему она леди. И более того, для этого человека она хозяйка. Однако любопытство взяло свое, и Дженет поднялась с кресла и прошла половину гостиной, прежде чем Чарлз Дональдсон закончил докладывать о прибытии капитана.

– Капитан Коул Амхерст, миледи, – объявил дворецкий, с шумом захлопывая дверь в гостиную.

Дженет не знала, как долго она стояла посреди гостиной, внимательно разглядывая офицера с золотистыми волосами. Пока она смотрела на него, Амхерст отвесил изящный поклон, который сделал бы честь любому придворному.

– Леди Мерсер! – сказал он низким, глубоким голосом. – Я прибыл в ваше распоряжение, мадам.

Слегка насмешливый тон Коула вернул Дженет к действительности. Ярость вспыхнула в ней, словно пламя, при виде этого человека, в намерениях которого она не сомневалась.

– Какой вы смешной, капитан, – холодно ответила она с легким сарказмом, подчеркнуто отвернулась от Коула и вернулась в свое кресло. – Странно, что у моего деверя такие слуги. Садитесь.

Не глядя на капитана, она указала на кресло напротив. Затем с притворным безразличием принялась разглаживать складки своей черной юбки. Однако, подняв глаза, она с удивлением обнаружила, что Амхерст продолжает стоять у двери, выпрямившись во весь рост, словно аршин проглотил.

– Могу я, мадам, отнести за счет отсутствия у вас хороших манер то, что вы откровенно встречаете в штыки желания моего дяди? – спокойно сказал Коул.

Забыв о своем намерении не выказывать этому незнакомцу ничего, кроме пренебрежения, Дженет вскочила с кресла и стремительно приблизилась к капитану.

– Придержите язык, капитан Амхерст! – выпалила Дженет. – Терпеть не могу нахальства! – Она устремила на Коула свой самый грозный взгляд.

Однако он явно не возымел действия. Губы капитана скривились в усмешке.

– Тогда, наверное, и вам следует научиться хорошим манерам, – спокойно парировал Коул.

До Дженет дошло, что она неверно оценила стратегию Джеймса. Она надеялась, что этого мужлана, этого солдафона можно будет запугать, очаровать или подавить интеллектом, чтобы потом вертеть им, как ей заблагорассудится. С большинством ее знакомых мужчин такой номер прошел бы запросто, поскольку они были недалекими и тщеславными, но в данном случае все было по-иному. Дженет устремила на собеседника взгляд прищуренных глаз.

– Я ничего не знаю ни про вашего дядю, ни про его намерения! – с издевкой бросила она.

– От моего дяди, лорда Джеймса Роуленда, мне известно, что вам требуется воспитатель для детей. – Тон Коула по-прежнему был спокойным, но твердым. – И я думал, мадам, что вы охотно примете мою помощь, иначе ни за что не стал бы тратить свое время на визит сюда.

Дженет внимательно посмотрела на капитана, пытаясь уяснить то, что он сказал. Его дядя? Но она уверена, что никогда прежде не видела этого офицера. И потом, что за воспитатели могут выйти из кавалерийских офицеров?

Амхерст. Амхерст? Черт побери, кого же на этот раз прислал Джеймс, чтобы досадить ей? Дженет охватил страх. Изнуряющая усталость, которая терзала ее уже несколько месяцев, сейчас грозила совсем свалить ее с ног. Почувствовав дрожь в коленях, Дженет напряглась всем телом, чтобы взять себя в руки.

– Не имею удовольствия понимать вас, сэр, – произнесла она, пытаясь унять дрожь в голосе. – Лорд Джеймс действительно прислал мне письмо. В нем он сообщил только то, что направляет ко мне учителя для моих сыновей... и уверяю вас, я наиболее дипломатично изложила суть его послания.

Коул нахмурился.

– И больше он вам ничего не сообщил? – возмутился он. Сейчас у него был вид человека, который вот-вот может выйти из себя. Он разозлился, об этом можно было судить по блеску его глаз.

Еще до прихода Коула Дженет намеревалась сразу дать ему понять, кто в этом доме хозяин. Однако Амхерст успел произнести всего несколько фраз, и у Дженет появилось слабое ощущение, что все обстоит не так, как она себе представляла. Оказывается, у капитана Амхерста не было желания приходить сюда. Это очевидно. Но почему же тогда он пришел? Дженет принялась медленно расхаживать по комнате, Амхерст по-прежнему стоял неподвижно. В тишине гостиной шелест бомбазиновой юбки Дженет казался громким и раздражающим. Внезапно она резко повернулась к Коулу, понимая, что должна восстановить свое положение хозяйки дома.

– Так он сообщил вам еще что-нибудь? – повторил свой вопрос Коул.

– Ничего, сэр, – ответила Дженет, надменно вскинув подбородок, и уставилась на капитана. – Кроме того, что вы придете в три часа. И знаете, что я вам скажу? Вы мне не родственник и уж точно не учитель. Какую игру на этот раз затеял Джеймс Роуленд? Я требую, чтобы вы открыли мне, что вы оба задумали.

Дженет почти вплотную приблизилась к Коулу, с ужасом осознавая, что сейчас на карту поставлено все, чем она больше всего дорожила. Если этот человек опасен, как она подозревала, то она просто не может себе позволить поддаться страху, слабости.

7
{"b":"13232","o":1}