ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я прибыл сюда, леди Мерсер, не для того, чтобы выслушивать оскорбления, – холодно ответил Коул. – И не для того, чтобы вы оттачивали на мне ваш острый язычок. Свое время я мог бы употребить с гораздо большей пользой.

И тут что-то во взгляде офицера, а затем и в его лице, показалось Дженет знакомым. Вслед за этим в памяти всплыло и имя. Коул. Бедняжка Коул. Неужели это он, сирота-кузен? Очень дальний родственник покойного лорда Мерсера. Какой сюрприз! Но он уже не жалкий бедный родственник, а взрослый мужчина и явно не бедствует.

Дженет вспомнила, что раз или два встречалась с Коулом Амхерстом. Кажется, он присутствовал на ее свадьбе. Да, конечно... и тогда он тоже был очень симпатичным. Но молодым и не таким циничным.

Дженет вспомнила еще кое-что. Нежное прикосновение, ласковый голос, шептавший ей в ухо какие-то успокаивающие банальности, когда она отчаянно нуждалась в подобном успокоении. А затем легкий поцелуй... и твердые, горячие губы, прижавшиеся к ее виску. Но потом он исчез из ее жизни. В конце того памятного дня ее одолевали дурные предчувствия, но о кузене Коуле сохранились теплые и нежные воспоминания.

Мысли лихорадочно крутились в голове Дженет. Амхерст дальний родственник жены Джеймса и вовсе не из Роулендов. Что ж, тем лучше для него.

– Простите, – промолвила Дженет, – теперь я вас вспомнила.

– Весьма польщен, – с сарказмом в голосе ответил Коул.

Дженет взглянула на него, готовая снова вспылить. Однако с удивлением ощутила внезапный прилив симпатии к этому человеку. Но постепенно сладкие воспоминания юности улетучились, и перед ней снова стоял наглый офицер с пристальным взглядом.

Дженет поняла, что ей так и не удалось взять над ним верх. Каким бы он ни был раньше, теперь ей уже не удастся его подчинить. Это был многообещающий взгляд мужчины, твердо уверенного в себе.

Господи, что за нелепые мысли! Ведь она не зеленая девчонка. И не может испытывать вожделение к мужчине, которого едва помнит. Просто расшалились нервы, сказалось напряжение последних месяцев. Ей следовало сменить тактику.

– Я убеждена, капитан, что нам следует обсудить странную ситуацию, в которой мы оба оказались. Может, вы все-таки присядете?

Вежливость Дженет, похоже, понравилась Амхерсту. Он подошел к креслу, в которое хозяйка уже приглашала его сесть, и опустился в него. Пока капитан устраивался, Дженет заметила в его левой руке тонкую кожаную папку. Дождавшись, когда хозяйка сядет напротив, капитан заговорил:

– Мадам, насколько я понимаю, дядюшка в своем письме упомянул обо мне вкратце. Я-то надеялся, что он расскажет вам о моем образовании, о моем нынешнем положении, а также уведомит, что решение будете принимать вы. По моей офицерской форме вам должно быть ясно, что в действительности я не нуждаюсь в этой работе.

– А вы достаточно образованны, сэр, чтобы заниматься воспитанием детей? – скептическим тоном поинтересовалась Дженет.

Капитан Амхерст кивнул.

– Осмелюсь заявить, что я получил хорошее образование. Однако вскоре я должен буду вернуться к гарнизонной службе, поэтому с неохотой согласился на просьбу дяди. Теперь же я вижу, что у вас еще меньше желания принять мою помощь, чем у меня желания оказать ее вам. Так что не вижу смысла продолжать наш разговор.

– Я... как бы это сказать... не совсем в этом уверена, – пробормотала Дженет, испытывая необъяснимое смущение и одновременно желание продлить эту встречу. Она робко облизнула губы. Что же на самом деле задумал Джеймс? – Может, вы объясните, – медленно проговорила Дженет, – почему ваш дядя решил, что вы подойдете на роль воспитателя моих сыновей?

Леди Мерсер устремила на Коула внимательный взгляд. Любопытство уже полностью охватило ее. У Коула Амхерста были сверкающие глаза с золотистыми искорками. Временами они казались почти потухшими, а затем внезапно пробуждались и вспыхивали. Капитан достал из кармана очки и водрузил их на нос. Очередная волна горько-сладких воспоминаний охватила при этом Дженет, она вспомнила робкого молодого человека, который когда-то выказал ей свою бескорыстную доброту.

Если, надевая очки, капитан Амхерст надеялся, что будет выглядеть этаким ученым мужем, то его надежды не оправдались. Очки просто придали ему более официальный вид.

– Разумеется, объясню. – Коул раскрыл свою кожаную папку.

На секунду Дженет задумалась: «А что, если он так же не любит Джеймса, как и я?» Были в его голосе какие-то непонятные, напряженные нотки, когда он говорил о дяде.

Амхерст быстро просмотрел бумаги, прочистил горло и начал:

– Пять лет я учился в Итоне, мадам, был королевским стипендиатом. Затем в Королевском колледже в Кембридже я изучал богословие. После окончания колледжа с отличием я поступил в университет, сосредоточившись на изучении эмпирических методов философской теологии.

Сделав паузу, Коул достал из папки лист бумаги и протянул его Дженет.

– Здесь, миледи, мои рекомендации, перечисление моих ученых степеней и должностей. Кроме того, перед университетом я усиленно занимался репетиторством, преподавал философию, математику, классическую литературу, греческий и латынь, а также некоторое время служил приходским священником...

– Капитан Амхерст! – Дженет вскинула руку, чтобы остановить Коула и собраться с мыслями. Господи, как она и предполагала в свое время, молодой человек действительно стал настоящим ученым. – Похоже, для домашнего учителя вы... чересчур образованны.

– Да, это так, – согласился Коул.

Ощутив себя, к своему сожалению, полной невеждой, Дженет продолжила разговор, теперь уже особенно тщательно подбирая слова:

– Понимаете, сэр, мои сыновья очень молоды, им необходимо преподавать математику, литературу, возможно, греческий... все основные предметы. Однако их еще следует обучить верховой езде, танцам и игре в крикет. С этим вы справитесь?

На губах Коула промелькнула саркастическая усмешка.

– Простите мою дерзость, мадам, но британской армии удалось сделать из меня настоящего кавалерийского офицера, поэтому я прекрасно держусь в седле. А то, что я перетаскал в библиотеках множество тяжелых томов, только усилило мои способности к игре в крикет.

– О! – воскликнула Дженет, слишком поздно осознав, что своим вопросом как бы поставила под сомнение физическую силу капитана. Она осторожно дотронулась кончиком указательного пальца до нижней губы. – А как насчет танцев, капитан Амхерст? В них вы тоже столь талантливы?

Дженет тут же пожалела о своих словах, поскольку Амхерст с удивлением посмотрел на нее. «Господи, да что же это я вытворяю? Сначала вела себя как невоспитанная мегера, а теперь докатилась до вульгарного флирта. Такое отвратительное поведение наверняка только усилило плохое впечатление капитана обо мне».

– Должен признаться, мадам, что тут вы меня подловили. Что касается танцев, то вам лучше нанять специалиста.

От досады у Дженет появилось желание провалиться сквозь пол. К сожалению, осуществить его она не могла. Ничего не оставалось, как продолжить разговор. Маркиза снова напомнила себе, что на карту поставлено слишком многое.

Она нервно забарабанила кончиками пальцев по ручке кресла красного дерева. Ей не нравился взгляд капитана Коула Амхерста, давно забытого дальнего родственника. А может, все дело в том, что ей как раз он понравился? В нем чувствовался вызов, а уже долгое время никто так не смотрел на Дженет. Да, ее часто мучили и изводили. Но это совсем не то же самое, что вдохновляющее соперничество воли или ума.

Более того, будет трудно без причины отказать человеку с такими рекомендациями... не говоря уж о его настойчивости. Если только он сам не откажется от этой должности. Но если он желает отказаться, то какого дьявола вообще пришел сюда?

Дженет продолжало терзать ощущение опасности, не оставлявшее ее вот уже много месяцев, однако ее почти безошибочная интуиция не могла вычислить Амхерста, как причину этой опасности. И тем не менее его прислал тот самый человек, который и представлял наибольшую опасность. Человек, более всего на свете мечтающий увидеть ее на виселице, даже несмотря на то, какой это может вызвать скандал.

8
{"b":"13232","o":1}