ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что находилось в подземной части веретена? — спросил Герт.

— Тоже плоскости.

— Странно, что нашлись желающие жить в подземелье.

— Желающие? Не то слово, молодой человек, — блеснул глазами вскочивший с кресла мэр. — Место под землей можно было приобрести только за большие деньги. Чем глубже, тем дороже. Перед переселением, до ликвидации денег, эти места пошли с аукциона.

— И кто же поселился в самом низу?

— Босс! Человек, заплативший миллион.

— В обыкновенном городке нашелся миллионер?

Мэр развел руками:

— Представьте себе.

— Почему все-таки все стремились поселиться в подземной части?

— Понимаете… — мэр наклонился к нему поближе, — это же прекрасное убежище на случай войны с Эгосом…

— Очень интересно, — заметил Герт. — Но самое интересное, конечно, то, что вам удалось организовать жизнь без денег.

— Мы производили продуктов и товаров достаточно, чтобы удовлетворить спрос наших жителей, — ответил мэр без особого энтузиазма.

— Что ж, — сказал Герт, — прекрасный город! Мэр даже руками замахал:

— Кошмарный! Там такое началось! Мне пришлось издать указ о запрещении веревочных лестниц — все стали изготавливать веревочные лестницы.

— Веревочные лестницы? — удивился Герт.

— Все дело в лифте, — вздохнул мэр. — Представьте себе конструкцию города: веретено: внутри, вдоль стен как челнок, движется лифт; к нему от каждой плоскости ведут тоннелей — как спицы колеса — к втулке. Магазины находятся на нулевой плоскости, на поверхности земли. Там же живут продавцы и прочие торговые работники. Когда есть вызовы, лифт сначала поднимается на самый верхний этаж, потом начинает спускаться, забирая пассажиров поочередно с каждого этажа. Наполнившись, привозит людей на нулевую плоскость. Затем опускается до самого нижнего этажа и, поднимаясь вверх, забирает пассажиров с каждого подземного этажа и доставляет их на поверхность земли к магазинам. Поэтому утром, когда открываются магазины, первыми у дверей оказываются те, кто живет либо глубоко под землей, либо высоко в надземной части. Вот некоторые и стали изготавливать веревочные лестницы, чтобы под покровом ночи спуститься раньше других на землю и занять очередь в магазины. — Мэр вздохнул. — Сначала я ввел систему штрафов и контролеров, потом пришлось издать строгий указ о веревочных лестницах… Все равно нарушали.

— Позвольте, — удивился Герт, — вы же сказали, что товары все получали бесплатно и было их в достаточном количестве… Зачем же людям рисковать?

— Я же говорю — несознательный народ! Например, вдруг всем захотелось иметь серебристо-голубые гудящие шары. — Мэр с досадой кивнул в сторону шара под сводами зала, нажал какую-то кнопку на столе — и шар, засветившись, начал глухо гудеть. — Откровенно говоря, это гудение действует на нервы, — смущенно признался мэр и выключил шар. — А жители города из-за этих шаров до драки доходили…

— А для чего такие шары нужны? — спросил Герт.

— Просто так, — пожал плечами мэр.

— Значит, шаров все-таки не хватило для всех?

— Дело в том, что вокруг нашего экспериментального города находились самые обыкновенные города. А там по-прежнему все — за деньги. Им надо было расширить сферу сбыта. Некоторые свои товары мы обменивали на те, которые производились в соседних городах. Они поступали к нам небольшими партиями. Вот одна фирма и преподнесла нам вагон этих шаров. Что тут началось! Мне все завидовали, что я живу на самом верху, имею прямое сообщение с магазинами, а ведь совершенно напрасно. Представляете, стоишь на самом верху, город вертится, ветер дует, тебя так крутит, что голова кругом идет. Вот и перелом. — Мэр показал на свою ногу и продолжал: По-моему, босс устроился намного лучше. Но его у нас жалели: бедный, света белого не видит… А на меня пальцем показывали — себе в первую очередь шар достал. И босс достал. Ну и что? Какой толк от этого шара?

— Зачем же вы его приобрели? — спросил Герт.

— Жена попросила, — вздохнул мэр. — Видела такой у своей тетки в соседнем городе.

В дверь постучали.

— Приема нет! Нет! — закричал мэр, обращаясь к стоявшему за приоткрывшейся дверью. Кто-то кашлянул, и дверь захлопнулась. Опять, наверное, изобретатель, подумал Герт.

— Вот вы, молодой человек, все время говорите «предвидеть», — вернулся мэр к начатому разговору. — Вам, наверное, лет сорок пять, не больше? Герт кивнул.

— Вы родились на Альтрусе?

— Нет.

— Значит, вы из переселенцев. Грандиозный эксперимент! И все-таки стоило не учесть лишь одно незначительное обстоятельство, а какие непредсказуемые последствия!

Странно, что он называет катастрофу «незначительным обстоятельством», подумал Герт.

— Катастрофу, конечно, нельзя было предвидеть… — начал он.

— Какую катастрофу? — спросил мэр удивленно.

— Ту, которая произошла при переселении, — удивился в свою очередь Герт.

Как-то странно посмотрев на него, мэр сказал:

— Значит, вы ничего не знаете…

В дверь опять постучали.

— Нет, это невозможно! — воскликнул мэр.

Услышав покашливание, Герт обернулся и увидел вошедшего изобретателя. Глаза его лихорадочно блестели.

— Сегодня вы обязаны принять меня, больного человека! — прохрипел он. — Иначе я буду жаловаться, что вы игнорируете общегородской праздник День здоровья!

Мэр от неожиданности на миг потерял дар речи.

— Я еще зайду к вам, — решил Герт оставить их наедине.

Вернувшись в гостиницу, Герт обнаружил, что там появились новые жильцы. В холле за шахматным столиком сидели двое мужчин, погрузившись в обдумывание ходов, третий стоял рядом, наблюдая за игрой. От нечего делать Герт остановился рядом с играющими и разглядывал не столько игроков, сколько болельщика. Маленького роста, совершенно лысый, с каким-то фанатичным блеском в глазах, держался он очень важно.

— Играете? — спросил он высокомерным тоном.

— Немножко, — ответил Герт.

— Я буду играть только с победителем! — важно заявил коротышка.

Закончив партию, проигравший молча уступил место за столиком. Герт без труда обыграл победителя и взглянул на коротышку. Тот произнес:

— Сыграйте еще круг.

Герт снова обыграл и первого и второго партнера и, утратив интерес к игре, собрался уходить.

— Подождите! — остановил его коротышка. — Теперь я сыграю с вами.

Когда фигуры были расставлены, коротышка сказал:

— Только я предлагаю сыграть по иным правилам!

Он бросил на шахматную доску игральные кости и заявил:

— Каждый раз бросаем кости, и у кого выпадет больше очков, тот и будет делать ход.

Сумасшедший, подумал Герт, и осторожно спросил:

— Позвольте! Зачем же так? В таком случае игра теряет смысл.

— Напротив! — упрямо возразил коротышка. — Именно в таком случае она его приобретает!

Партия закончилась молниеносно. После двух ходов Герта противник получил возможность сделать четыре хода подряд и самодовольно объявил:

— Мат!

Герт поднялся со стула.

— Ну, что скажете? — победоносно спросил коротышка. — Вы играли лучше всех, но счастье улыбнулось мне, и поэтому я победил.

Он поднялся вслед за Гертом по лестнице.

— Извините, — не выдержал Герт. — Я не могу понять, зачем вам понадобилось нарушать правила игры?

— Он ничего не понимает! — закатил круглые глаза коротышка, От радости он чуть ли не плясал на месте. — Молодой человек, вы ничего не понимаете в жизни!

Герт онемел от неожиданности.

— Почему вы так считаете? — наконец спросил он.

— Вы думаете, что эта игра — шахматы? Это — сама жизнь! Жизнь — где случай решает все!

Он остановился перед своим номером и, по-видимому, уже забыв о Герте, пытался открыть ключом дверь, мурлыкая себе под нос какую-то песенку.

Внезапно Герта осенило, как возразить сопернику:

— Случай помог вам выиграть одну партию. Но вы уверены, что сможете победить, играя целый матч?

Коротышка замолчал и сник прямо на глазах, даже, казалось, стал еще меньше ростом.

16
{"b":"132329","o":1}