ЛитМир - Электронная Библиотека

— Матч? — повторил он растерянно. — Об этом я не думал… — Он схватился за голову и простонал: — Неужели все начинать сначала?

Герт одиноко сидел в номере, не зная, чем заняться, когда вдруг в коридоре послышались шаги, остановились у его двери, раздался стук, и дверь приоткрылась.

— Входите! — обрадовался Герт, увидев изобретателя. Вслед за ним появился еще какой-то подозрительный, небритый тип.

— Не помешаем? — спросил изобретатель еле слышно и закашлялся. — Не бойтесь, это не заразное. Хронический бронхит, приобретенный в холодном коридоре ратуши, — прохрипел он, вытирая слезы платком.

— Ничего, садитесь, — предложил Герт.

— Знакомьтесь, — показал изобретатель на своего спутника. — Консультант патентного бюро…

— Бывший, — вежливо уточнил тот, поклонившись.

— Мы по поводу детектора, — сказал изобретатель, усаживаясь в кресле. — Боюсь, что уедете и я не успею объяснить вам принцип его работы.

— Возможно, я останусь в вашем городе, — задумчиво сказал Герт. — Меня нигде не ждут.

— В бюро прогнозов не обращались? — поинтересовался консультант.

— Обращался:

— Вот они вам и скажут, останетесь или нет.

— Не верится.

— Зря. — Изобретатель высморкался в платок. — Мэр тоже в бюро не верит. Его любимая фраза — «никакой психологии нет!».

— И еще: «Предвидеть ничего нельзя!» — добавил Герт, улыбаясь. — Скажите, мэр наконец принял вас?

— Принял! Выгнал через пять минут. — Изобретатель опять закашлялся.

— Вы извините, — сказал консультант. — Он совсем охрип, — и показал на изобретателя, — он просил меня рассказать вам о детекторе.

Герт достал из тумбочки бутылку коньяка, налил в стаканы и предложил изобретателю:

— Подлечитесь немного.

— Спасибо, — прохрипел тот.

— Сейчас я вам расскажу, — сказал консультант и залпом выпил коньяк. — Все расскажу Про этот проклятый детектор истины. Слушайте. Раньше я работал консультантом в патентном бюро изобретений и открытий, где меня считали неплохим специалистом. Однажды вечером, когда я возвращался с работы домой, меня остановил незнакомый человек и попросил выслушать его, так как он изобрел нечто из ряда вон выходящее. Я посоветовал ему зайти в бюро в рабочее время. Он умолял рассмотреть его изобретение в частном порядке, ссылаясь на то, что официальные инстанции ему не верят. Надо сказать, в бюро наше кто только не приходит. Каждый год двое-трое одержимых приносят новый проект вечного двигателя… Посмотрел я на него: глаза ясные, без фанатичного блеска. Спрашиваю: «Почему вы выбрали именно меня?» — «Потому что ваши показатели мне подходят», — нагло отвечает он и улыбается: «Вы меня не узнаете?»

Смотрю, действительно, где-то встречал этого человека. А когда он достал из кармана микрокалькулятор, вспомнил.

Дня за три до этого возвращаюсь я в кабинет с обеденного перерыва, вижу — на моем столе лежит микрокалькулятор. Я повертел его в руках и еще удивился, что цифры на табло плывут одна за другой. Вдруг за спиной слышу голос одного из посетителей:

— Извините, это мой.

Я отдал ему микрокалькулятор и больше его не видел. И вот теперь он подошел ко мне на улице. «Вы, по-видимому, усовершенствовали микрокалькулятор?» — «Нет, — говорит, — калькулятор — это для маскировки, я вмонтировал в его корпус свое изобретение, детектор истины».

А надо сказать, кто работал в патентном бюро, тот знает: самый верный способ вызвать недоверие к изобретению — это дать ему простое название. Если в названии встречаются малопонятные термины, например: тензорный гиперболохронометрический трансформатор, то бюро отнесется к изобретению серьезно и через год выдаст патент. Но если бы автор этого гиперболохронометрического трансформатора честно назвал его машиной времени, — разговаривать с ним не стали бы.

Ну так вот, я и спрашиваю его, — консультант кивнул в сторону изобретателя: «Детектор истины? Это нечто вроде детектора лжи, что ли?» — «Почему-то все задают мне такой вопрос, — говорит он. — Нет, это устройство, позволяющее вычислить характер человека». — «Как вычислить?» удивляюсь я. Он объясняет: «Возьмите, например, тесты Роршаха, которые используют психологи. Испытуемый должен ответить минимум на шестьсот вопросов. По ответам определяют, какие свойства у него есть, а каких нет. Но эта процедура очень субъективна. А детектор истины, попадая в руки человека, считывает информацию из мозга о поступках человека и вычисляет показатели его ума, хитрости и альтруизма. Максимум — сто, минимум — ноль. Заметьте, это истина, а не субъективное мнение».

— Не может быть! — удивился Герт. — Держишь калькулятор в руках, а информация считывается из мозга?

— Не забывайте, — прохрипел, не выдержав, изобретатель, — что каждая нервная клетка вашего тела связана с мозгом. Схему приемника этой связи я создал за три месяца. Двадцать лет жизни ушло на точное определение, что такое ум, хитрость и альтруизм. — Изобретатель опять закашлялся, и консультант замахал на него руками: — Помолчи! Ну так вот, я его спрашиваю: «А зачем такой детектор вообще нужен?» Он объясняет: «Очень нужен начальникам отделов кадров при приеме на работу. Школьникам при выборе профессии. Вступающим в брак…»

И я, идиот, взялся ему помочь.

— А в нашем городе, где все молчат, детектор — вообще незаменимая вещь, — вмешался изобретатель, не обращая внимания на выпад приятеля.

С сожалением взглянув на него, консультант продолжал рассказывать:

— Достал он свой «детектор» из кармана и говорит: «Перед тем как включать, скажите, как вы сами себя оцениваете. А потом сравним с показателями детектора».

Я соглашаюсь. Не могу сказать, что я полный альтруист, но работаю над собой. Звезд с неба не хватаю, но вроде бы не дурак. Схитрить тоже приходилось… Так что могу рассчитывать на средние показатели по всем трем шкалам. Включаю микрокалькулятор — он показывает: пятьдесят, девяносто пять и семь.

«Это чего же у меня так мало?» — спрашиваю я гостя. Он поясняет: «Пятьдесят — это показатель ума, девяносто пять — альтруизма. Хитрости действительно у вас маловато». Я обижаюсь: «Что ж, по-вашему, я такой простодушный?» — «Бесхитростный, скажем так… — уточняет он и начинает успокаивать: — Не огорчайтесь, самооценка всегда расходится с истиной. Зато какой высокий у вас показатель альтруизма! Именно поэтому я вас и выбрал…» — «Альтруизмом, — говорю, — на нашей планете никого не удивишь. А шкала хитрости у вас, очевидно, недоработана». И вдруг вспоминаю, что родственники часто восклицают: «Какой же ты у нас простофиля!» — «Ладно, — говорю. — Вещь интересная. Только надо бы еще на ком-то проверить». — «Вот и я хотел вас просить, — улыбается он. — Проверьте, пожалуйста, на людях, кого хорошо, знаете…»

На том и расстались, договорившись встретиться на следующий день.

Иду домой и думаю: кого я хорошо знаю? Конечно, жену, родственников, сотрудников. Прикинул показатели моей жены. Хитрости у нее еще меньше, чем у меня. Ума — тоже маловато. А вот альтруизма в избытке. Пришел и рассказал ей о детекторе истины.

«Это что же, такой гороскоп? — спрашивает она, — Ничего не поняла!» С трудом ей втолковал, что это абсолютная истина. «Раз абсолютная, — засмеялась она, — значит, надо к этому и отнестись абсолютно серьезно. Давай завтра утром, на свежую голову и проверим».

А утром, сами знаете, не до этого, на работу надо бежать. Вот я и решил сначала опробовать детектор на своих сотрудниках, прикинув, кто из них самый умный, кто самый хитрый и кто самый бескорыстный. Воспользовался советом этого хитреца, — показал консультант на изобретателя. Оставляю микрокалькулятор на столе кого-нибудь из коллег; только он его возьмет в руки, я подскакиваю: «Извини, это мой. Забыл по рассеянности», а сам смотрю на шкалу.

Рассказчик вдруг умолк, уставившись на бутылку. Герт снова разлил коньяк по стаканам и спросил:

— Ну и как, проверили?

— Проверил, — ответил консультант и залпом выпил, — и понял, что детектор нагло врет.

17
{"b":"132329","o":1}