ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они шли, уступая дорогу всем судам. Главный фарватер прошли на полной скорости, стремясь побыстрей миновать опасную зону.

— Будем шлюзоваться?

— Да, в канале поспокойнее. Здесь вода то прибывает, то убывает, а когда проходят суда, волны бьются о волнорез, так что лодку всю ночь трепать будет.

Они ошвартовали «Бернар», и Ян сошел на берег, чтобы попросить разрешения шлюзоваться. Смотритель разрешил, Ян вернулся и включил мотор. Мотор бодро затарахтел, но лодка не двинулась. Ян прибавил газ, мотор взревел — «Бернар» ни с места.

— Поглядите, как там винт! — крикнул Ян.

Боб свесился с лодки, но вода была мутная, и он ничего не увидел.

— Крутится?

— Не вижу!

— Посмотри, на месте ли он. Может, мы его потеряли?

Мотор работал. Гребной вал, насколько его было видно, вертелся, а «Бернар» стоял. Марк готов был разреветься. И не он один. Где здесь возьмешь винт? И кто им его установит?

— Винт на месте! Я его вижу! — закричал вдруг Боб. — Только он не крутится!

— Что там у вас? — крикнул смотритель.

— У нас авария, — сказал Ян. — Винт не работает.

Им бросили конец с лихтера. Впервые «Бернар» пошел на буксире. Когда вышли из шлюза, Ян отвязал конец, младшие братья сели на весла и направили лодку в спокойную бухточку за причальными мостками. Они так были расстроены, что даже не догадались поблагодарить капитана лихтера, только посмотрели вслед судну, которое уже шло посередине канала. Впрочем, капитан и не ждал благодарности. Взаимопомощь на море — вещь сама собой разумеющаяся.

— Вот у нас и авария, — вздохнул Марк.

— Да, винт сломан или вообще лежит на дне, — откликнулся Ян.

Боб молчал, задумчиво глядя в пространство, потом вдруг прищурился и сказал:

— Ну, хватит ныть. Может, все еще не так страшно.

Они с Яном сняли с кормы настил, и вот пожалуйста, гребной вал перед ними. По виду дефекта не заметно. Ян включил мотор… Ага, точно! Вал вертится только до сцепления.

— Болт сломался, — сказал Боб. — Остальное в порядке. Заменим его и можем двигаться дальше.

Марк тем временем лазил в воде, нащупывая винт ногами.

— Есть, на месте! — завопил он, стараясь перекричать мотор.

— Лезь в лодку, — сказал ему Ян. — Мы уже разобрались.

Узнав в чем дело, Марк предложил вместо болта вставить гвоздь. Но Боб и слышать не хотел.

— На сцепление ложится слишком большая нагрузка, — сказал он. — С гвоздем далеко не уедешь. Нет, надо разведать на берегу, может, кто и возьмется выточить нам такой болт.

— Легко сказать! Где мы найдем нужного человека?

На берегу стоял какой-то мужчина. Они спросили, не знает ли он где-нибудь поблизости слесаря.

— Как же, как же. Идите мимо вон тех деревьев, чуть подальше, у самого канала, живет отличный мастер, он ремонтирует лодки.

Слесарь осмотрел сломанный болт, измерил диаметр, сделал новый, затем отрезал еще четыре заготовки.

— Это возьмите про запас, — сказал он. — На Шельде не всегда их сыщешь.

Ребята заплатили за болт и заготовки и бегом бросились к «Бернару». Боб вставил болт на место.

— Готово, — сказал он. — Крутни-ка, Ян.

Мотор заработал, и «Бернар» двинулся, насколько позволяли причальные тросы. Марк закричал «ура».

Только теперь мальчики почувствовали, как они проголодались. Угорь здорово пригодился. Немного погодя вкусно запахло жареной рыбой. Ян сварил кофе, а Боб нарезал хлеба. Руки у него были в машинном масле, но никто не сделал ему замечания. Ведь это он починил лодку, он у них главный механик, а механик на судне не менее важная фигура, чем капитан.

Сегодня никто не спорил, чья очередь мыть посуду. Испытания сплотили братьев, да и угорь был такой вкусный.

Когда все было убрано, мальчики прошлись по плотине, любуясь Шельдой.

— Вот отремонтируем «Бернар» и сплаваем на Ирсеке. Посмотрим, как там устриц разводят, — сказал Ян. — Там специальный питомник есть.

— А может, прямо завтра? — предложил Боб.

Нет, завтра придется вернуться домой, точнее, в порт. Бернару небось не терпится узнать, как прошел первый рейс. Кстати, он поможет им залатать пробоину.

— В следующий раз уйдем недели на три, — сказал Марк. — Поплаваем в свое удовольствие. Верно, ребята?

Боб хотел спать. Встали-то чуть свет, да еще целый день жарились на отмели.

— Давайте укладываться.

Мальчики надули матрасы, проверили, хорошо ли ошвартован «Бернар», и забрались в спальные мешки. Как же они устали сегодня!

— Папа бы не поверил, — сонно сказал Марк.

— Чему не поверил?

— Что мы так рано спать улеглись.

— Мама, наверное, беспокоится, — сказал Боб. — Ей никогда не понять, как все это здорово.

— Только, чур, родителям ни слова, — предупредил Ян. — Бернар нас выручит.

— А в лодку за ночь не очень много воды наберется? — забеспокоился вдруг Марк. — Не так уж приятно проснуться утром в мокром мешке.

— Матрас-то у тебя надувной, всплывет авось, — сказал Боб. — А не всплывет, тоже не страшно, голова удержит. Знаешь, как здорово держатся на воде пустые ведра?

Вода плескалась у борта. Рядом с «Бернаром» стояло на якоре небольшое речное судно. К нему подошел заправщик и залил баки соляркой.

— Нам бы его запасы, — сказал Марк.

— Это солярка, необразованная ты личность! Она годится только для дизелей. Нам на ней далеко не уехать.

— Ну, ясно. Ты у нас крупный спец по болтам и сцеплениям. Такой мудрец, того и гляди, склероз заработаешь.

Ян хотел было одернуть их, но решил промолчать. Раз братья затеяли перепалку, значит, все идет как положено.

— Спокойной ночи, — сказал он.

Гудки над Шельдой раздавались все реже. После захода солнца на судах зажглись сигнальные огни. Движение заметно сократилось. Стало слышно, как шумят винты судов, огибающих буй у Мидделхата. Но жизнь на реке продолжалась. Днем или ночью — грузы идут к месту своего назначения.

Из каюты слышались сопение и похрапывание.

Ровно в полночь Ян проснулся. Сначала он не мог понять, что с ним такое: все тело ломит, не шевельнуться. Оказалось, он лежит на голых досках; видно, кто-то из его милых братцев выдернул из матраса затычку. Боб, конечно. Обожает глупые шутки. Знать бы наверняка, плеснул бы на него сейчас ведерко забортной воды… А вдруг это он сам нечаянно выдавил дурацкую затычку? Как бы там ни было, пришлось надувать матрас заново.

— Чего пыхтишь? — раздался голос Боба.

— Матрас надуваю. Твоя работа?

— Какая работа?

Вопрос прозвучал слишком уж невинно. Ну погоди, будет и на моей улице праздник!

— Кто вытащил пробку из матраса?

— Тебе, видно, плохой сон приснился. Повернись на бочок и спи.

Придуривается, негодяй!

В семь утра их разбудили удары пневматического молота. Пока Марк вычерпывал набравшуюся за ночь воду, старшие братья решили выкупаться. Вода в реке была прохладная, но погода и сегодня обещала быть отличной.

— Что за климат! — возмущался Ян. — Хоть бы маленький ветерок подул. Опять на моторе придется идти.

— Да здравствует мотор! — гаркнул Боб, отфыркиваясь.

Он нырнул прямо с борта. Ян догнал его и окунул с головой.

— Это тебе за ночную шуточку. Не будешь в другой раз из матраса затычку выдергивать.

Шлюз уже работал вовсю. У входных ворот толпились буксиры, баржи, лихтеры. «Бернар» прошел через шлюз и стал на якорь во внешнем порту. Здесь Ян решил подождать до полудня, тогда можно будет плыть в Антверпен по течению.

Течь оказалась больше, чем они предполагали. Хорошо еще, что погода стояла тихая, иначе им бы не дойти до порта. Пришлось еще раз вычерпать воду. Потом они перелили бензин из канистры в бензобак, позавтракали, и наконец Ян скомандовал:

— Полный вперед!

«Бернар» понесся точно конь, почуявший близость родного стойла. Вскоре показались сигнальные мачты Бодуэнского шлюза.

— За два часа — пятнадцать миль! — с гордостью констатировал Ян.

11
{"b":"13233","o":1}