ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это семь с половиной узлов?

— Да нет. Здесь течение две с половиной мили в час, значит, мы делали пять узлов.

Конечно, не бог весть какая скорость, но все-таки неплохо.

— Спорю, что при хорошем ветре я выжму из «Бернара» семь узлов! — сказал Ян.

Сторож стоял около «Альтамаре». Он явно был чем-то очень взволнован.

— Что это с ним такое? — удивился Боб.

Ян повернул к берегу. Лодка плавно подошла к причалу. Марк спрыгнул и закрепил тросы на тумбах.

— Скорее! — крикнул им Бернар. — Идите сюда. Они опять здесь. На «Альтамаре».

— Кто «они»?

— Да те трое, что меня покалечили.

— Боб, беги позвони в полицию!

— В будке телефон испорчен. Вон, видите, их машина.

У входа стоял черный «форд».

— Чего им опять понадобилось?

— В машинном отделении рыскали и офицерские каюты начисто разломали.

— До автомата далеко?

— Автоматов здесь нет, но можно позвонить от начальника пристани.

Боб помчался к пристани.

— Они меня не видели, — сказал сторож, — но я сразу узнал их машину. И еще их узнал один грузчик. Они поднялись на пароход, а я спрятался здесь. Потом попытался позвонить в полицию, но телефон не работает.

Занятые разговором, Ян и Бернар не заметили, что Марк исчез. На дороге показалась красная спортивная машина.

— Полезли наверх, — сказал Ян. В руке у него был обрезок железной трубы, и он размахивал им, словно полицейской дубинкой.

— Знаешь, я уже не так молод, — с сомнением сказал сторож. — К тому же я уже разок побывал в больнице.

— Но Боб, наверное, успел дозвониться в полицию, сейчас они будут здесь.

Тут появился Марк. Оказывается, он подкрался к «форду» и проколол покрышки.

— Всю жизнь мечтал проколоть кому-нибудь покрышки, просто не мог упустить такой случай.

Блондин и Усач спешили к сходням.

— Являются сюда, как на работу, — ворчал Бернар. — Сегодня в трюме машины снимали, так эти типы вкалывали, что твои грузчики.

…Боб, задыхаясь, ворвался в контору начальника пристани:

— Разрешите позвонить. Надо вызвать полицию. Очень срочно. Можно?

— Сначала расскажи, в чем дело.

— На борту «Альтамаре» сейчас те трое. Те самые, что покалечили сторожа…

Начальник пристани разрешил ему позвонить. И вот уже две дежурные машины и «джип» портовой полиции с воем мчатся к корабельному кладбищу. Рыбаки и прохожие только головой качают, глядя им вслед.

Ян полез по сходням. Уж он выяснит, что там происходит. И пусть только попробуют ему помешать, не обрадуются. Он поднялся на палубу, когда полицейские машины въехали в ворота. Одна стала у кормы, вторая — у носа «Альтамаре», а «джип» подъехал к сходням.

— Сойдите вниз, молодой человек! — скомандовал полицейский комиссар.

Приказ комиссара прозвучал так строго, что Ян не посмел ослушаться, хотя ему очень хотелось заглянуть в машинное отделение. У фальшборта стояли Блондин и Усач. Лучи заходящего солнца освещали темный провал люка машинного отделения.

— Спокойно, — сказал комиссар. — Вылезайте по одному.

Внизу показались три растерянные физиономии.

— На вашем месте я не делал бы глупостей, — холодно продолжал комиссар. Он расстегнул кобуру и положил руку на револьвер.

Бандиты молча поднялись по крутому трапу. Затем странная процессия по сходням спустилась на землю. Усач втолкнул в машину замыкающего.

Сторож подошел к Блондину:

— Что же все-таки здесь творится?

— Долгая история, — ответил тот. — Такая же старая, как сам «Альтамаре».

Но мальчики окружили Блондина, который теперь казался им гораздо симпатичнее, и он стал рассказывать:

— Перед войной с борта «Хагеланда» была похищена большая партия промышленных алмазов и бриллиантов. Только капитан знал шифр несгораемого шкафа, и только он один имел от него ключи. Однако кому-то удалось вскрыть сейф, не оставив следов. Кражу обнаружили лишь на восьмой день пути. Судно находилось тогда в открытом море, и мы не очень беспокоились, считая, что вор от нас не уйдет.

— Кто это «мы»? — спросил Боб.

— Международная страховая компания.

— Ну, а дальше что было? — Слушатели сгорали от нетерпения.

— Алмазы исчезли бесследно. Мы были уверены, что они похищены кем-то из экипажа, и даже арестовали одного офицера и главного электрика, однако вынуждены были отпустить их за недостатком улик. Возникло предположение, что алмазы вообще не попали на пароход, но капитан и старший помощник видели их собственными глазами. Кроме того, были документы, подтверждавшие сдачу драгоценного груза на судно.

Началась война, а алмазы так и не нашлись, хотя их усиленно разыскивали. Позже, когда судно уже было переоборудовано в военный транспорт, во время пожара в машинном отделении обнаружили часть исчезнувшей партии. Алмазы лежали в нефтяной цистерне. Все остальное плюс бриллианты на большую сумму, казалось, исчезло бесследно.

Обстановка не позволила демонтировать все машинное отделение. Союзники остро нуждались в кораблях, Мы примирились с этим, потому что недосягаемые для нас драгоценности были недосягаемы и для воров. Но однажды в Ливерпуле была совершена попытка взлома, причем не в машинном отделении, а в салоне. Этот факт натолкнул нас на мысль о том, что часть алмазов могла быть спрятана в салоне, который ни разу не переделывался. Вор оказался членом экипажа. Он упорно стоял на том, что был пьян и искал в салоне виски. Все эти годы страховая компания не спускала глаз с «Хагеланда», и можете себе представить, как все были довольны, что судно не погибло во время войны. Сколько раз мы обыскивали его, и все напрасно. И вот теперь, когда «Хагеланд», то есть «Альтамаре», очутился на корабельном кладбище, у нас появился еще один, и последний, шанс найти пропавшие сокровища. Загадали мы вам загадку, верно ведь?

— И не только мне. Господин Фербекен тоже поломал голову. А мальчики переворошили горы газет, надеясь узнать тайну «Альтамаре».

— Вот даже как!

— Но про кражу там ничего не было, — сказал Ян. — А то мы бы сами занялись поисками.

— И тоже угодили бы за решетку, — подхватил Боб. — Нет уж, спасибо!

— Из газет вы и не могли ничего узнать, — сказал Блондин. — Все держалось в строжайшей тайне.

— Ну, и как же, нашли алмазы? — спросил Бернар.

— Ни в мебели, ни в обшивке мы ничего не нашли. Страховая компания понесла немалые убытки. Зато в машинном отделении кое-что обнаружили. Вчера краны подняли два цилиндра и пожарную установку. Тут нам и удалось наконец добраться до старой электропроводки, к которой после переоборудования никак не могли подлезть.

— И что же?

— В коробке счетчика мы нашли остальные алмазы.

— Ловко! — восхитился Бернар. — Ну, а те трое, как они обо всем пронюхали?

— В курсе был, собственно, только один, тот, что постарше. Двух других он просто нанял себе в помощь. У этого типа грязное прошлое, и, как только он появился в стране, он был опознан службой безопасности. Это произошло за два дня до прихода «Альтамаре». Выяснилось, что он был среди пассажиров «Хагеланда», когда пропали алмазы.

— Его посадят? — спросил сторож.

— Это не по моей части, — сказал Блондин. — Но уж за твое увечье он ответит перед законом. Можешь быть спокоен.

— Но ведь с лестницы меня спустил не он.

— Не имеет значения.

— Слава богу, что с этим покончено, — вздохнул Бернар. — Можно без опаски ходить по верфи. А то, я признаться, здорово трусил.

Усач ждал возле машины. Ему, видимо, не терпелось уехать. Но сторож все не отпускал Блондина. Он хотел узнать, нашлись ли бриллианты.

— К сожалению, нет, — сказал Блондин. — Вот допросим троих молодчиков, может, что-нибудь прояснится.

Едва Блондин сел, как Усач дал с места полный ход.

— Пока! — крикнул Блондин.

— Да-а, дела! — вздохнул Бернар. — Этакое богатство хранилось, а я и знать ничего не знал. Хоть бы предупредили.

12
{"b":"13233","o":1}