ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Им важно было поймать грабителей, вот и не хотели рисковать, — сказал Ян. — Они-то свое дело сделали, а мы…

— А что вы?

— Нас выбросило на банку, в борту образовалась течь, так что лодку надо ремонтировать.

— Пошли, — сказал Бернар.

Они сделали из троса две большие петли — стропы — и положили их около «Бернара». Потом приготовили подпорки из деревянных брусьев. Завтра сторож попросит крановщика вытащить «Бернар» на сушу, тогда они посмотрят, что нужно сделать.

А пока ребята рассказали сторожу обо всех своих приключениях. Он немного поохал, услышав, как волны швырнули «Бернар» чуть не на середину банки, но ведь в плавании как раз самое интересное — такие вот приключения и мелкие поломки.

Марк тоже считал, что они преувеличивают свои беды. Подумаешь, промок фотоаппарат, разбит термос…

— А течь?

Ничего страшного, Бернар уже видел.

Да, вот еще румпель треснул. Видно, дерево совсем гнилое.

Ян протянул сторожу румпель. Сторож ударил им по камню, румпель переломился, и из него выпали коричневые кожаные мешочки. Один из них развязался и… Что за наваждение? Бриллианты!

То были пропавшие драгоценные камни, столько лет пролежавшие в выдолбленной ножке стола.

Сторож побледнел как смерть. Ведь это он утащил злополучную ножку. А Ян преспокойно плавал по Шельде, не подозревая, что держит в руках несметное богатство. В самом буквальном смысле слова! И если бы не приключение на банке, никто бы ничего не узнал. Подумайте! Только что они говорили об этих бриллиантах, и вот они упали к их ногам.

Марк подобрал мешочки, а Бернар разбил злополучный румпель на мелкие куски.

— Надо скорее звонить в полицию, — сказал он хрипло.

Боб уже мчался к пристани.

— За находку, наверное, полагается хорошее вознаграждение.

— Конечно. Ты сможешь бросить работу и будешь жить с семьей, — сказал Ян.

— А я тут при чем?

— Мы же поделим деньги поровну. Ножку-то нам дал ты.

Бернар покачал головой:

— Нет уж, я отсюда не тронусь.

— Все равно поделимся по-честному.

— Купили бы себе новую лодку. Парусную яхту, а?..

— Нет, нет! — поспешил возразить Ян. — С «Бернаром» мы ни за что не расстанемся, если, конечно, ты не откажешься его залатать. Ты ведь теперь такой богач!

Боба долго не было. Наконец они увидели, что он со всех ног бежит обратно.

— Начальник пристани мне не поверил, — едва отдышавшись, выпалил Боб. — Говорит, вы все там с ума посходили. К счастью, удалось поймать комиссара. Они уже едут сюда. Блондин тоже.

— Хорошо бы он подвез нас к дому на своей машине, — сказал Марк. — Вот папа удивится!

Часть вторая

АКВАЛАНГИСТ

— Это квартира Петерсов? — спросил монтер с телефонной станции.

— Ага, — сказал Ян. — Сейчас я позову папу.

На стук в дверь в переднюю выглянули Боб и Марк. Этим только бы не сидеть за учебниками! Но когда отец поинтересовался, почему они болтаются в передней, разве им больше нечего делать, они обиделись. А вдруг это кто-нибудь из их класса, а ему нужно что-то спросить или рассказать — мало ли что может понадобиться во время экзаменов.

— Я пришел поставить дополнительную розетку, — сказал монтер. — Где будем делать?

— Возле моей кровати. Видишь ли, мне часто звонят ночью, и, пока я спущусь вниз, звонки успевают разбудить всю мою семью.

Монтер тщательно осмотрел дом, проверил толщину стен. Они возились так долго, что Ян успел расправиться с английской литературой. Потом монтер стал разматывать провод.

— А звонок зачем? — спросил отец.

— Так положено, раз мы ставим дополнительную розетку, — сказал монтер.

— Но это же не звонок, а какое-то чудовище! — раздраженно воскликнул отец.

Монтер возмутился:

— Зато вы получаете его совершенно бесплатно!

— Да не об этом речь. Я не просил ставить мне новый звонок, мой работает вполне исправно.

— Не будет звонка, не будет и розетки, — отрезал монтер.

Ян затаил дыхание. Со своего места он не мог видеть отца, но чувствовал, что он вне себя от ярости.

— Почему же?

— А потому, — сказал монтер. — Правило такое.

В комнате стало совсем тихо. Что-то будет? «Почему? А потому». Нет, такого отец не потерпит. Ни от кого. Будто грозовая туча нависла на домом.

— Ну, вот что, уважаемый, — сказал отец. — Я заказывал дополнительную розетку, чтобы поставить ее возле моей кровати. Я не заказывал никаких звонков. А эта штука, что у тебя в руках, годится разве что для казармы. Это не звонок, это набат. И будь он трижды бесплатный, я не намерен терпеть его в моем доме. Этак завтра, если я попрошу переменить мне номер, кому-нибудь из твоего начальства взбредет в голову поставить здесь сирену. Этот звонок мне не нужен!

— Тогда я пошел, — сказал монтер.

В дверях показалась мать. Она, конечно, слышала весь разговор.

— Добрый день, — приветливо поздоровалась она. — Вы пришли поставить розетку? Очень хорошо. А то я часто не слышу телефона, когда вожусь на кухне.

— Ты хочешь, чтобы здесь установили этот чудовищный механизм?

— А он дорогой?

— Он бесплатный, хозяйка, — сказал монтер. — А ваш муж не хочет его ставить.

— Может, у вас есть звоночек поменьше? Ну, вроде велосипедного.

— Нету, хозяйка, — с сожалением ответил монтер. — Они все стандартные.

— Интересно, кто их выпускает? — сказал отец.

— Не я, — сказал монтер.

Тем временем мать осмотрела все кругом, подыскивая местечко, где злополучный звонок не так бросался бы в глаза.

— А нельзя поместить его за занавеской?

— Пожалуйста, — сказал монтер. — А еще я могу так сделать, что он не будет звонить, и у вас с ним вообще никаких хлопот не будет. Или сами засуньте под язычок бумажку, и все дела.

Прежде чем заговорить, отец с шумом втянул в себя воздух.

— Итак, звонок должен быть установлен, но работать ему не обязательно. Ты продырявишь мне стены, а потом постараешься сделать так, чтобы звонок не звонил. Ну уж нет! Здесь не сумасшедший дом.

— Для чего же все-таки нужен этот звонок? — с интересом спросила мать.

— А вот смотрите: если я поставлю вам розетку, вы, значит, можете взять аппарат и унести его наверх и при этом можете забыть, что надо воткнуть вилку, ясно? (Матери было ясно.) Ну вот, кто-нибудь станет вам звонить, а вы не услышите…

— Эту опасность я не предусмотрел, — иронически усмехнулся отец.

— Не в том дело. Если вам звонят и не соединяется, то начинают звонить на Центральную и спрашивать, работает ли у вас телефон, и нам приходится идти проверять, понимаете?

— Нет, — сказал отец, — ничего не понимаю.

— У нас и без того забот хватает, зачем нам еще осложнения из-за халатности абонентов! — гордо сказал монтер.

— А со звонком, значит, все будет в порядке?

— Ну конечно. Звонок же звонит. Воткнули вы вилку или не воткнули, он все равно звонит.

— А если сунуть под язычок бумажку?

— Все равно он звонит, только вы не слышите. Но на Центральной знают, что телефон у вас в порядке, и нас не пошлют чинить исправный аппарат.

— Вот теперь понятно, — сказал отец. — Хотя он все-таки слишком громоздкий. Почему же ты сразу не объяснил?

— Каждый раз все объяснять — работать некогда будет. — И монтер принялся за дело.

Отец ретировался во двор, мать ушла на кухню, а братья окружили монтера, который начал сверлить в стене отверстие.

— Ну и звоночище! — восхитился Марк.

— Вас только не хватало! Куда ни придешь, все ругаются. Я, что ли, их выдумал!

— Папа сегодня не в духе, — сказал Ян. — Вы не обращайте внимания.

— Воображала! — пискнул Марк.

— У вас небось экзамены? — спросил монтер.

— В этом роде, — сказал Боб.

— Я тоже всегда нервничаю, когда у моих ребят экзамены. Подай-ка мне молоток.

— Это ваши ребята должны нервничать, — сказал Марк. — Хорошо бы, иногда устраивали экзамены родителям и учителям, а то как-то несправедливо, что мы сидим взаперти, когда на улице солнце и ветер как раз такой, как надо. Прокатиться бы сейчас под парусом!

13
{"b":"13233","o":1}