ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, танкер не может затонуть?

— Затонуть-то он может, конечно, но бывали случаи, когда шторм ломал танкер пополам и обе половинки на плаву оставались.

— Воображаю, — сказал Боб, — капитан выходит на мостик и видит, что у него осталась только половина судна. — И он изобразил незадачливого капитана, который, приложив руку козырьком ко лбу, тщетно вглядывается в горизонт: «Куда же делось машинное отделение?»

— Да, да. Такое не раз бывало, — повторил сторож. — А теперь давайте вниз, пока в танк не свалились.

Они спустились на землю, и Ян спросил у сторожа, можно ли на такой вот спасательной шлюпке поставить каюту, чтобы во время летних каникул плавать на ней, как на яхте.

— Почему нельзя, все можно, — сказал сторож. — Не знаю вот только, справитесь ли. Потрудиться придется как следует. Прежде всего побывайте на лодочной станции, посмотрите, какие бывают яхты, как они построены; например, какой высоты у них каюта. Слишком высокую делать нельзя, она будет мешать при ветре. Да еще много есть такого, над чем придется поломать голову.

— Я уже ходил с ребятами под парусами, — сказал Ян. — И дома у меня есть специальная литература.

Боб фыркнул. Он терпеть не мог «ученых слов». Впрочем, он тут же ретировался. Со старшим братом шутки плохи. Это ему было известно.

— А знаете что… — начал сторож.

Ребята встрепенулись, чувствуя, что сейчас они услышат что-то по-настоящему интересное.

— Знаете что… Когда причал освободится, месяца эдак через два, из Южной Америки прибудет сюда один старый пассажирский пароход. У него износились машины. Буксиры уже ушли за ним.

Ян растерялся. Они-то тут при чем?

— Вы что, хотите сбагрить нам целый пароход? — спросил Боб. — Вряд ли наш папа согласится.

— Что ты лезешь! — рассердился Ян. — Дай человеку договорить.

— Да пусть его, — сказал сторож. — Он, видно, у вас самый веселый.

— Такой же весельчак, как и старший братец! — крикнул Марк, предусмотрительно отойдя в сторонку.

— Ну так вот, — продолжал сторож. — На борту пароходов чего только не отыщешь. А вдруг там найдется и приличная шлюпка с каютой?

А ведь верно. Вот было бы здорово! Из спасательной шлюпки им удалось бы соорудить разве что корыто с зонтиком. Старания-то у них хватило бы, а вот знаний да умения с потолка не возьмешь.

— Без каюты по Шельде много не наплаваешь, — продолжал сторож. — В лодку всегда вода набирается — и дождь и волны от морских судов захлестывают. Вот и получится, что неделю с мокрыми ногами будешь сидеть. Что хорошего? А на пассажирских судах шлюпки обычно добротные.

Сторож рассказал ребятам историю этого парохода, немало повидавшего на своем веку. Во время войны союзники использовали его как транспорт для перевозки частей в Атлантическом океане. И никогда он не плавал с конвоем, только в одиночку, но подлодкам ни разу не удалось его торпедировать, потому что он развивал скорость до восемнадцати узлов. А самолеты противника он и близко не подпускал. К концу войны, когда на верфях стали один за другим спускать на воду новые суда, его переоборудовали в плавучий госпиталь.

А еще до войны, когда он ходил на одной из пассажирских линий, его экипаж спас в шторм команду потерпевшего аварию греческого судна. Капитан поставил пароход носом против ветра и приказал вылить за борт нефть, чтобы утихомирить волны. Только после этого удалось спустить на воду шлюпки и снять людей с тонущего судна. Об этом много писали в газетах. Но это еще не все…

Ребята придвинулись поближе. Вот сейчас они услышат воспоминания очевидца о морском бое, о том, как пассажирское судно потопило целую вражескую флотилию или, протаранив парочку подлодок, отправило их на дно.

Но сторож сказал только, что пароход получил серьезные повреждения, столкнувшись с другим судном.

В рейсах чего только не случается, всего не упомнишь.

— А как он называется? — спросил Ян.

— «Альтамаре», — ответил сторож.

Название ребятам понравилось. «Альтамаре»! На них словно повеяло вдруг жарким дыханием тропиков. Да-а, пассажирский пароход с такой биографией — это вам не танкер. Теперь им и смотреть не хотелось на его неуклюжие спасательные шлюпки. Сторож заметил их настроение.

— У этого танкера своя история, — сказал он. — Он не так стар, как «Альтамаре», но послужил людям не меньше. Если посчитать, сколько раз он заполнил вот те нефтебаки…

Мальчики посмотрели на ряды выстроившихся, словно в боевом порядке, внушительных нефтебаков, а сторож поднял уголок брезента, прикрывавшего спасательные шлюпки, чтобы ребята могли получше разглядеть их. В каждой шлюпке лежали весла, мачта, парус — в общем, все, что положено. И все было как новое.

«Чего еще искать? — думал Ян. — Не в гонках же нам участвовать. И прочная и не затонет, даже если перевернется…»

— Если на «Альтамаре» не окажется ничего стоящего, мы, пожалуй, все-таки купим такую шлюпку, — сказал он. — Может, я найду плотника, и он поставит нам каюту.

— Подождите лучше «Альтамаре», — сказал сторож. — Куда вам торопиться-то? А там, глядишь, приличный вельбот будет.

Братья по очереди пожали ему руку и попросили разрешения заглянуть еще разок. Да пожалуйста, сколько угодно. По вечерам тут, кроме него, ни души. Мальчики вскочили на велосипеды и покатили домой.

…Теперь, когда их планы определились и отец готов был дать деньги, забила тревогу мать.

В прошлом году, когда Ян отправился со своим приятелем Питом на шаланде, она не возражала: «Пит свое дело знает, да и Ян не маленький. Но Бобу только четырнадцать лет, а Марку двенадцать… Нет, нет, у нее не будет ни минуты покоя! Братьям пришлось тысячу раз поклясться, что они будут очень-очень осторожны, что они вовсе не собираются гробить собственную лодку.

А лодка уже целиком заполнила их жизнь. Дома они без конца повторяли рассказы сторожа, всякий раз с новыми подробностями. Они уже знали, где был построен «Альтамаре», кто был его первым капитаном, знали, что он шутя развивал скорость в восемнадцать узлов и что незадолго до войны в устье Темзы на него налетело судно. А однажды «Альтамаре» получил тяжелое повреждение, столкнувшись на севере с айсбергом. Отец кое-что слышал об этом. До войны об «Альтамаре» часто писали в газетах.

Каждый четверг братья на велосипедах отправлялись в порт. Раньше, бывая там, они подолгу смотрели, как грузят и разгружают суда. Теперь же они сломя голову мчались туда, где сварщики автогеном разрезали на части танкер.

Если шел дождь, они прятались в штурманской рубке, которую целиком сняли с танкера и поставили среди металлолома вместо сторожки. Отсюда прекрасно был виден весь порт. Сторож учил их вязать узлы — от простого до самого сложного. Через месяц они уже вязали отличные сгоны и критически оглядывали веревочные снасти на речных судах. Сторожа они теперь запросто называли Бернаром.

— Ну вот, — сказал им как-то Бернар, — в следующее воскресенье прибывает «Альтамаре». Если не поленитесь встать пораньше и прокатиться на велосипедах в Дул, то сможете вдоволь на него насмотреться. А в понедельник утром приезжайте сюда, тогда вы будете первыми покупателями.

— Разве старые суда кого-нибудь интересуют?

— Еще как! Каждому хочется что-нибудь приобрести. Один жаждет украсить крыльцо навигационным фонарем, другой охотится за дорогой древесиной. Пароход еще не прибыл, а все красное дерево с него уже продано. Трубы, медь, бронзу, кресла, шезлонги — все как есть раскупят.

— Мы приедем. Обязательно приедем первыми. А в воскресенье будем ждать «Альтамаре» в Дуле.

…Погода в воскресенье выдалась отличная. На дамбе было много гуляющих, по улицам деревушки маршировал духовой оркестр, и звуки медных труб разносились над зелеными полями и голубой водой. Настроение у всех было праздничное. Марк то и дело подбегал к краю дамбы и всматривался в даль, надеясь первым увидеть долгожданный «Альтамаре».

Тем временем начался прилив. Шельда вздулась, и яхты из Лилло устремились в свою гавань. В волнах, поднятых морскими судами, заплясали сигнальные буи, на дамбу стали залетать брызги. Рыбачьи лодки, словно заслышав зов моря, сновали взад и вперед.

2
{"b":"13233","o":1}