ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не бросай в воду! Ты мне всю рыбу распугаешь.

Слишком поздно. Все утро Марк терпел насмешки и издевательства. Хватит с него. И вот… Красный цилиндр описал короткую дугу и шлепнулся в воду. И в тот самый момент, когда он коснулся воды, раздался взрыв. Огромный водяной гриб обрушился прямо на Марка.

Оглушенные взрывом, мальчики бросились на землю. Боб крепко сжимал в руках спиннинг. Марк испуганно озирался по сторонам. Он был мокрый насквозь.

Точно разъяренный лев, примчался Ян и обрушился на братьев, еще не успевших опомниться от потрясения.

— Что вы здесь натворили?

Марк вскочил и бросился наутек. Он-то знал тяжелую руку старшего братца. Боб спиннингом ткнул вслед убегающему Марку:

— Он пустил в воду «заводного клопа». Будто подземное газохранилище взлетело на воздух, правда?

Но Ян желал знать все подробности. Без шуточек и без уверток.

За каким дьяволом понадобилось Марку бросать в воду старый проржавевший фонарь? Ведь он начинен карбидом. И вообще в порту запрещается бросать в воду разные предметы.

К берегу, где они стояли, приблизился маленький буксир. Капитан его грозно осведомился, что за дурацкие шутки они себе позволяют. Неужели им больше нечем заняться, как только пугать добрых людей?

Ян крикнул, что это, мол, не они, но капитан уже опустил рупор и направил свое судно в другую сторону, где лихтер ждал их помощи.

— Ну, вот что, кончайте валять дурака и отправляйтесь на лодку! — сердито сказал Ян.

— А мы еще сюда вернемся? — не унимался Боб. — Имей в виду, у меня мало наживки…

— Ладно, к вечеру, может, вернемся. А сейчас поплаваем под парусами. И переоденьтесь. С вас прямо течет.

Боб отвязал тросы, и легкий бриз наполнил парус.

Подгоняемый легким западным ветром, «Бернар» покинул свою обычную стоянку. Ян постарался сразу же выбраться на свободное пространство, чтобы лучше использовать силу ветра. Приятно было чувствовать в руке корабельную снасть. Над головой у него хлопал большой парус, которому, видно, тоже хотелось, чтобы ветер дул посильней.

В Леопольддоке Ян сделал несколько кругов, дожидаясь, пока поднимут мост для рейнской баржи. Сколько раз он осматривал эту набережную! Наверное, раз двадцать, и ничего подозрительного не удалось заметить. И все же он то и дело зорко поглядывал в ту сторону, где перегружали товары на речные суда.

Команды на земснарядах и буксирах уже знали «Бернар», с моста Яна тоже приветствовали, когда он проходил мимо. У первого моста баржа задержалась, и Ян, воспользовавшись моментом, сумел проскользнуть, срезав ей нос. У настоящих моряков этот маневр, выполненный быстро и четко, вызвал бы восхищение. Здесь же, в Альбертдоке, в мире железа, стали и пыли, каждый занят своим делом, и «Бернар» для них — всего лишь забавная игрушка.

Поравнявшись с холодильником, Ян был вынужден включить мотор, потому что высокие суда и здания на берегу преграждали путь ветру. Широкими складками опустились паруса, и флюгер на мачте повис почти вертикально.

— Нам надо срочно запастись горючим, — сказал Боб.

Он сунул Яну под нос палку, которой проверял уровень бензина в баке, и держал до тех пор, пока Ян не буркнул:

— Ну вижу, вижу!

— Где будем заправляться?

— В третьем доке.

— Почему не во втором?

— А почему именно во втором? — спросил Ян, сдерживая раздражение.

— Потому что там ближе к бензоколонке и потом там можно купить жареной картошки.

Марк тут как тут. И, как всегда, ужасно голодный.

— Пакетик жареной картошки и рубленый бифштекс — и я стану другим человеком!

— У этого парня одна забота, — сказал Ян, направляя «Бернар» ко второму доку.

Он нашел удобное местечко позади небольшого английского каботажника, дожидавшегося погрузки.

В док вползала баржа под швейцарским флагом. Если она встанет борт о борт с англичанином, «Бернар» окажется в ловушке.

— Смывался бы ты отсюда, парень, — сказал дежурный с пристани.

— Я и сам об этом думаю. Да вот мои братья сошли на берег и вернутся не раньше чем через полчаса.

— Если ты не уйдешь сейчас, тебе уже не выбраться: «Бель ами» встанет рядом с каботажником и будет разгружаться.

— А можно мне подождать вон в той стороне?

— Можно, но недолго. Туда тоже придут суда.

Ян провозился некоторое время, пока отвязывал швартовы и запускал мотор. Вахтенный на барже трижды давал ему понять, чтобы он убирался, — капитан, мол, сердится. Какая-то собачонка вроде шпица носилась взад-вперед по палубе и тявкала, всячески выражая свое негодование. Так что пришлось убираться.

Там, где теперь встал «Бернар», было просторнее, но для Боба с Марком это означало лишний конец с полными канистрами. Легко себе представить их лица, когда они обнаружат, что он уплыл, не предупредив их.

Пожалуй, лучше пойти им навстречу.

Не успел Ян сойти на берег, как увидел Боба, стоявшего в растерянности под навесом.

— Боб, Боб, Марк, сюда!

Из-за шума мотора и грохота лебедки они не слышали его голоса, но потом увидели, как он машет им точно сумасшедший. Обливаясь потом, они добрались наконец до лодки.

— Ну, спасибо, удружил! — выпалил Боб.

А Марк поинтересовался, не мог ли он выбрать местечко еще подальше.

— Хватит пыхтеть. Не мог я там оставаться. Баржа закрыла выход.

— «Хватит пыхтеть»!.. Я уж готов был съесть рубленый бифштекс, который нес для тебя.

— Точно, — подтвердил Боб. — Это он тебе такую месть придумал.

— Ладно, давай его сюда, пока Марк окончательно не рассвирепел.

Ян принялся есть, а Боб вставил воронку в бензиновый бачок.

— А вкусно, — сказал Ян.

Он смял бумажку из-под бифштекса, скатал ее в шарик и бросил в воду. Шарик из промасленной бумаги поплыл к барже, оставляя за собой на воде узенькую маслянистую дорожку. Марк схватил бинокль, объявив, что намерен проследить путь ракеты, посланной на Луну. И вдруг он сказал:

— Интересно, что там за возня на барже.

— Наверное, ищут «заводных клопов», — съязвил Боб.

— Молчал бы уж! Больше меня сдрейфил. Шлепнулся на пузо и накрылся удочкой. Я тебя даже не сразу разглядел, так ты съежился от страха.

Ян завладел биноклем, и как Марк ни ворчал, что ему не дают следить за полетом ракеты, он и ухом не повел. В бинокль было отчетливо видно всех людей на барже. Двое таможенников стояли в проходе, грузчики открывали люк под мачтой. Тут же метался чиновник в желтой куртке. Капитан и стюард прислонились к рулевой рубке. Грузчики столпились у фальшборта каботажного судна. Трос лебедки закачался над бортом, и укрепленный на его конце крюк опустился в трюм.

— Странно, почему они не пользуются краном? Посмотри, какая у них лебедка. Прямо игрушечная!

— Стоит ли из-за нескольких ящиков арендовать огромный кран. Этим краном можно вытащить из воды все их судно. Ну как, теперь тронемся? Бак полон.

Ян минуту помедлил, потом сказал:

— Нет, постоим еще немного.

— Тогда мы пошли за мороженым.

— Валяйте.

Ящик за ящиком взвивались ввысь и, покачавшись над фальшбортом, скрывались в трюме каботажника. И всякий раз чиновник бросался следом, чтобы записать его номер. Стюард торопливо пробежал и скрылся в носовой части. Но вскоре он снова появился на палубе. Он тащил за собой большой кусок брезента.

Где-то в порту завыла сирена к окончанию рабочего дня. Грузчики один за другим стали покидать баржу. Стюард прошел вплотную мимо открытого трюма и там, возле мачты, прикрыл брезентом какой-то предмет. Как Ян ни напрягал зрение, ему не удалось разглядеть, был ли это ящик или что-то из судового снаряжения. Таможенники и чиновник в желтой куртке оставались на борту английского каботажника, пока люк не был задраен. Молодой матрос с помощником занялись лебедкой. Один из таможенников пошел в рубку, другой топтался вокруг задраенного люка.

«Итак, процедура закончена. Товары в трюме, — думал Ян. — Неужели можно при этом обвести вокруг пальца чиновника, которому поручено наблюдать за погрузкой? Неужели никому из грузчиков не кажется странным, что один или несколько ящиков остаются на палубе? Нет, такого не может быть. А все-таки… Пропадать товары могут только в то время, когда их перегружают с одних судов на другие…»

20
{"b":"13233","o":1}