ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я, конечно, принимаю ваши извинения, но пальцы у меня уже дымятся.

— Боб, запускай мотор. Нам нужно к шестидесятому причалу. Они хотят поставить нам радиотелефон. Я пойду с комиссаром на испанское судно, покажу, как и откуда падал тот матрос. Если будут ставить аппарат без меня, расспроси хорошенько, как с ним обращаться.

— Будет сделано, капитан! — гаркнул Боб. Он щелкнул каблуками и поднял к виску кружку с кофе. — Какие еще будут указания?

— Запускай мотор, остряк, — буркнул Ян.

Что-то, видно, не ладилось с карбюратором или со свечами, но только мотор не заводился.

— Надо было все хорошенько проверить, пока мы стояли в Хансадоке.

— Это от сырости. Зажигание не срабатывает.

— Утром он прекрасно завелся. Бензин-то у нас хоть есть? Аккумулятор скоро сядет.

Наконец со страшным грохотом, испустив клуб дыма, мотор заработал. «Бернар» ловко оторвался от катера, проскочил перед носом у буксира, тащившего баржу, доверху нагруженную коксом, и под поднятым мостом скользнул к причалу номер шестьдесят.

Ян нетерпеливо крутил головой направо и налево. Комиссар где-то задерживался. В порту в это время дня жизнь кипит вовсю. Грузовики, тракторы с прицепами, автобусы загромождали узкие улицы портового района, и, когда мост поднимался, чтобы пропустить очередное судно, образовывалась такая пробка, что даже шофер парижского такси не сумел бы выбраться. К тому же плиты мостовой были мокрые и скользкие от дождя.

Мимо проехала черная машина со включенными «дворниками». Рядом с водителем сидел плотный смуглолицый мужчина. Лицо его показалось Яну знакомым. Машина остановилась у ворот сухого дока. Седок выбрался из машины. На груди у него болтался фотоаппарат с телеобъективом. Он вытащил из бокового кармана экспонометр и направил объектив на судно, стоявшее в сухом доке на ремонте. Черная машина ждала его со включенным мотором.

Лишь запечатлев во всех ракурсах новую обшивку судна, смуглолицый человек убрал аппарат. Шофер открыл пассажиру дверцу. Сквозь запотевшее заднее стекло Ян увидел, как человек закурил трубку. Автомобиль тронулся, выпустив облачко голубого дыма. Из-за этого дыма Ян не смог рассмотреть иностранный номер на табличке. Где же он все-таки видел это лицо?

«Видно, я уже заразился профессиональными пороками, — думал Ян. — Может, это иностранный журналист и ему нужно сделать снимки для какой-то морской газеты. С таким аппаратом, как у него, не обязательно ждать хорошей погоды, чтобы получился приличный снимок. А может, это представитель судоходной компании, которой принадлежит судно, и ему поручено собственными глазами убедиться, что ремонт идет успешно…»

— Погружен в размышления, а, Ян?

Это комиссар. Ян даже не слышал, как подъехала полицейская машина.

— Доброе утро, комиссар. Вот жду вас.

— А я застрял у подъемного моста. Машин там видимо-невидимо.

— Радиотелефон с вами?

— Нет. А на лодке кто-нибудь есть?

— Да, мои братья. Они все знают.

— Все? — переспросил комиссар с сомнением.

— Достаточно, — сказал Ян. — В конце концов они догадались. Не такие уж они темные.

— Ну ладно. Нам надо спешить. «Бимбо» в полдень снимается с якоря.

Машина так резко рванула с места, что Яна прямо вдавило в подушки сиденья.

У молодого полицейского было живое, смышленое лицо, и он улыбался, даже когда втаскивал на борт «Бернара» тяжелый аппарат. Его товарищ был старше и выше рангом. Марк догадался об этом по нашивкам на рукаве, а также по тому, что он и не подумал помочь молодому товарищу. Он нес новенькую, сверкающую никелем антенну.

Лодка закачалась под тяжестью двух полицейских и массивного аппарата, упакованного в грубую парусину.

— Ничего себе махина! Я-то думал, нам поставят миниатюрный переносный радиотелефон, — разочарованно сказал Боб. Он представил себе карманное приспособление, которое в случае необходимости легко спрятать в рукаве. — А эта штука здорово смахивает на пожарный шкаф. С таким сооружением на борту мы поневоле будем привлекать к себе внимание.

Старший из полицейских одобрительно постучал по упаковке, сделанной по принципу спасательного пояса — с пробкой внутри.

— Если эта штука упадет в воду, — сказал он, — она не утонет. Можно не беспокоиться.

— А как с ней обращаться?

— Вы здесь начальник, господин Боб?

— Наш начальник с вашим прогуливается, — сказал Боб. — Но если я не смогу ему рассказать, как обращаться с этим аппаратом, мне крышка.

— Ладно, гляди.

Младший полицейский ловко прикрепил антенну к мачте и размотал шнур со штепсельной вилкой.

— Так не забудь, вызываете «Антверпен Петер», — сказал он на прощанье. — Ясно?

…Ян издалека увидел сияние антенны. «Слишком бросается в глаза, — подумал он. — Надо будет натереть мылом, иначе из нашей охоты за ворами ничего не выйдет». Едва он ступил на палубу, как братья бросились наперебой объяснять ему устройство аппарата, да так подробно и многословно, что он не мог понять ни слова. Не слушая их, он взял инструкцию, проглядел ее, отложил в сторону и скомандовал:

— А ну, не галдеть! Заводите мотор. Мы идем в Хансадок.

Боб совсем расстроился:

— Ну вот! А погода сегодня как раз для угря. Интересно, когда мне наконец удастся подцепить на крючок хоть одного? И чем это вы с комиссаром занимались, а?

— Так, пустяки, — сказал Ян. — Не плачь, половишь сегодня рыбку.

Мотор затарахтел, «Бернар» отчалил от пристани.

Какое это замечательное ощущение, когда «Бернар» идет под полными парусами! Как приятно слышать скрип вантов и каждой клеточкой своего тела ощущать бодрящий воздух польдеров Хансадока! Ян направил лодку к двум большим рудовозам, стоящим возле мостового крана в ожидании погрузки. Едва не коснувшись борта первого из них, он сделал поворот оверштаг. Когда же огни на сигнальной доске скрылись за трепещущим фоком, ветер наполнил грот, «Бернар» развернулся на левый борт и, скользнув по мелким волнам, устремился к Нефтяной гавани. Все быстрее и быстрее туда, где горел вечный огонь нефтеперегонного завода. Остановился он лишь точно у места своей обычной стоянки.

— Смотрите-ка, «Бимбо»! — крикнул Марк.

Судно ожидало очереди у ворот шлюза. Наверное, команде уже не терпится покинуть порт, ведь они возвращаются домой. На сигнальной доске загорелись две белые лампочки. Несмотря на яркий солнечный свет, их было видно издалека. «Бимбо», чуть подавшись вправо, пропустил буксир и в тот момент, когда Боб крепил швартовы, прошел в шлюзовые ворота.

«Досадно все-таки, — думал Ян, — что я не смог опознать того человека. Но они все так похожи друг на друга. Прямо родные братья — все смуглые и все с черной бородой. Поди угадай, кто из них убийца».

Ну да ладно. А сейчас он намерен основательно подкрепиться. Нет, нет, он не хочет ни хлеба, ни консервов. Только картошки, пусть Марк почистит. А так как Боб сможет наконец заняться своей любимой рыбной ловлей, то им не придется нестись к черту на рога за мясом. Марк возразил, что картофель, сваренный в мундире, богаче витаминами, и потому…

— Чисть картошку, — коротко приказал Ян. — Хватит с нас витаминов.

Боб спрыгнул с удочками на берег. Братьям было слышно, как он закидывал их в воду. Потом они услышали жужжание катушки, глухой звук падения в воду камня, которым он закреплял удилище, и другие, обычные при ловле рыбы звуки.

— Пускай Боб чистит картошку, — сказал Марк. — Стоять и глазеть на воду я тоже умею.

— Если он ничего не поймает, тебе придется бежать в магазин.

— А ты? Что ты будешь делать?

— Есть, когда обед будет готов, — ухмыльнулся Ян. — Я капитан судна.

— Может, капитан позаботится хоть о посуде? У меня не десять рук. И потом, нож тупой, как полено.

Капитан счел ниже своего достоинства вступать в пререкания с экипажем. Он просто зачерпнул воды, зажег газ и поставил котелок на огонь. Затем снял трубку радиотелефона:

24
{"b":"13233","o":1}