ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А где носовой трос? — спохватился Ян.

За разговорами они совершенно забыли ошвартовать «Бернар». И мало того: оказалось, что носового троса вообще нет, а кормовой… кормовой оборван у самого сгона.

Возможно, носовой они найдут на тумбе у шлюза. А кормовой Бобу придется нарастить. У Яна есть, конечно, запасной такелаж под цепным ящиком, но трос не мог еще так сильно износиться, чтобы его надо было менять.

— Ты как шофер, который трясется над запасными покрышками, — сказал Боб. — Смотри, пожалеешь.

— Не можем мы тратить деньги каждый раз, как у нас выходит из строя оборудование. Сам знаешь, тросы не такие уж старые.

Боб пожал плечами:

— Дело твое.

Они поплыли назад к шлюзу.

В шлюзовой камере, ожидая входа в док, стоял пароход под британским флагом. Это было импозантное судно с высокими черными трубами и выкрашенными в коричневый цвет палубными надстройками. Мост был поднят, и мальчики могли видеть маленькие фигурки индийцев, возившихся на баке с буксирным канатом.

— Ян, какую скорость он может развить в открытом море?

— Миль двадцать в час, — рассеянно сказал Ян. — Вот они, те тумбы, к которым он крепил швартовы, отправляясь за продуктами. — Глядите! — воскликнул он. — Носовой трос висит и обрывок кормового тоже.

Марк соскочил на берег, схватил трос и закинул его, точно лассо, Яну на шею. Все-таки непонятно, как он мог порваться. Может, мимо на большой скорости проходил буксир, лодка заплясала на волнах… А может… Смутное подозрение приняло отчетливую форму. Трос не оборвался. Его обрубили!

— Что с тобой? — спросил Марк. — У тебя такой вид, будто тебя стукнули по башке.

Ян ничего не ответил. Он спрятал обрывок каната в ящик из-под продуктов и скомандовал:

— Заводи мотор! Мы возвращаемся на стоянку.

Боб и Марк были на берегу. Они решили посмотреть — в который уже раз, — не сорвалась ли с крючков наживка.

— «Антверпен Петер», «Антверпен Петер»! Вызывает «Бернар».

Комиссар, казалось, только и ждал его вызова. Ну, что они там натворили сегодня утром? Капитан лихтера пожаловался капитану порта на безответственное поведение экипажа «Бернара», едва не столкнувшегося с ним у входа в док. Лихтер вез высокооктановый бензин, и от малейшего удара мог произойти взрыв. Капитан был в бешенстве. Он рвал и метал.

— Да, — сказал Ян, — я представляю. Он совершенно прав. Но мы тоже не виноваты. Кто-то отвязал носовой трос, обрубил кормовой, и лодка поплыла сама по себе.

Наступило молчание. Потом Ян услышал, как комиссар присвистнул. Обрубил? Ян в этом уверен? Конечно. Он может показать остатки троса.

— Тебе надо срочно убраться из Хансадока, — сказал комиссар.

— Значит, вы не сможете использовать нашу лодку?

— Нет, ничего не выйдет.

Не выйдет! Так комиссар думает, это работа контрабандистов? Несомненно. Пользоваться лодкой теперь не имеет никакого смысла, они ее знают.

— Когда нам уходить, комиссар?

— Немедленно. Воспользуйтесь первой же возможностью пройти через шлюз и плывите прямо в Лилло.

— А как быть с аппаратом?

— В Лилло я его сниму.

— Но сейчас воду будут спускать, поэтому раньше чем через четыре часа мы в Лилло не попадем. Нельзя ли нам отложить отъезд до завтра? К полудню мы будем дома.

Комиссар и слышать не хотел ни о каких отсрочках. Если есть возможность проскочить через шлюз сегодня к вечеру, нужно это сделать. Чем скорее, тем лучше. Если же будет трудно в темноте войти в гавань, тогда пусть поставит «Бернар» у причала возле таможенной лодки. Но из дока они должны выйти засветло. Это очень важно. Лучше немедленно, при свете дня.

— Я предупрежу ваших родителей, — сказал комиссар. — Плыви в Лилло и швартуйся на своем обычном месте. Прием окончен.

Ян так и остался сидеть с трубкой в руках. В чем дело? Неужели комиссар так рассердился из-за лихтера? Или он подозревает, что над ними нависла опасность, что контрабандисты покушаются на их жизнь? Но тогда не лучше ли поместить на борт полицейского, который сумеет принять меры, если кто-нибудь попытается на них напасть. Нет, он не понимает комиссара. И уж, во всяком случае, Ян не из тех, кто при первой же опасности пускается наутек. Отсюда надо уходить? Ну что ж, но они не побегут без оглядки. И какой ему смысл торчать в Лилло среди паромов и таможенных лодок? Ладно. Как только поднимут воду, он покинет док, а там видно будет.

Боб с Марком собрали удочки и вернулись на лодку.

— Хоть бы одна рыбешка! — мрачно сказал Боб. — Я уверен, что даже если сеть протащить через все эти доки, и то ничего не поймаешь.

Он взял транзистор и пристроился на корме послушать программу для молодежи. Транзистор был маленький, не больше коробки из-под сигар, но шуму от него было вполне достаточно.

«Внимание, внимание! Всем судам на Шельде…»

— Что такое? — спросил Ян.

— Антверпен… Никак не поймаю средние волны.

«Всем судам на Шельде. Испанский пароход „Бимбо“ на пути из Антверпена в Сантандер сел на мель возле Веркликкера. Всем судам соблюдать меры предосторожности».

— Ян, а где это Веркликкер?

— За Тернезеном. Давай послушаем, что еще скажут.

«Внимание, внимание! На борту испанского парохода „Бимбо“, севшего на мель возле буя номер четырнадцать, возник пожар. Всем судам принять меры к спасению людей, находящихся за бортом».

Ян забрал у Боба транзистор.

Злосчастное судно этот «Бимбо»! Сначала убийства на борту, а теперь еще авария… Ян вытянул антенну на всю длину и с нетерпением ждал дальнейших сообщений, но из-за помех разобрать что-нибудь было невозможно. Транзистор только трещал, пищал и свистел.

Боб предложил пойти в пятый док. Он намерен попытать счастья на Шельде, а из пятого дока до Шельды рукой подать.

Они отдали концы, и «Бернар» взял курс к выходу из Хансадока.

Три мощных буксира тянули нагруженный до отказа зерновоз. На рейде его поджидали два плавучих элеватора. Все ощутимее становился запах нефти и керосина от нефтеперегонного завода. Марк, пристроившийся на крыше, даже зажал пальцами нос. Свободной рукой он указал братьям на супертанкер, стоявший в Нефтяной гавани. Ян прибавил газу, чтобы поскорее выбраться из этой вони.

В пятом доке стояли четыре судна.

— Сколько отсюда до Шельды? — спросил Марк.

— От того места, где мы остановимся, нужно только пересечь пустующее поле, и попадешь прямо к Шельде. По ту сторону дамбы вода просто кишит рыбой.

Солнечные лучи играли на бортах элеватора из Сольвея и на стальных опорах высоковольтной линии, тянущейся через Шельду. Марк покинул свой наблюдательный пост. Ему бы хотелось проплыть мимо корабельного кладбища, но Ян сказал, что там они только под ногами у людей будут путаться. Время-то рабочее.

Они причалили у подножия стройного портального крана. Боб тут же схватил удочки, соскочил на берег и зашагал к Шельде. Марк побежал за ним. Он нес наживку. Мальчики взобрались на гребень дамбы. Дикие кролики, прятавшиеся в кустах, бросились врассыпную.

Было время отлива. Вода мощным потоком уходила из Шельды. Вдоль берегов, раскачивая камыши, крутились большие и маленькие водовороты. От тины и песка вода стала совсем серая. Светящиеся буи на фарватере покачивались на волнах, поднятых проходящим судном. Шеренга буксиров на полной скорости шла к морю. Картина была впечатляющая: пять судов сомкнутым строем неслись, вспенивая воду.

Боб уже закинул первую удочку и рылся в коробке в поисках более тяжелого грузила. Марк решил погулять по берегу.

— Далеко не уходи! — крикнул ему Боб через плечо.

У причала Дистригаза стоял на разгрузке танкер. Ни грузчиков, ни моряков не было видно ни на палубе, ни на причале. Жидкий груз уходил по трубам, и, по мере того как пустели танки, судно все выше поднималось над водой.

Уровень воды в Шельде сильно упал. Футшток показывал уже около пяти футов, и дно форта Филипа было сухое. Выступили из воды полусгнившие остатки деревянных свай, а в том месте, где спускали в реку сточные воды нефтеперегонного завода, берег курился паром.

26
{"b":"13233","o":1}