ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мимо пристани шел паром, до отказа забитый автомашинами. За паромом показалось большое каботажное судно, а за ним… Нет, не может быть… За каботажником буксиры тянули «Альтамаре»!

Боб протер кулаком глаза, а Марк от радости захлопал в ладоши.

На мачте парохода — два черных шара, сигнал, что у него не в порядке машины и он не может идти самостоятельно. Конечно же, это «Альтамаре»! Его тянут два мощных буксира. С борта еще один… Нет, целых два. Второго не видно, но из-за мостика поднимаются клубы дыма.

— Это он! Ура-а! — завопил Марк. Он кричал и размахивал руками, а Ян даже не одернул его.

Буксирные тросы сильно натянулись. Видно, пароход не слушается руля и его тянет на мель.

— Сейчас эта старая калоша все тут разнесет, — сказал какой-то господин. — Видите, не хочет поворачиваться.

— Он же без машин! — возмутился Ян.

Подумать только! Пароход, который везет для них лодку, обозвали старой калошей!

— Его поставят в сухие доки? — поинтересовалась пожилая дама.

— Возможно. Подлатать его не мешало бы, — отозвался господин.

— Нет. В сухие доки его не поставят. Он пойдет в переплавку, — объяснил Ян. — После стольких лет верной службы — и на слом! — вздохнул он.

— Вот так и везде, — подхватила дама. — Но если б я была кораблем, я бы предпочла пойти в переплавку, чем утонуть в шторм.

Господин с ней не согласился. Он считал, что лучше затонуть, чем позволить себя ободрать, а потом разрезать на части.

— Но людям нужен металл. Из него сделают новые суда, — возражала дама.

А «Альтамаре» приближался. Уже можно было пересчитать иллюминаторы на его высоких бортах. Толпа на пирсе увеличилась, каждый старался протиснуться вперед, чтобы получше разглядеть ветерана. Два мощных гудка вырвались из труб парохода, буксиры ответили двумя пронзительными свистками и потянули к берегу. Заскрипели тросы. В последний момент «Альтамаре» уступил и плавно пошел вдоль пристани по направлению к Лифкенсхукскому порту.

Ребятам хорошо был виден весь пароход. Как же он запущен! Весь покрыт ржавчиной. Только мачты гордо поблескивают серебряной краской, а стальные тросы-штаги и стень-штаги — отвязаны и беспомощно болтаются, свисая до самой палубы.

Ян, прищурившись, напряженно всматривался в шлюпочную палубу. Там парами, друг под другом, закреплены спасательные шлюпки. Но вельбота нигде не видно.

— Может, на левом борту, — шепнул Боб.

— Что на левом борту?

— Может, на левом борту есть вельбот, только отсюда его не видно.

— Точно, — с облегчением вздохнул Ян.

Удивительно, как совпали их мысли. Едва успел он это подумать, как Марк ткнул его в спину.

— Ты что?

— Мне бы такой бинокль. Вон как у тех. — Он показал на двух мужчин, стоявших на дамбе. — Все разглядывают наш «Альтамаре», чем бы там поживиться.

Мужчины были приметные, крепкого сложения, один — блондин, у второго — усы как у моржа. Блондин сунул бинокль в кожаный футляр, висевший у него на груди, и надел широкополую шляпу.

Двумя длинными и двумя короткими гудками «Альтамаре» попросил разрешения на вход в шлюз. Из старомодной прямой трубы вырвался столб пара.

Два незнакомца поспешно поднялись на набережную, где стояла их машина. Минуту спустя они уже мчались по дороге через польдер.

— Как на пожар несутся, — заметил Ян.

Он нервничал. Два месяца ждали они «Альтамаре», так надеялись, неужели все впустую?..

— Купили бы тогда шлюпку с танкера, теперь бы уже успели ее переоборудовать! — сказал он сердито.

— А ты чего ждал? — съехидничал Боб, держась на всякий случай на безопасном расстоянии. — Думал, волшебный корабль доставит тебе готовенькую яхточку? Так ведь в Южной Америке Дед Мороз не водится.

— Поехали к шлюзам, — предложил Марк. — Посмотрим на него вблизи.

Так они и сделали.

С парома хорошо видно, какая Шельда широкая. Плывешь, плывешь, а берег все далеко. Капитан через головы пассажиров поглядывает на причалы, где спокойно покачиваются таможенный и полицейский катера. В Лилло в этот воскресный день тоже полно гуляющих. Туристы толпятся возле Музея ракушек, фотографируются у пристани.

А на реке — яхты. Множество яхт: большие и маленькие, старые и новые, под парусами и без парусов, и все сверкают свежей краской и лаком. Прекрасные яхты! На таких можно рискнуть выйти в открытое море. Но, к сожалению, нашим друзьям они не по карману. Вот быстроходный катер мчит туристов к берегу. А там плоскодонное суденышко, подскакивая на волнах, тащит на буксире воднолыжника.

Марк прямо загорелся:

— Вот что мне нужно — водные лыжи!

Боб и тут не смолчал:

— Опрокинешься. У тебя башка слишком тяжелая.

Вдруг мотор у суденышка заглох, оно потеряло скорость, лыжник налетел на корму и кувырнулся. Над водой остались только лыжи, торчащие, словно два поплавка. Впрочем, лыжник тут же вынырнул, отфыркиваясь, и погрозил приятелям в катере кулаком.

— Полюбуйтесь на эту красотку! — воскликнул вдруг Ян.

Он показал на спасательную шлюпку с каютой и коротенькой, криво поставленной мачтой. Двое мальчишек вычерпывали из нее воду, а третий сидел на полубаке и натирал воском толстую нитку. На коленях у него лежал парус.

— Штопает, — объяснил Ян. — Если на парусе окажется хоть маленькая дырочка, ветер порвет его в клочья.

— Значит, нам тоже придется учиться шить, — сказал Марк обреченно. — Когда же плавать-то будем?

Вода заметно убывала, и у восточного берега лодки с глубокой осадкой уже стояли на грунте. К пристани стремительно несся ялик. Того и гляди, кого-нибудь протаранит. Но ялик лихо спустил паруса и отдал якорь. Маневр был произведен четко и быстро. Мальчики переглянулись. Каждый невольно подумал, сумеют ли они так когда-нибудь.

— Надо тренироваться. Как можно больше тренироваться, — сказал Ян.

Едва братья успели протиснуться поближе, как у шлюза резко затормозила красная машина.

— Смотри-ка, те самые дядьки! — сказал Марк. — Тоже небось шлюпку купить хотят.

— Как это получилось? Мы на велосипедах прикатили быстрей, чем они на машине! — удивился Боб.

Марк не мог упустить случай утереть брату нос и важно объяснил, что машине пришлось доехать до Антверпена, проехать по тоннелю под рекой, только после этого она могла повернуть к шлюзам.

Блондин вынул из футляра свой замечательный бинокль и стал разглядывать «Альтамаре», который буксиры как раз провели через шлюзовые ворота.

Вблизи ветеран выглядел еще более старым и потрепанным. Палуба побелела от соли, поручни и фальшборт в нескольких местах сломаны, в обшивке недостает многих заклепок. И все же было в его облике что-то внушающее уважение. Ведь все эти шрамы он получил на службе человеку.

Словно в знак траура, над мостиком покачивались на ветру два черных шара. Высоко на фок-мачте реял бельгийский флаг в честь страны, в которую он прибыл. Но флага владельца на судне не было. «Альтамаре» уже не имел ни владельца, ни гражданства. Из могучего властелина морей он превратился в жалкую развалину.

С борта на причал подали тросы. Пароход остановился. Спустили штормтрап. На борт поднялись полицейские, портовый лоцман, еще какие-то люди. Все они очень торопились.

— Я тоже пойду, — заявил Ян.

Мальчики в изумлении вытаращились на него. И это говорит их старший брат! Самовольно забраться на судно? Здесь, в шлюзе?

— Смотрите, вон там, возле трубы, видите?

Возле трубы на шлюпочной палубе стоял то ли капитанский катер, то ли вельбот — с берега трудно было разглядеть.

— Я должен поглядеть, что это такое, — заявил Ян.

Он спокойно подошел к штормтрапу и стал подниматься наверх.

— С ума сошел! — волновался Марк. — Хоть бы «Альтамаре» не тронулся. А тут еще полиция!

— Все из-за шлюпки, — проворчал Боб. — Совсем спятил. Попробуй удержи его.

Ян перешагнул через борт, подошел к крутому трапу шлюпочной палубы и полез вверх.

3
{"b":"13233","o":1}