ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще раз вернулись к лодке. Марка там не было. И еще через полчаса тоже. Ян снова поплелся по берегу. Боб за ним. Чисто случайно Ян остановился на том месте, где трава была притоптана. Здесь, видно, ходили люди. Черт возьми! Как же он раньше не заметил? Ведь он столько раз здесь прошел. Боб нагнулся и поднял что-то с земли.

— Смотри-ка! — воскликнул он в изумлении. — Смотри, что я нашел!

Ян уже увидел. Это был лейкопластырь с пятнышком засохшей крови. Пластырь, который был на пальце у Марка.

Было уже семь часов, когда Ян дозвонился комиссару. Начальник полиции сказал, что сейчас же приедет. Ровно через двадцать минут он стоял перед братьями.

— Ребята, — сказал он серьезно, — поверьте, Марк вернется.

— Может, предупредить отца? — сказал Боб. — Он рассердится, если ему ничего не сказать.

— Я сделаю это сам, — сказал комиссар.

— Что же все-таки случилось с нашим братом, как вы думаете? — спросил Ян.

— Видимо, его похитили.

— Похитили? Но почему вы так считаете? И кто мог это сделать?

Комиссар посмотрел на дорогу, которая, извиваясь, шла через польдер.

— Здесь она кончается, — сказал он как бы про себя. — Интересно, где эти типы оставили машину и как они сюда проникли?

— Они могли приехать и не на машине, — сказал Боб. — Если его действительно похитили, они могли приплыть по реке. — И Боб рассказал про человека, которого Марк узнал в аквалангисте, про белый катер, скрывавшийся в камышах, и даже про угря, который был такой вкусный…

— Катер? Катер в непосредственной близости от доков? Это они, — сказал комиссар. — Конечно. Они увезли его на катере. Я должен вернуться. Поехали со мной в полицию.

— Лучше мы побудем здесь, — сказал Ян. — Вдруг Марк объявится, а нас нет.

Комиссар согласился с ними, но сам он торопился вернуться, чтобы еще раз основательно прощупать аквалангиста. Никогда еще мальчики не поднимались на борт «Бернара» в таком унынии.

Снова и снова задавал комиссар вопросы. Ответы арестованного были весьма уклончивы. Было от чего прийти в отчаяние. Мальчик, за которого комиссар несет личную ответственность, похищен. Он не смеет поглядеть в глаза своему другу Петерсу, пока не выяснит, что же именно произошло.

Да, они работали с машиной и катером. Так сказал арестованный. Где сейчас машина? Он не знает. Возможно, за границей. Она выполнила свою миссию. «Свою миссию»! Конечно. Комиссар усмехнулся. Миссия! Вот, значит, как у них это называется. А катер? Плывет во Францию. Гм!.. Попытаемся подключить к этой истории Интерпол, хотя это не так просто.

Во всех портах Северного моря ведется наблюдение за моторными катерами. В Дюнкерке, Булони, Кале — всюду морская полиция всегда наготове, чтобы пуститься в погоню за катером. Увы, комиссару не пришло в голову, что бандиты изберут более длинный речной путь. Они-то учли, что на море катер основательно обыщут, и предпочли контроль на границе, где он сводится к пустой формальности.

Комиссар выпил кофе и закурил сигарету. Ему пред стояла долгая, изнурительная ночь.

В пять ноль-ноль капитан спустился в машинное отделение. Он подкачал в бак бензину, проверил уровень в баке с водой, уровень масла, зажигание.

Через пятнадцать минут заработал главный двигатель. Его мощный гул разбудил Марка. Все тело у неги болело, но особенно запястья и щиколотки, где твердые узлы врезались в кожу. И так хотелось пить! Даст ему парень еще воды? Он услышал, как заскребли по борту тросы и как катер задел бортом железную обшивку какого-то судна.

Часа через два катер миновал Милинген, и тут Ролан явился к своему юному пленнику с чашкой кофе. Он сразу заметил заплаканные глаза мальчика. Очень режут узлы? Конечно, это больно. Он перевязал лаглинь заново, не так туго, как прежде.

Ролан не намного старше Яна. Может, у него тоже есть младший брат? Каким же образом он оказался среди бандитов?

— Что со мной будет? — спросил Марк.

— Я думаю, что тебя обменяют на нашего человека, — сказал Ролан. — Антверпенская полиция захватила нашего аквалангиста.

— А что он делал в доках?

— Много будешь знать, скоро состаришься.

Главный двигатель сократил число оборотов, это значило, что Ролану следует подняться в рулевую рубку. Капитан отдал ему распоряжение: освободить тайник в двойном дне, проследить, чтобы была вентиляция, и запихнуть туда мальчишку.

— В танк? — удивился Ролан. — Он же там задохнется.

— Через час к нам на борт заявится голландская и немецкая полиция, — сказал капитан. — Для инвентаризации. Если они найдут этого щенка, нам крышка, ясно? И Фелисьену. Поэтому засунь парня в танк и завинти крышку. Потом гайки намажь слегка сажей. Таможенники непременно это заметят, когда ты будешь их откручивать.

— Но ведь через трубку поступает очень мало воздуху. А за мертвого парня много не получишь.

Это был первый случай, когда Ролан осмелился возражать хозяину.

— Делай, что приказано! — рявкнул капитан.

— А если таможенники захотят осмотреть танк и заставят поднять крышку?

— Я успею наполнить его водой прежде, чем они открутят первую гайку.

— А парень?

— Иногда приходится идти на «мокрое» дело.

Марка извлекли из детской каюты. С ужасом и отвращением смотрел он на железный ящик, где ему предстояло пробыть несколько часов. Он был ужасно похож на гроб.

— Не бойся, — сказал Ролан. — Воздуха здесь достаточно. Он поступает через эту трубку. — Под отверстие Ролан поставил банку с водой. — Это не для питья, — сказал он. — Когда таможенники сунут в танк футшток, он должен быть мокрым, иначе пойдут разнюхивать все кругом.

Видя, как Марк уставился на жестянку, Ролан предупредил:

— Не вздумай ее отодвинуть. Как только мне прикажут отвинтить крышку, сюда хлынет вода. И тогда я тебе не завидую.

Леденея от страха, Марк слушал, как Ролан завинчивал гайки. В танке было очень тесно, плечо его упиралось в жестянку, но он не замечал этого неудобства. Пахло ржавчиной и слизью, покрывавшей стенки танка, но он ничего не чувствовал. Страх — Только страх, от которого мутился рассудок, страх перед потоком воды, готовым вот-вот хлынуть и затопить этот железный гроб.

Катер окликнул голландский полицейский бот, потом лодка немецкой таможни. Они проверили паспорта капитана и Ролана, затем предложили направить катер в таможенную гавань в Эммерихе. Здесь таможенники произвели инвентаризацию, сверив все, что находилось на борту. В жестянку опустился футшток. Если б Марку не заткнули рот кляпом, он бы закричал. Увы, он смог лишь чуть-чуть пошевелиться, но этого никто не услышал.

Капитан получил разрешение продолжать рейс. Он велел Ролану вытащить Марка из тайника. Марк очнулся уже в каюте, но тут же снова закрыл глаза. Судороги сводили желудок, он чувствовал себя совершенно больным.

— Хочешь воды?

Нет, Марк не хотел больше воды.

— А кофе?

— Оставь меня в покое, — прошептал он еле слышно.

…Катер приближался к промышленным районам Рура. Рейн кишел здесь речными и каботажными судами. Капитан всем им уступал дорогу, заботясь только о том, чтобы не удалиться от главного фарватера, ибо страшнее всего для него сейчас было сесть на мель.

Ролан приготовил обед и принес в детскую каюту. Марк был голоден. Поев, он воспрянул духом и даже выглянул в иллюминатор. Он увидел бесчисленные трубы, изрыгавшие клубы дыма. Над Дуисбургом висело красноватое облако. Здесь было много предприятий химической и судостроительной промышленности и заводов Круппа. Никогда в жизни Марк не видел столько заводов. Казалось, этой черной стране нет конца.

— Где мы плывем? — спросил он.

— В Германии. Сейчас идем мимо Урдингена.

— Долго меня будут здесь держать?

Этого Ролан не знал. Во всяком случае, пока не прибудут во Францию. Так далеко? Да. А потом?

— Кто знает, — вздохнул Ролан. — Вечером будем в Дюссельдорфе, а там, как шеф скажет.

30
{"b":"13233","o":1}