ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кончил? Ну вот. Теперь тебе надо переодеться в сухую одежду и лечь спать, — сказал он. — И уж там, где ты будешь спать, тебя никто не найдет.

Эту ночь Марк с комфортом спал в камере.

…Моторное судно «Верный» было самым красивым и самым быстроходным в Бельгии, гордостью отечественного судостроения. Вахтенный и еще один матрос гостеприимно встречали на борту «Верного» господина Петерса, его супругу и трех его сыновей. На фальшборте висел аварийный фонарь.

— Смотри-ка, — сказал Марк, — заводной клоп!

Ян засмеялся.

— Что такое? — поинтересовался отец.

— Да вот эти два молодца бросили в воду старый фонарь, а он начинен веществом, которое от соприкосновения с водой воспламеняется. Ну, и произошел взрыв. Оба перепугались до смерти.

Мать сокрушенно покачала головой. Как бы хорошо было, если бы ее сыновья завели себе какое-нибудь другое хобби вместо этой лодки!

— «Верный» великолепное судно, — рассказывал отцу капитан. — Мы уже попадали на нем в шторм. Любые волны ему — как легкая рябь на воде.

«Да-а, это тебе не „Бимбо“, — думал Ян.

Стол в салоне был роскошно сервирован, и обещанная «легкая закуска» обернулась прямо-таки королевской трапезой. Но Яна сейчас занимало совсем другое. Он жаждал услышать от комиссара, чем же кончилось дело. Один комиссар мог ответить на этот вопрос.

Прозвучали удары гонга, приглашавшие всех к столу. Марк торжественно занял место рядом с капитаном. После того как гости и хозяева расселись и непринужденная беседа возобновилась, отец вдруг сказал:

— А теперь я хотел бы услышать, какую службу сослужили полиции мои сыновья. Если это, конечно, не государственная тайна.

Нет, конечно. Никакой тайны тут нет. Собственно, комиссар намеревался только использовать их лодку, но события развивались совсем не так, как он планировал. И комиссар рассказал, что творилось последнее время в Антверпенском порту, где орудовала банда опытных воров. Он привел несколько примеров наглых ограблений, которые не удавалось раскрыть. Рассказал, как накапливался у них материал наблюдений, росли подозрения, но решающего удара по распоясавшимся преступникам никак не удавалось нанести, пока Ян не выследил фургон «15—С—75».

— Прошлой зимой произошел взрыв в машинном отделении одного грузового парохода, плававшего под либерийским флагом, — говорил комиссар. — Считалось, что это был несчастный случай. Но позже обнаружилось, что кто-то подложил в машинное отделение заряд взрывчатки. Это судно направлялось из Антверпена на Ближний Восток с грузом сельскохозяйственных машин, стекла, цемента и железа.

А месяцем позже возле Тернезена у одного турецкого судна отказало рулевое управление. Оно село на мель и затонуло, едва выйдя из порта в Тернезене. На реке, где ежегодно вверх и вниз проходят двадцать тысяч судов, такое случается нередко и никого не удивляет. Судовой лоцман уверял, будто судно поначалу чутко слушалось руля, но что он еще до того, как заметил неладное, почувствовал слабый толчок, будто судно задело за что-то кормой. Подумал — может, столкнулись с каким-то плавающим предметом. А во время ремонта обнаружилось, что часть рулевого управления сорвана, и скорее всего — небольшой пластиковой миной.

К сожалению, к экспертам обратились слишком поздно, потому что никому и в голову не приходило, что здесь имела место диверсия. Просто исправили поломку, и судно отправилось со своим грузом куда-то на Ближний Восток.

Еще через месяц французское грузовое судно потерпело аварию во время шторма в Бискайском заливе. Считалось, что оно налетело на старую мину, какие еще попадаются время от времени в морях и океанах. Но интересно, что это судно также шло из Антверпена и с аналогичным грузом для какого-то североафриканского порта.

Полиция знала, что в Антверпенском порту орудуют диверсанты и что диверсиям подвергаются именно суда, везущие товары для Северной Африки и для Ближнего Востока.

— Случилось так, — продолжал комиссар, — что «Бернар» стоял рядом с испанским пароходом, когда на нем был убит вахтенный. Таким образом, Ян оказался вовлеченным в эту историю. Он знал убийцу в лицо, и это мешало преступникам делать их черное дело. Понимая, что они постараются избавиться от свидетелей, я приказал Яну немедленно покинуть док. Он не выполнил в точности моего приказа — к счастью для нас, потому что при этом он обнаружил водолазов.

Преступники снимали виллу в Эккерене, в их распоряжении были две машины и катер. С помощью этого катера они и сыграли с нами шутку. С того места, где они стояли, было очень легко попасть в док, во всяком случае ночью. Для работы у них была маленькая судовая шлюпка, пластиковые мины и водолаз.

Вахтенный с «Бимбо», случайно бросив взгляд за борт, увидел стоящую там шлюпку. Главарь бандитов, а он как раз находился на этом пароходе, испугался, что вахтенный может догадаться, чем они занимаются, и прикончил его. Помните, он твердил: «По борту, по борту…»? Теперь вам понятно, что и «Бимбо» сел на мель потому, что на нем взорвалась мина?

Из бокового кармана комиссар вытащил две фотографии:

— Как, Ян, узнаешь?

— Да, это убийца!.. Черт возьми! Это же человек, который фотографировал судно в сухом доке. Теперь я узнаю! Я тогда стоял и дожидался вас, а вот он вылез из черной машины и стал фотографировать судно.

— Эти фотографии тоже у нас. Ему надо было зафиксировать на пленке повреждения, произведенные миной. И тросы «Бернара» он же обрубил, пока Ян бегал за продуктами. Когда мальчики сообщили мне о водолазе, для меня все стало на свое место. Показания схваченного аквалангиста подтвердили мои догадки.

А главарь банды, видно, почувствовал, что в Антверпене стало далеко не так уж уютно, и предпочел улизнуть. Но чтобы продолжать свою деятельность где-то в другом месте, ему нужно было вернуть водолаза. Поэтому он похитил Марка, рассчитывая произвести обмен. Мне бы, конечно, пришлось выдать ему этого человека. Должен честно признать, он оказался хитрее нас. Нам бы в голову не пришло искать его на Рейне. К счастью, Марк сумел убежать. Теперь банда ликвидирована, и мы можем больше не бояться диверсантов.

За столом наступило молчание, потом все подняли бокалы и выпили за здоровье юного героя.

Господин Петерс сидел глубоко задумавшись.

— Все неприятности начались с того, что телефонист установил у нас в квартире этот чудовищный звонок, — сказал наконец он. — Но можете мне поверить, никогда в жизни я не был так счастлив, как в тот момент, когда раздался звонок из Дюссельдорфа.

— Ну, а теперь что? — спросил комиссар.

— Завтра отплываем на Восточную Шельду, — сказал Ян.

Часть третья

БОЛЬШИЕ ГОНКИ

Как-то раз Боб притащил домой газету, в которой было помещено объявление о Больших парусных гонках. Ян тут же написал в яхт-клуб Виктории с просьбой прислать проспекты, после чего братья отправились к отцу.

— Ты не возражаешь, если мы попытаем счастья?

— Что ж, попробуйте, — сказал отец. Он знал своих сыновей: если они что задумали, от своего не отступятся.

Марк пустился в пляс:

— Ура-а!

Два дня спустя мальчики поднялись чуть свет и с нетерпением ждали почтальона. Не успело письмо упасть в ящик, как вся троица сломя голову бросилась вниз по лестнице. Марк застрял между Яном и перилами, и Боб, воспользовавшись заминкой, завладел пухлым конвертом. Пришлось братьям читать, заглядывая через его плечо.

Отец тоже заинтересовался условиями гонок. Он в тот день встал в отличном настроении, возможно, по случаю пятницы.

— Любопытно, как вы справитесь, — подзадоривал он сыновей. — Судя по вашим рассказам, скорость у «Бернара» просто фантастическая. Если это правда, вы спокойно можете дать соперникам час фору.

Ознакомившись с проспектами, мальчики поехали в яхт-клуб, так как в сопроводительном письме указывалось, что более подробную информацию о предстоящих гонках можно получить в клубе.

32
{"b":"13233","o":1}