ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хоть всем было ясно, что это только предлог, мать разрешила.

— Только возвращайтесь засветло.

Ян остался дома. Утром ему предстоит пятидесятикилометровая прогулка, и он хотел выехать не позже семи. Боб с Марком помахали ему в окно.

— Стоит подуть ветру, и этих сорванцов дома не удержишь, — пожаловалась мать. — Погоду они чувствуют лучше всякого барометра.

А два «барометра» между тем изо всех сил нажимали на педали, преодолевая встречный ветер.

Движения на Нордерлане почти не было, транспорт пустили в обход из-за работ в новых доках. Марк катил то по правой, то по левой стороне. Боб крикнул, чтобы он не дурил, но Марк и ухом не повел.

— Я маневрирую! — вопил он.

— Сейчас сманеврируешь под машину!

Но машин на улице не было, попадались лишь докеры на велосипедах и на мотоциклах. И вдруг Боб услышал скрежет тормозов, обернулся и увидел, как Марк летит с велосипеда. Машина тут же дала полный газ и скрылась из виду, а Марк встал и отряхнул брюки.

— Ты что, ослеп, идиот?

— Почему ослеп?

— Опять чуть под машину не угодил! Второй раз за неделю.

— И притом под одну и ту же, — добавил Марк.

— То есть как?

— Да это же Курносый, разве ты не видел? Его «ягуар». Он просто охотится за мной.

— Ах, значит, Курносый виноват? Скажи спасибо, что полицейских нет. Штрафом ты бы не отделался. Зачем тебе понадобилось мотаться по улице с одной стороны на другую?

— А я здорово струсил, — признался Марк. — И чего этот болван гонит на такой скорости?

— Чтоб налететь на болвана вроде тебя. Я возвращаюсь, — зло сказал Боб. — Мне вовсе не улыбается везти домой труп.

Марк послушно поехал за ним.

Ян стоял у дверей гаража и раздумывал, ехать ему или не ехать. Шторм, начавшийся накануне, разыгрался не на шутку. Юго-западный ветер гнал тяжелые низкие облака, солнце даже не проглядывало. Казалось, день никогда не настанет. Мать предлагала отложить поездку на завтра, может, погода переменится…

Нет, не стоит терять время. Непромокаемая накидка защитит от дождя, а двадцать пять километров пути для него не проблема. Итак, вперед!

Ветер и дождь нещадно хлестали его в правую щеку. Только у реки, повернув налево, он смог выпрямиться и перевести дух. Здесь ветер дул ему в спину. Вода в реке Нете была желтая от ила, волны перехлестывали через камыш и заливали берег.

А вот и дачка Кестерса. Нет, только одержимый способен по доброй воле торчать среди этих болот!

— Я тебя уж и не ждал, — сказал старый лоцман.

— Разве вы знали, что я приеду?

— Конечно. Я вчера звонил жене. У меня машина испортилась, вот и пришлось остаться на ночь. — Он посмотрел в окно. — Река сильно вздулась. Если ветер и дождь не уймутся, отсюда разве что на вертолете выберешься.

Ян освободился от напитавшейся водой брезентовой накидки, вытер руки и лицо. Карты, к счастью, не промокли. Может быть, сразу же и приступим к делу? Хозяин не возражал.

— Я хотел с вами посоветоваться…

Ян объяснил, что вскоре предстоят парусные гонки, в которых могут участвовать лодки всех классов. Форы не дают никому. Маршрут — от Брескенса до Антверпена — каждый выбирает по своему усмотрению.

Глаза старого лоцмана сердито сверкнули.

— Года два назад один знакомый лоцман вынужден был посадить судно на мель, чтобы избежать столкновения с какими-то сумасшедшими гонщиками! — сказал он сердито.

Ян предпочел промолчать.

— Спорт — хорошее дело, но на Шельде его надо было запретить.

Возможно, но дело в том, что Ян тоже собирается принять участие в этих гонках. Лодка у него, конечно, далеко не классная, но прилично оснащена: грот, фок, спинакер. Старт в Брескенсе. Отплывут при низкой воде. На карте у него маршрут уже намечен.

— Боюсь только, что все пойдут тем же маршрутом, — сказал он, — самый короткий, да и течение там самое быстрое, я в Лаборатории водного хозяйства видел.

— Ишь ты, какой шустрый! Спинакер. Лаборатория! Дай-ка сюда твою карту.

Пока лоцман изучал карту, Ян смотрел в окно. Вода подходила к верхушке дамбы. Камыши и ирисы уже скрылись под водой.

— Может Нете выйти из берегов?

— Конечно, — кивнул лоцман, даже не обернувшись. — Так, так, этим курсом обычно и ходят. Но кое-где ты сможешь ближе подойти к отмелям.

Загремел гром, где-то хлопнула рама.

Лоцман встал и пошел на кухню.

— Не закрыл как следует окно, — на ходу объяснил он. — Гляди, что с рекой делается.

Ян уже глядел. Вода вот-вот перехлестнет через дамбу. Лоцман закрепил на кухне раму и вернулся.

— Смотри, — сказал он, — все участники пойдут, конечно, через Паулинапольдер, но при юго-западном ветре я бы этого не делал. Уходи от левого берега, иди на самую середину, здесь ты используешь ветер в полную силу. У берегов ветра будет меньше, а здесь ты поставишь спинакер и пойдешь прямо на восток.

— Но так мы проиграем две мили, — сказал Ян.

— Верно, зато, если сумеешь пройти между отмелями на Эферингене, то эта потеря компенсируется. Не забудь: чем севернее, тем ветер сильнее.

— А если будет дуть северо-западный?

— Тогда ничего не поделаешь. Тогда надо идти вдоль левого берега.

Дождь кончился, но ветер поднимал целые валы воды.

— Похоже на хороший прилив, — сказал лоцман. — Послушай, день гонки, случайно, падает не на самый сильный прилив?

— Гонки четырнадцатого, — сказал Ян.

— Четырнадцатого… Посмотрим в календаре, у меня нет с собой таблицы приливов. Четырнадцатое… Конечно. Ровно день до полнолуния. Хотя еще не самый сильный прилив, но вода пойдет сильно. Значит, тебе надо идти через Циммерманпольдер. Если попадешь туда за час до высокой воды, есть шанс, что пролетишь стрелой. Течение там бывает до девяти миль в час.

Да, тут есть над чем подумать!

— Ты попадешь туда в самое благоприятное время, — сказал лоцман.

Но если там действительно такое сильное течение, почему инженер в лаборатории ничего им не сказал?

Наверное, в лаборатории не учитываются течения, которые возникают при максимальных приливах. Там изучают нормальные приливы, а при нормальном приливе течение там не очень сильное.

Это уже не пустяк. Ради этого стоило сюда ехать.

— А другие об этом знают?

— Все лоцманы знают. Но, видишь ли, большие суда там при сильном приливе совершенно не слушаются руля. Как у нас говорят, там сам дьявол работает. И мы, лоцманы, бежим от этого пролива, как от чумы. Лучше обождем с часок, пока спадет вода.

— А если нам не удастся там проскочить?

— Тогда отстанешь от всех на несколько миль. Но вы пройдете. Вода поднимается самое малое на пять с половиной метров. Только будь осторожен. При такой воде там сущий ад. Если увидишь судно, отходи как можно дальше в сторону. Течение может подхватить лодку, и вас просто катапультирует в излучину Бата.

— Прекрасно, прекрасно! Большое вам спасибо! Мы будем осторожны.

— Да, да, будь внимательней, — продолжал лоцман настойчиво. — Боковой фарватер не бетонирован, потому что администрация не хочет, чтобы там ходили речные суда. И помни про береговую дамбу.

— Неужели там такое сильное течение?

— Я однажды угробил там судно.

Он подошел к окну.

— Ну и ну! Такой Нете я еще никогда не видал. Луг уже залило. Настоящее наводнение. Надо немедленно предупредить речную службу.

Дорогу к домику тоже наполовину затопило.

— А позвонить нельзя?

— У меня нет телефона. Надеюсь, в деревне сообразили… Смотри, как заливает! Уже через дамбу пошла!

— Ваш дом на возвышении, он, наверное, в безопасности?

— Дом-то в безопасности, а вот водоочистительная станция может пострадать. Если ее зальет, Антверпен останется без питьевой воды.

— Правда?

— Ну да. Дамбу укреплять надо. В прошлый раз инспектор говорил об этом, а тогда воды было куда меньше, чем сейчас.

— Может, мне по дороге заехать в деревню?

38
{"b":"13233","o":1}