ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Очень было бы хорошо, — сказал лоцман. — Если спросят, скажи, что я тебя послал.

— Спасибо за советы. Я рад, что побывал у вас.

Ян с трудом отворил дверь, такой сильный был ветер. Струи дождя плеснули в лицо.

— Привет отцу! — крикнул вслед ему лоцман, но голос его затерялся в вое ветра.

Ехать было очень трудно. Колеса скользили и проваливались в грязь. Нете разлилась в целое море. Надо спешить, пока не прорвало дамбу.

Ян сбился с тропинки и очутился возле ограждения из колючей проволоки. Вокруг, куда ни посмотри, — одна вода. Дорога проходит где-то в стороне, крыши деревни виднеются справа.

Ян перебросил велосипед через ограду и поехал по воде. Ливень превратил все вокруг в сплошное болото. Он уже не понимал, где едет. Опять колючая проволока. Боясь проколоть шины, Ян поднял велосипед, перешагнул через проволоку, но споткнулся и упал. Велосипед скрылся под водой.

«Фары, конечно, вдребезги», — подумал Ян. Зато, выбравшись из канавы, он почувствовал под ногами твердую дорожку. А вот и улица, вот первый дом. Это кафе.

— Разрешите позвонить?

— Сделайте одолжение. Только телефон не работает. В непогоду здесь всегда так. В трубке что-то щелкает, видно, провода повреждены.

— Водоочистительной станции угрожает опасность, — сказал Ян.

— Да ну? Мне-то лично от этой станции мало проку, а Нете не первый раз выходит из берегов. Если вода испортится, будут пить мое пиво. — Хозяин кафе засмеялся, довольный своей шуткой.

«Вот дубина! — со злостью подумал Ян. — Надо скорее ехать дальше, ведь весь Антверпен может остаться без воды».

Во втором кафе ему повезло больше. Там телефон работал. Он звонил в муниципалитет до тех пор, пока не дозвонился. Ему сказали, что меры уже приняты, и спросили, был ли он сам на станции. Ян ответил, что на станции не был, но видел, как высоко поднялась вода в реке. Чиновник поблагодарил Яна, спросил, кто его послал, и еще раз поблагодарил.

«Надо же было ввязаться! — ругал себя Ян. — Они и без меня уже все знают».

Только теперь он почувствовал, как замерз. Хозяин кафе предложил ему посушить одежду, но Ян отказался:

— Спасибо, я очень спешу.

Ян поехал домой. Дождь уже прошел, но ветер дул все сильнее.

По дороге в Антверпен Ян встретил целую колонну машин, направлявшихся к водоочистительной станции. Скоро они будут на месте и вступят в бой с разбушевавшейся стихией.

Ну, значит, все в порядке. Теперь можно подумать и о предстоящем состязании.

Коварное течение и водовороты Циммерманпольдера станут его союзниками. Он придет туда за час до большой воды. Не раньше, не позже.

Занятый этими мыслями, Ян не заметил, как доехал до дома.

Мать с жалостью смотрела на него.

— Так и воспаление легких заработать можно, — сказала она. — Ну-ка, залезай в ванну.

— Дождик-то летний, — прогнусавил Ян.

Так и есть, простудился.

— Ты как, на велосипеде доехал или тебя волной прибило? — заботливо осведомился Марк.

— Не зря прокатился? — спросил Боб.

Ян показал большой палец:

— Победа в кармане!

«Бернар» стоит на якоре недалеко от Брескенса.

— Еще пять ночей поспим — и старт, — говорит Марк, зевая и протирая заспанные глаза.

Это Боб посоветовал ему вздремнуть после обеда, чтобы время бежало быстрей.

А Ян не радовался приближению дня гонок, ему бы еще пару деньков, чтобы подготовиться получше. Хорошо бы в большой прилив под парусами пройти по маршруту, намеченному лоцманом Кестерсом, и на месте проверить силу приливного течения, но это уже не удастся сделать, потому что следующий большой прилив будет как раз в день соревнования.

— Давай попробуем пройти при обычном приливе, — предложил Боб.

— Нет, это не то. Тогда все будет по-другому, и течение, и ветер. Чем выше вода, тем течение сильнее.

Но Боб был убежден, что все же надо сравнить оба маршрута — свой и Кестерса — хотя бы и при обычном приливе и решить, какой путь выгоднее. Он не очень-то верил сказкам старого лоцмана про течение девять миль в час.

Так они и спорили, пока Ян не приказал выбрать якорь.

Тут уж не до споров было. Братья, пыхтя, вытягивали якорную цепь. «Бернар» расправил паруса и пошел.

Песчаные банки холмиками торчали из воды. На одной из них сидели чайки. Все они держали голову точно против ветра.

Волна от морского парохода перекатилась через банку, но птицы остались на месте.

Ян внимательно осмотрелся, нет ли поблизости других лодок. Ни к чему до времени раскрывать свои карты. Яхт вокруг не было видно.

— Спинакер! — скомандовал Ян.

Боб никак не мог справиться с капризным парусом, и Ян уже стал сомневаться, можно ли вообще поднимать его при северо-западном ветре. Наверное, сторож выкроил его не совсем так, как надо.

Но парус все же надулся. Вот так. Теперь все в порядке. «Бернар» с необыкновенной скоростью заскользил между песчаными банками. И ветер-то был пустяковый, каких-нибудь три-четыре балла, но «Бернар» летел, словно его несло стремительное течение.

— Летим! — восторгался Марк. — Да здравствует парус!

Страшно гордый. Боб держал в руках шкот, время от времени поглядывая через плечо, а нос лодки, казалось, готов был выскочить из воды.

— Ни один дьявол нас не обгонит! — крикнул он.

— Спустить спинакер! Спустить грот! — приказал Ян.

— Ну зачем же? Так хорошо идем!

Ян молча показал на проход между банками:

— Кто знает, сколько там воды. Не сесть бы на полном ходу на мель. Врежемся — мачта пополам. Будьте наготове.

Боб быстренько сделал замер самодельным лотом — простой веревкой с гайкой на конце.

— Два метра, — сообщил он.

— Поднять все паруса! — скомандовал довольный капитан.

С юга в гавань Тернезена шел рудовоз, а вдали, где-то в районе затопленного во время второй мировой войны английского авианосца, показались два белоснежных паруса.

— Наши сопернички, — сказал Ян. — Спустить спинакер!

«Бернар» стал на якорь у Эферингена. Ян хотел замерить глубину в южной протоке. Если между этими двумя мелями, где никто не плавает, глубина окажется достаточной, то они быстрее доберутся до Оссениссе. На одной из банок трудился старый земснаряд. Здесь брали песок для строительства и стекольной промышленности.

— Белый песок вывозится в Ирландию, — сказал Ян. — Все вон те маленькие суда пришли за песком.

— Для ирландских детишек? — с невинным видом спросил Марк.

— Для стеклозаводов, остряк! — рассердился Ян. — Из нашего песка делают самый дорогой хрусталь.

Боб достал из чемодана сверток с бутербродами и развернул газету.

— Нет, вы только поглядите — опять машину украли!

И чего Боб так волнуется? Краж хватает, и сообщения в газете об угонах автомашин стали обычным явлением.

— Представляете, у Курносого машину украли!

— Да ну?! — Марк выхватил у него газету.

— Где это? А, вот… «После серии краж автомашин марки „ситроен“ была украдена машина марки „ягуар“, принадлежащая господину Соустину. Машина стояла на многолюдной улице. Дверцы были заперты, и маловероятно, что машину „позаимствовали“ представители золотой молодежи. Это восьмая кража за месяц…»

— Послушай, а кто был за рулем, когда тебя чуть не сбили?

— Ты думаешь, у меня было время разглядывать, кто сидит за рулем?

Ян потребовал, чтобы ему рассказали, в чем дело. Ах, вот как. Значит, его братец опять выкинул номер. Ну, если это повторится, придется сказать отцу.

— Ябеда! — буркнул Марк не очень уверенно. — Лучше б у него лодку украли, — сказал он немного погодя. — А может, «Б—404» не будет теперь участвовать в гонках? До гонок ли человеку, у которого такую машину свистнули.

— Она у него небось застрахована, — сказал Ян. — Да что для такого толстосума какая-то машина?

— Ну, не скажи, она стоит намного больше, чем его яхта.

39
{"b":"13233","o":1}