ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он чудовищно богат, — заверил Марк. — Модель подводной лодки, яхта, спортивная машина — чего только у него нет. Спорим, что у него и самолет есть. Ставлю все свои карманные деньги.

— Какие еще карманные деньги? Ты забрал их у мамы за год вперед.

— Врешь ты все!

— Сам врешь!

— Выбрать якорь! — скомандовал Ян, предвидя Драку.

Но они еще успели обменяться любезностями, прежде чем взялись за якорную цепь.

«Бернар» послушно пошел через южную протоку. Боб то и дело замерял глубину. При выходе из протоки «Бернар» задел дно. Ян отметил мель на карте.

— Здесь надо будет спустить спинакер и смотреть в оба.

— Есть, капитан! — козырнул Боб.

Ян направил лодку к Оссениссе. Ветер дул в спину. Спинакер раздулся, как шар, и с такой силой тянул лодку, что она прямо в облака рвалась.

Собственно, пора было бы уже повернуть обратно, но Ян не мог упустить случай выжать все из своих парусов. «Бернар» блестяще прошел испытания, что и было отмечено боевым кличем!

— Ого-го! Ого-го!

Потом спинакер убрали.

— Наше тайное оружие должно оставаться тайной до самого дня состязаний, — сказал Боб.

— Курносому, положим, ничего не стоит заказать себе нейлоновый спинакер, — вздохнул Марк. — Счастливчик!

— Хорош счастливчик! Сперва у него машину украли, а теперь еще мы его на гонках обставим.

Лодка взяла курс на Валсорден, а оттуда направилась к Циммерманпольдеру.

Это был обычный фарватер, не бетонированный, но вполне проходимый вдоль берега. Кое-где стояли буи, указывая границу отмелей. Течение здесь было сильней, чем на главном фарватере, но никаких следов водоворота или быстрины и никакого дьявола они не увидели.

«Бернар» спокойно дошел до главного фарватера и пересек оживленный водный путь. К счастью, поблизости не оказалось ни одного крупного судна, а от пары лихтеров, спешивших в Хансверт, Ян легко увернулся.

— С помощью дьявола или без него, но здесь мы наверняка выиграем время, — изрек Боб.

Он уже легко управлялся со спинакером и теперь чувствовал себя на равных с Яном и даже позволил себе одобрить маршрут, выбранный старшим братом.

— Хорошо, что ты не поленился съездить к господину Кестерсу.

Они спустили паруса и стали на якорь, решив подождать большой воды. В Брескенс они все равно придут довольно поздно. Ян приказал братьям осмотреть паруса, нет ли там дырок.

— Спинакер тоже, у него очень тонкая парусина, — сказал он.

Мальчики нашли пару сомнительных мест на гроте и дырку на фоке, которую надо было залатать.

— Тогда плывем в Лилло, — сказал Ян, — и вечером приведем с корабельного кладбища наш старый фок.

— Это с ним ты собираешься выиграть гонки?

— Нет, прихватим как резерв, вдруг этот порвется.

— А если порвется грот? — спросил Боб.

— А если сломается мачта? — подхватил Марк. — Давай уж все прихватывай, гонщики обрадуются, что мы им запчасти привезли.

— Пусть думают что хотят. А резервный парус мы возьмем, и хватит об этом.

Они еще поворчали, но «Бернар» уже полным ходом шел в родную гавань.

Братья ошвартовали «Бернар», и Боб спросил у Яна, обязательно ли им всем вместе ехать на корабельное кладбище. Ян сказал, что не обязательно.

— Тогда мы поедем домой и скажем маме, что ты скоро вернешься, — сказал Марк.

Ян согласился. Старый фок он и один притащит, а новый они починят, пока будут плыть до Брескенса.

Младшие братья вытащили из укромного местечка у старого форта велосипеды и поехали к польдеру.

— Послушай, — вдруг предложил Боб, — давай прокатимся в порт.

— Зачем?

— Ты помнишь, где мы последний раз видели машину Курносого?

— Еще бы: до сих пор нога болит, когда на педаль нажимаю.

— А вдруг тогда за рулем сидел уже вор?

Так вот почему Боб не захотел ехать на свое любимое корабельное кладбище. Он решил поразнюхать в порту, не там ли воры прячут краденые машины.

— Поехали! — крикнул Марк. — Только чтоб Ян не вернулся раньше нас.

— Не вернется. Пока дойдет до корабельного кладбища, пока обратно и наверняка еще поболтает с Бернаром. Раньше одиннадцати домой не попадет.

— Ты думаешь, они переправляют машины на судах? — спросил Марк.

— Конечно.

— На глазах у полиции и таможенников? Ты же видел, что при погрузке на борту всегда торчат таможенники.

— А если упаковать машину в ящик и написать, что это что-нибудь совсем другое?

— Ха! Какой же величины будет ящик?

— А как в Антверпен машины доставляют? В ящики и упаковывают.

Марк все же колебался. Это все равно, что искать иголку в стоге сена. Не заглядывать же во все пакгаузы и под навесы в надежде обнаружить там пропавший «ягуар».

Но если Боб вобьет себе что-нибудь в голову, пиши пропало. Автомобильные кражи не дают ему покоя, с тех пор как он прочитал в газете первую маленькую заметку.

«Почему кражи совершаются только в Антверпене? Конечно, машины пропадают иногда и в Брюсселе, но последнее время воры в основном орудуют в Антверпене. Вначале их интересовали только „ситроены“, а теперь они хватают все, что под руку попадет, правда, главным образом дорогих марок. Так почему же именно в Антверпене? Да потому, что здесь порт», — рассуждал Боб.

Конечно, он не верил, что воры грузят машины, не замаскировав их. Таможенники сразу бы заметили, что машины не новые, и проверили бы номера моторов. Значит, машины переправляют в ящиках.

Мальчики доехали до шоссе и свернули направо. Ведь «ягуар» тогда свернул в сторону мостов. Но сначала надо проехать мимо автостоянки, где держат машины в ожидании отправки.

Вдоль стоянки они ехали медленно. Здесь были только новые машины с чеками, наклеенными на буфере.

— Давай съездим за мост.

Они проезжали недалеко от корабельного кладбища. Боб предпочел свернуть к пакгаузам, чтобы не встретить Яна.

Рядом со складом лесоматериалов стоит старый пакгауз. Раньше он служил хранилищем для гуано — удобрения из птичьего помета. Потом фирма сняла под склады другое помещение, а этот теперь пустует. Бернар частенько жаловался, что вонь от него доносится и до корабельного кладбища.

— Давай посмотрим в старом пакгаузе, — предложил Боб.

— Ты что, лезть в этот вонючий курятник? Да мама нас на порог не пустит!

— Ну, как хочешь.

Боб поставил велосипед и пошел через склад к заброшенному пакгаузу. Обогнув последний штабель досок, он наткнулся на высокую проволочную ограду. Он заколебался. Что сказать, если кто-нибудь его увидит? Что ему тут надо?

Боб влез на штабель. Отсюда все хорошо видно. В помещении темно. На территории ни души. Нет, он должен узнать, что там внутри. Не может быть, чтобы склад стоял пустой. Пустые склады колючей проволокой не огораживают.

Он обошел ограду кругом. Входа не было.

Вот это номер! Но ведь как-то сюда люди попадали?

Только он прополз на животе под проволокой, как вдруг услыхал:

— Боб, ты где?

— Да здесь я. Уже соскучился!

— Долго ты собираешься там торчать? Фу, как воняет!

— Давай лезь сюда! Подойдем к окошку, заглянем внутрь.

Марк подполз к нему.

— Если нас здесь сцапают, папа не разрешит нам участвовать в соревнованиях.

— Кто сцапает-то? Ни души нет. Посмотрим и уйдем.

Они поднялись и подошли к самому зданию. Боб попытался заглянуть через окошко, но оно было забелено изнутри.

— А вон дверь, — шепнул Марк.

— Дверь ерунда. Здесь должен быть въезд…

Они обошли весь склад и опять очутились перед маленькой узкой дверью.

— Пошли домой. Разве здесь спрячешь машину? Попробуй втисни ее через эту дверку.

Но Боб не хотел сдаваться. Он весь напрягся, словно охотничий пес, почуявший дичь.

— Боб, но ведь если склад пустой, зачем ему въезд?

— А зачем тогда проволочная ограда? Нет, дело тут нечисто… Ага, вот и въезд. Только он забит.

40
{"b":"13233","o":1}