ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что это там написано, вон наверху?

Прочесть было очень трудно, но Боб все же разобрал:

— «Вход воспрещен. Опасно для жизни».

— Ну, добился своего? Пошли теперь домой.

— «Опасно для жизни», — повторил Боб вслух.

Что же такое может здесь храниться, опасное для жизни? Оружие, взрывчатка? Особый сорт горючего? Летучий газ? Он знает эту часть порта довольно хорошо. Сотни раз они проезжали здесь, когда оснащали свою лодку на корабельном кладбище, но видели ли они раньше этот склад? Нет, он совсем не бросается в глаза.

Боб прислонил ухо к двери, затем подошел к окошку, опять послушал. На складе царила мертвая тишина. Там, где раньше проходила покрытая гравием дорога, сейчас стояли железные котлы, закрывая склад со стороны шоссе. Будь дверь пошире, чтобы могла проехать машина, лучшего укрытия для краденого не сыщешь.

— Если ты сейчас же не поедешь домой, я уеду один, — заявил Марк.

— Давай посмотрим еще разок с той стороны.

Они снова обошли здание. На одном из окон была решетка. Боб ухватился за решетку и подтянулся. Но и там стекло было закрашено.

— Дай мне камень.

— Зачем?

— Давай камень, тебе говорят!

— Мамочка, да он в тюрьму захотел! Дома узнают, влетит же тебе. Слезай сию минуту!

Боб спрыгнул, ощупью нашел на земле половинку кирпича, потом опять забрался, короткий удар, и стекло разлетелось вдребезги.

— Как тебе не стыдно! — шипел Марк.

— Подумаешь! Стекло стоит не больше пятнадцати франков, в случае чего заплачу из своих карманных денег.

— Но это же попытка к взлому, — не унимался Марк. — Если поймают, тебя в колонию для малолетних преступников засадят!

Боб шарил по карманам в поисках спичек. Левой рукой он держался за решетку, поэтому прошло довольно много времени, прежде чем ему удалось вытащить коробок. Затем он чиркнул спичкой и сунул руку с горящей спичкой в окно.

Вдруг он вскрикнул, выпустил из рук решетку и грохнулся наземь.

— Что там такое? Что там, Боб? Ты не расшибся?

Он не мог говорить.

— Там… там… Какой ужас! — тяжело дыша, наконец прошептал Боб. — Ужас!

— Что, Боб? Что там такое?

— Скелеты. Одни скелеты. Разгуливают по складу.

— Какие скелеты? Ты что, рехнулся? Человеческие скелеты?

— Ага, — прохрипел Боб.

— Пусти, я сам посмотрю.

Марк тоже вскарабкался на карниз и зажег сразу три спячки. Точно, скелеты! Вон и вон, а вот еще один. Висят рядком. Кошмар! А вонища!..

Марк спрыгнул на землю.

— Как же они сюда попали?

Но Боб и сам мог бы задать целую кучу вопросов, ответов на которые не было.

— Давай вернемся сюда завтра ночью. И захватим с собой фонарик.

— А может, предупредить полицию?

— Нет, пока не надо.

Вдали шумели тракторы, послышался фабричный гудок, потом свисток паровоза, шум мощных винтов парохода, грохот лебедок — все это были нормальные звуки порта. Они успокаивали.

Мальчики осторожно пролезли под проволочной изгородью, сели на велосипеды и помчались домой.

Яна они нашли в гараже.

Где их черт носили? Так, прокатились немного.

— Ах, прокатились… А чем это от вас воняет?

Они развесили свои вещи перед открытым окном и приняли горячий душ. Но избавиться от въедливого запаха было не так просто. Одна надежда, что никто не догадается, откуда этот запах.

Стол в кухне был накрыт. Но один только Ян отдал должное ужину. Младшие же братья ели через силу, лишь бы не вызвать расспросов.

Ян подозрительно прищурился.

— Вы что-то раскопали, — сказал он.

— Что мы могли раскопать?

— От меня не спрячетесь. А ну, выкладывайте.

— Видно, он опять перегрелся на солнышке, — сказал Боб Марку.

«Надо будет последить за ними, — думал Ян. — Что-то у них на уме».

Была полночь. Ян мирно посапывал. Марк вертелся, натягивал на голову одеяло, считал до ста — ничего не помогало.

В пять минут первого в комнату вошла мать. Дети уже выросли, но она всегда заходила проведать их перед сном. Когда дверь за ней закрылась, Марк поднялся на постели.

Бобу тоже не спалось.

— Скажи, Марк, а ты их видел? Мне не приснилось? Там правда висели скелеты?

— Конечно, — сказал Марк. — Штук двадцать.

— Может, попросить папу позвонить в полицию?

— Сейчас? Ну нет. Надо разузнать побольше, а так что ты им скажешь?

Н-да, ситуация. Придется начинать с признания, что любопытства ради он разбил окно. Отец так рассердится, что запрет их на целую неделю в квартире. Тогда прощай соревнования.

Да и неизвестно еще, как посмотрит на это полиция. Скажи-ка вот сейчас, ночью, дежурному полицейскому, мирно дремлющему у телефона, что на складе висят скелеты. Еще отругает.

— Послушай, Марк, а может, это просто картинки на стене?

— Ты что! Я видел, как один из них шевельнулся.

— А запах какой противный! До сих пор чувствуется.

— Еще бы! Все провоняло: подушка, одеяло… Послушай, дашь ты мне наконец поспать?

Короткая летняя ночь длилась несносно долго. В шесть утра Боб сидел уже на кухне. Бледный, под глазами большие синие круги. Потом он заснул в качалке. Там его и застала мать, когда пришла ставить кофе.

— Ты что, болен? Простудился? Устал?

— Нет, просто распсиховался.

— Но почему же? Ты ведь научился управляться с парусами. Неужели ты так близко к сердцу принимаешь эти гонки?

Гонки?.. Да, конечно.

Хорошо, что гонки вот-вот начнутся, можно все свалить на них.

Ян ничего не понимал. Почему его братьям вздумалось ехать в Лилло через доки? Это же огромный крюк. Там опасно, большое движение, и времени сколько потеряют, ведь придется торчать перед каждым мостом.

— А вот посмотрим, кто приедет первым, — подзадоривал Марк. — Ты езжай по шоссе, а мы — через доки.

— Ладно. Только, чур, нигде не застревать, — сказал Ян. — От складов подальше держитесь.

Оба вытаращили глаза в притворном удивлении:

— Чего мы там не видали?

Этого Ян, конечно, не знал, но их поведение ему совсем не нравилось.

Братья свернули налево. Ян немного поколебался не последовать ли за ними, но раздумал. Некогда. Ведь послезавтра старт, а завтра надо уже плыть в Брескенс.

Когда подъехали к штабелям лесоматериалов, у Боба сильно забилось сердце. При свете дня все здесь выглядело совсем иначе. Марк ехал рядом. Им посигналила машина, которая везла баллоны с бутаном. А вон и старый пакгауз. За котлами, громоздившимися на гравиевой дорожке, видна была только крыша.

Боб спрыгнул с велосипеда, спустил переднюю камеру, вытащил ее из покрышки и влез на штабель досок.

Территория пакгауза казалась давно заброшенной, но там, где к нему сворачивала дорога, проволочное ограждение было убрано в сторону. Значит, въезд все же есть а заграждение здесь съемное.

Марк сидел на велосипеде и ждал.

— Слезай, пошли посмотрим, — сказал Боб.

— Ты что, читать разучился? Смотри: «Вход воспрещен».

— Я попрошу у них ведро воды, чтобы проверить камеру.

— Ладно, пошли.

Котлы стояли так, что казалось, к складу не пробраться. Однако толковый шофер сумел бы найти дорогу.

— Похоже на лабиринт, — шепнул Марк. — Крутишься, крутишься и никак не подойдешь.

Обогнув последнюю цистерну, братья очутились перед входом в пакгауз. Дверь была приоткрыта. Сейчас они все узнают. Стоит войти — и все станет ясно. Боб открыл дверь пошире. Над головой раздался гулкий удар медного колокола. Они ожидали увидеть большое помещение, где висят скелеты. Но тут был лишь узкий проход между мешками с песком. Вдвоем, пожалуй, не пройти.

— Это ты, Франц? — спросил кто-то.

— Нет… — сказал Боб. — Мы пришли…

Они услыхали, как кто-то бегом бросился к ним, и Боб поспешно шагнул вперед, чтобы выйти из узкого прохода, но за поворотом он увидел все те же мешки. И тут им преградил путь какой-то человек:

41
{"b":"13233","o":1}