ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам что надо?

— У меня камера прохудилась, не дадите мне ведро воды, чтобы найти прокол?

Высокий мужчина с крупными чертами лица зло прищурился:

— Ты что, читать не умеешь? «Вход воспрещен», кажется, ясно написано?

— Я видел, но я подумал… — начал Боб вежливо.

— Марш отсюда! — рявкнул незнакомец.

Опять раздался удар колокола.

— Это ты, Франц? — крикнул мужчина.

— Я, кто же еще!

— Подожди у двери, у меня тут непрошеные гости…

Мальчики повернули к выходу.

— А зачем у вас здесь забаррикадировано? — спросил Марк.

— Чтоб не остаться без головы, если эта лавочка взлетит на воздух. Ну, марш отсюда, да смотрите не болтайтесь больше по верфи!

Возле пакгауза стоял трактор. Франц ждал на крыльце, пока братья не вышли за ограду.

— Еще раз явитесь — позвоню в полицию! — крикнул он им вслед.

Боб накачал камеру, и они сели на велосипеды.

— Да-а, осечка вышла, — вздохнул Марк.

— Вечером вернемся с фонариком и, если скелеты окажутся на месте, позвоним в полицию.

Их обогнал портовый рабочий.

— Послушайте, послушайте! — бросился за ним Марк.

Велосипедист затормозил.

— Вы знаете, нам на каникулы задали сочинение… про порт.

— Понятно, — улыбнулся велосипедист. — Переэкзаменовка. У моего сына тоже.

— А вы не можете нам сказать, где тут что находится? Ну, вот там, наверно, лесосклад, там — нефтеперегонный завод, а вон там?

— Там корабельное кладбище.

— Ах, вот как! Корабельное кладбище. А это что за склад? Что там хранится? — Он показал на пакгауз, откуда их только что выгнали.

— Раньше там держали удобрения, а сейчас этот сарай сдали фирме, которая скупает и продает подмоченные грузы.

— Подмоченные грузы?

— Бывает, что товар подмокнет во время перевозки. Ну, если вода попадет в трюм. Мало ли какая авария… И если получатель отказывается от испорченного товара, его продают этой фирме.

— Большое спасибо, — поблагодарил Боб.

Марк с достоинством поклонился.

Велосипедист уехал, а ребята отправились кратчайшей дорогой в Лилло.

Ян сидел на берегу, разложив на коленях грот.

— Хороши, нечего сказать! До соревнований два дня, а вы где-то мотаетесь. Если вам плевать, так бы и сказали. Что мне, больше всех надо?

— Твоя взяла, — сказал Боб. — По шоссе, конечно, ближе. Давай иглу и нитки.

Они быстро заштопали все до единой дырочки. Даже Марк, не очень друживший с иголкой, работал на совесть.

Свежеокрашенный корпус «Бернара» протерли замшей, палубу надраили, проверили рулевое управление.

— Если очень налегать на руль, будет тормозить, — сказал Ян. — Надо постараться поменьше вертеть им.

Младшие братья слушали вполуха, то и дело поглядывая в сторону доков.

— Да что с вами, наконец? Будете вы участвовать в гонках или нет?

— Будем, будем! — поспешил ответить Боб.

Но Марк больше не мог терпеть и рассказал старшему брату про скелеты, про мешки с песком и про то, как их сегодня выгнали со склада.

— Я целую ночь не спал, — признался Боб. — Все эти ужасы мерещились.

Но Ян угрюмо молчал, и Боб понял, что придется объяснить, зачем их туда понесло.

— Знаешь, мы встретили машину Соустина в доках и подумали, что, может, в ней тогда уже сидели воры, ну, и хотели поразнюхать, где там ее спрятать можно…

— И что же вы собираетесь делать дальше?

— Надо поглядеть вечером с фонариком, не ошиблись ли мы.

— Ладно. Я тоже пойду с вами. Только сначала потренируемся. Скелетов, может, еще не окажется, а вот гонки послезавтра будут. Это уж точно.

Они ехали по той же дороге, что и накануне. Впереди Боб. Доехав до знакомого штабеля, он поставил велосипед на старом месте. Затем шепотом скомандовал Яну следовать за ним, а Марку — караулить, чтобы кто-нибудь не подошел.

— А если кто подойдет, что сказать? — спросил Марк.

— Скажи, что мы тут в прятки играем, — сказал Ян.

Боб и Ян взобрались на штабель.

— Смотри, вся территория обнесена колючей проволокой. Днем часть ее — вон там — снимают.

— Где же двери, через которые машины въезжают на склад?

— Таких дверей нет. Только маленькая дверь. Вон там.

— А где висели скелеты?

— С той стороны. Пошли. Пролезем под проволокой. Осторожно.

— Ну, что-нибудь видите? — шепотом спросил Марк.

Он стоял около велосипедов с толстой дубинкой в руках.

Боб поинтересовался, кого он собирается бить.

— Скелеты не кусаются, — съязвил он.

— Молчал бы лучше! — огрызнулся Марк. — Забыл уже, как тогда струсил. — И он пролез под проволокой, следом за братьями.

Уже стемнело, но предосторожности ради они крались, низко пригнувшись.

Боб ухватился за решетку и подтянулся к подоконнику. Ян последовал его примеру, а Марк замешкался, не зная, что ему делать со своей дубинкой — то ли бросить, то ли лезть вместе с ней.

— А окошко-то забили…

— Какое окошко?

— Вот это. — Боб стукнул рукой по фанерке.

— А оно было разбито? Фу, ну и вонища?

— Да это я его высадил, чтобы получше разглядеть.

Боб нажал на фанерку, и гвозди поддались. Осторожно сдвинув фанерку в сторону, он сунул в дыру фонарик.

Тошнотворно пахнуло гнилью.

— Зажги фонарик.

Лучик света прорезал темноту и уперся в противоположную стенку.

— Ничего нету.

— Нету, — подтвердил Боб. — А ведь висели, точно. Видишь веревку?

Веревка действительно была.

— Там сушилка, идиот. Одежда какая-нибудь сохла. Или одеяла.

— Да нет же! Клянусь тебе, скелеты были.

— Как ты их разглядел?

— Я целую коробку спичек сжег.

Ян взял у него фонарик и сам стал осматривать помещение. Оно было совсем узенькое, коридор метра в два шириной. На потолке — два вентилятора, а в конце коридора — маленькая дверь без ручки.

— Ни черта здесь нет. Наверное, это был рулон ткани с рисунком вроде скелетов. А вы струсили.

Боб осторожно вернул фанерку на старое место и спрыгнул на землю. «Кто его знает, — думал он. — С фонарем, конечно, лучше видно». Да нет… Он же своими глазами видел. Были скелеты. Точно были.

Марк шел впереди, сшибая дубинкой крапиву. Боб велел ему идти той же тропкой, по которой они пришли, но Марк лез напролом. Вдруг что-то коротко лязгнуло, и Марк завопил:

— Ой, нога! Нога!

Он корчился на земле, рядом валялись дубинка и фонарик.

Всхлипывая от боли, он обеими руками пытался выдернуть правую ногу.

— Капкан! Не шевелись. Ты попал в капкан! — крикнул Ян.

— Какой капкан, на волка? Дай посмотреть, — загорелся Боб.

Да, это действительно был капкан, старый, ржавый. Короткая цепь от него шла к железному колу, вбитому в землю. На цепи висел замок.

— Не вертись! Я попробую его открыть. Боб, посвети. Да пониже.

Марк тихонько плакал:

— Ой, больно!.. Ой, как больно!..

С большим трудом Яну удалось открыть капкан. К счастью, на Марке были высокие ботинки, а капкан был старый, со стертыми зубьями. Но все же он сработал.

— Сможешь идти? Встань-ка!

— Ой, ой, — стонал Марк. — Вот гады!.. А какой капкан, лисий?

— Тогда бы ты так дешево не отделался. По-моему, он рассчитан на крыс и котов. Ведь здесь склад. Крови нет? Железо ржавое, еще заражение крови получишь. Если есть ранка, надо сделать противостолбнячную прививку.

Крови не было, только сильно распухла щиколотка.

— Ничего, пройдет, — сказал Марк.

Два часа ночи, но ни один из братьев не спит. Ян думает о гонках, не упущено ли что-нибудь важное. Марк не спит от боли, а Боб пытается разгадать тайну склада. Если фирма занимается перепродажей подпорченных грузов, то зачем эта надпись «Опасно для жизни»? И почему их так поспешно выставили? И зачем капканы? У Яна все просто: на веревках — тряпки, капканы — для грызунов. А почему дверь забаррикадирована мешками с песком?

42
{"b":"13233","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анонимная страсть
Бей первым
Как бы поступила Клеопатра? Как великие женщины решали ежедневные проблемы: от Фриды Кало до Анны Ахматовой
Гимнастика будущего
Вечное пламя
Птица в клетке
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Моя потрясающая бабушка из Сага. Том 11
Ангел-хранитель