ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увидев сторожа, громилы немного растерялись, но тут же снова взялись за свое как ни в чем не бывало!

— Хозяин звонил, — сказал Бернар. — Он никому не разрешает оставаться на борту после шести вечера.

— Это почему же? — раздраженно спросил Блондин. У него был писклявый голосок, совсем не подходивший к его массивной фигуре с широкой грудью и бычьей шеей.

— Спрашивайте у хозяина. Я тут ни при чем.

— Днем нам, может, некогда, — огрызнулся Блондин.

Но Бернар не сдавался:

— Ничем не могу помочь. Придется вам уйти.

Усач плюнул со злости, но все-таки пошел прочь. Блондин еще помахал кувалдой, посветил фонариком, потом тоже нехотя поплелся к трапу, бросив через плечо:

— Хозяйский прихвостень!

Красная машина умчалась.

— Нахалы бессовестные! — проворчал сторож.

— Еще какие нахалы! — поддакнул Марк, передразнивая писклявый голос Блондина.

— Да ну их совсем. Так когда, значит, красить начнем?

— Завтра, — сказал Ян.

— А вы разве завтра свободны?

— Ага. Сегодня последний экзамен сдали.

— Ну и как? Порядок?

— Спрашиваешь! — ухмыльнулся Боб.

— Ну, значит, завтра и начнем.

— Поехали домой, ребята, — сказал Ян. — Я устал как черт!

— До свиданья, Бернар! — хором крикнули братья.

— Смотрите, яхты! — воскликнул Марк.

Вдали на реке показалось несколько яхт.

— Красота! — восхитился Боб. — Ну ничего, наш «Бернар» будет не хуже.

— Еще неделька — и мы тоже поплывем, — сказал Марк мечтательно.

Братья не отрывали глаз от яхт, пока те не скрылись в бухте Пейп-Табак.

— Поторапливайтесь, уже поздно, — сказал Ян.

Впервые в жизни братья послушались его с первого слова. Будто уже признали в нем капитана, отвечающего за благополучное плавание, за безопасность судна и экипажа.

И вот наконец братья вместе с отцом отправились в порт забирать свою лодку.

Близко к «Альтамаре» подъехать им не удалось. Краны уже потрудились на славу и разобрали всю верхнюю надстройку. Вокруг лежали горы всякого хлама. У штурманской будки высилась куча щепок красного дерева.

— Здорово наши психи поработали! — пропищал Марк, подражая голосу Блондина.

— Нехорошо передразнивать. Разве человек виноват, если у него такой голос? — одернул его отец.

— А зачем они испортили хорошие доски и мебель? И Бернару теперь из рубки ничего не видно, — не унимался Марк.

— Мы утащили у них ножку от стола и сделали из нее румпель, — сказал Ян. — Вот шуму будет, если узнают!

— Да на что им эта ножка? Все равно сгнила бы под дождем, — возразил Боб.

— А что, румпель был сломан? — спросил отец.

— Да нет. Его просто не было. Мы выточили его из этой ножки.

Отец поинтересовался, где же «Бернар», и Марк показал ему на мачту, торчащую над пристанью.

— Вчера мы спустили его на воду. Сейчас ты увидишь нашего красавца.

Подойдя поближе, отец широко раскрыл глаза. Что за чудо! Ничего похожего на ту шлюпку, которую он видел на «Альтамаре».

Светло-красный, с белой каймой по борту «Бернар» выглядел великолепно. Покрытые лаком палуба и полубак блестели, как зеркало, в них даже отражались облака и голубое небо. Серебристый якорь был надежно закреплен на полубаке, паруса — в полной готовности, хоть сейчас подымай, а на флагштоке развевался трехцветный флаг. Еще один маленький флажок служил флюгером. Старый сторож по-матросски отдал им честь на борту яхты.

Здесь отцу тоже все очень понравилось. Каюта была просторная, места для троих вполне достаточно. На столе лежали планы доков Западной и Восточной Шельды. Марк с гордостью показал ему несколько удобных рундуков и ящичков, где можно хранить провиант и всякие хозяйственные мелочи. Показал он и бак для питьевой воды вместимостью в тридцать литров.

Пора было отплывать. Мальчики проверили, исправны ли сигнальные огни и хорошо ли завинчивается крышка бензобака. Показали отцу, что все трое умеют пользоваться компасом.

Отец, к сожалению, не мог поплыть вместе с ними: ему придется поехать в Лилло на машине, чтобы к шести вечера доставить сторожа обратно в порт. Он сходил к машине, принес пластиковую папку и торжественно вручил ее старшему сыну. В папке лежали купчая на «Бернара», квитанция об уплате налога за плавание по реке, страховой полис и толстая тетрадь, на которой красивым почерком было выведено: «БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ МОТОРНОЙ ЛОДКИ „БЕРНАР“.

Затем отец снял причальные тросы, бросил их на палубу. «Бернар» сразу набрал скорость и понесся вперед, вспенивая воды дока. Попав в кильватер буксира, он накренился немного влево, но, послушный рулю, сразу же выпрямился. У подъемного моста, где столпились баржи, груженные автомашинами, сторож дал полный газ. Новый румпель удобно лежал в ладони Яна. Вот это скорость! Марк и Боб, сидевшие рядышком на полубаке, впервые в жизни онемели от восторга.

На сигнальной мачте зажглись лампочки, разрешая вход в шлюз. Сторож сбавил ход. Маленькие проворные буксиры провели через шлюзовые ворота польское грузовое судно. Отец уже был здесь. Он стоял рядом со смотрителем шлюза и махал им платком. Смотритель знаком показал, что «Бернар» тоже может войти. Ян, осторожно лавируя между судами, провел свою лодку до выходных ворот. Пока спускали воду, сторож с Бобом баграми отталкивались от стенки, а Марк держал кранцы, оберегая от царапин свежевыкрашенные борта.

Наконец ворота открыли, и Шельда приняла их в свои объятия. В буксирах «Бернар» не нуждался. Мимо волнорезов, сигнальной мачты и причальных тумб устремился он в голубые воды реки. Братья едва успели помахать на прощанье отцу. Могучее течение подхватило их. Лодка запрыгала на волнах, как оторвавшийся сигнальный буй. Сторож показал им на футшток, отмечающий уровень воды в реке. Вода поднялась уже до семи футов, а прилив все усиливался.

— В Лилло еще не скоро будет достаточно воды, чтобы войти в гавань. Давайте пока поучимся обращаться с парусами.

— Давайте! — дружно отозвались братья.

— Надеть спасательные жилеты! Поднять паруса!

Мотор выключили, и сразу стало тихо. Северо-западный бриз наполнил фок. «Бернар» слегка накренился на левый борт, и Марк торопливо пополз на правый. Но тут «Бернар» снова выпрямился и беззвучно заскользил по воде.

— Держаться надо всегда по ветру, — сказал сторож.

Ян кивнул. Что-что, а управляться с парусами он умеет. Бернар кинул в воду спасательный круг и крикнул:

— Человек за бортом!

Ян мгновенно развернул лодку, а Боб, свесившись за борт, подхватил «утопающего». Маневр был проделан безукоризненно.

— Молодец! Я бы и то лучше не сумел, — похвалил Бернар. — Но про мотор тоже не забывай. Он может тебе понадобиться.

Сделав несколько кругов, они пересекли фарватер и шли вдоль левого берега, пока Бернар не предложил повернуть и идти в гавань.

— На парусах? — удивился Боб.

— Ну конечно!

Боб не поверил:

— Как это можно идти на парусах против ветра?

— По прямой, разумеется, нельзя, — пояснил сторож. — Надо лавировать.

— А-а, зигзагами?

— Точно!

Ян сразу сообразил, как надо делать. Круто к ветру «Бернар» тоже шел очень хорошо, так что им всего лишь три раза пришлось менять курс.

— Довольно, — сказал Бернар. — Теперь Боб и Марк должны поучиться быстро спускать и поднимать фок.

Еще с час тренировались младшие братья, и вдруг они увидели на берегу отца. Он показывал на часы.

Сторож всполошился:

— Ой, ребята, я опаздываю! Давайте скорее к берегу.

Паруса спустили, Боб крутанул рукоятку мотора, и «Бернар» направился в свою первую гавань.

Мальчики задержались на пристани, чтобы убрать паруса и привести судно в порядок после первого плавания. Они устроили настоящий аврал. Палубу отдраили и окатили водой — на борту не должно быть ни пылинки. Марку велели разуться, потому что его сандалии царапали лак. А Бобу Ян запретил открывать бензобак, «иначе в него попадет сор и забьет бензопровод».

6
{"b":"13233","o":1}