ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утром еще одна тренировка, и тогда…

Тогда они поплывут далеко-далеко, к самому горизонту.

А отец вез сторожа Бернара обратно в порт.

— Вы за них не тревожьтесь, — убеждал его сторож. — Ян ловко управляется с парусами. Младшие тоже смышленые ребятишки. Быстро всему научатся.

Дома мальчиков ожидал сюрприз. На столе лежал барометр и стоял транзисторный приемник.

Отец стал им объяснять, что они должны дважды в день записывать в бортовой журнал показания барометра и при приближении непогоды немедленно уходить в гавань. Приемник же им дается не для того, чтобы слушать джаз или модные песенки.

— Нужно всегда помнить, — говорил он, — что на реке вы не одни.

Так вот, приемник им куплен для того, чтобы они знали погоду.

Если в сводке сообщат, что ожидается ветер в пять баллов, немедленно поворачивать в гавань, а если не успеют, стать на якорь, где потише. В туман никаких экспериментов — сидеть в гавани.

Марк возмутился.

— Так мы все время и будем торчать на суше, — сказал он. — На Шельде всегда ветер. А не ветер, так дождь или туман.

Ян дернул его за рукав и шепнул, чтоб заткнулся, не то он ему такой туман покажет.

А отец продолжал наставления:

— Вы должны хорошенько выучить «Правила судоходства по Шельде» и «Правила судоходства во внутренних водах». И обязательно уступайте дорогу всем судам, не вздумайте шмыгать у них под носом. А сейчас съездите к Бернару и поблагодарите его.

— Это ему от меня, — сказала мать и протянула мальчикам пакет, от которого вкусно пахло ванильным кремом.

У Марка сразу потекли слюнки.

— Бернару это ни к чему, — заявил он. — У него от сладкого зубы болят.

Отец дал еще две бутылки вина и просил передать деньги за компас.

— За компас?

— Ну да. Компас из спасательной шлюпки. Бернар; давал его проверить. Только устанавливайте компас подальше от мотора, а то он будет врать. И вообще подальше от всех металлических предметов. Да проверяйте почаще. Умеете?

— Я умею, — сказал Ян. — Надо взять две точки на местности, провести через них прямую, выяснить направление по компасу, а затем сверить с направлением по карте.

— До чего же ты у нас ученый! — съязвил Боб. — Того и гляди, какое-нибудь открытие сделаешь.

— Оставь транзистор в покое, пока он цел! — оборвал его Ян.

Они еще поспорили, кому владеть приемником и барометром, но отец разрубил гордиев узел, дав понять, что, поскольку он владелец «Бернара», весь инвентарь лодки принадлежит ему. Ян же капитан и, как таковой, отвечает за все.

— Ну конечно, — ворчал Марк, — одному все, другим ничего. Всегда так бывает!

По пути в порт их настиг дождь. Марк предложил скорее съесть торт. Жалко ведь, пропадет. А Бернару хватит и вина. Отец же, наверное, ему заплатил.

Братьев возмутила такая неблагодарность. Они обозвали Марка эгоистом и прожорливой свиньей. Эгоист — это еще куда ни шло, а вот на «свинью» Марк обиделся. Поэтому он отстал и ехал на некотором расстоянии, злясь на братьев, на плохую погоду и на то, что торт ему так и не достался. Ян крикнул, чтобы он поторапливался.

— А куда торопиться? — буркнул он. — Мост-то поднят.

И правда. Мост торчал почти вертикально. Два речных судна, видневшихся сквозь дождевую завесу, осторожно проходили узкое место.

— Вот бы забраться на самый верх, — уже забыв обиду, мечтал Марк.

— Это еще зачем?

— А чтоб, когда его будут опускать, взять да спрыгнуть.

— Какой герой выискался! — усмехнулся Ян.

Наконец шлагбаум открыли, скопившиеся возле него машины и тракторы тронулись. Один из тракторов тащил длинный и низкий прицеп. Въехав на мост, он вдруг забуксовал. Его мотало вправо и влево, а прицеп ни с места. Потом трактор занесло, и он стал поперек моста. Ехавшая ему навстречу красная спортивная машина чуть в него не врезалась. За рулем сидел Блондин. Он не стал ждать, пока трактор развернется, объехал его и мгновенно скрылся из глаз.

— Видали? — сказал Марк.

— Наверно, Бернар опять прогнал их с парохода, ведь шесть уже давно пробило.

Второй трактор догадался все-таки подтолкнуть прицеп, и все снова пришло в движение.

На корабельном кладбище ни души. Наверно, Бернар у себя в рубке.

— Бернар!

Никакого ответа.

— Может, он на борту? — сказал Ян. — Заглянем-ка на всякий случай в рубку.

Дверь сторожки была не заперта. Они распаковали свои гостинцы и поставили их на маленький письменный стол в углу. Потом полезли на «Альтамаре».

— Бернар! Бернар!

— А вдруг он свалился в люк? — сказал Боб.

— Не будь идиотом, — сказал Ян. — Что он, маленький? Бернар!

Их голоса гулко разносились по коридорам.

— Может, он нас напугать решил, — робко сказал Марк. Он заметно трусил.

— Черт знает какая темень! — буркнул Боб. — И все из-за этого чертова дождя.

— Так зажги чертову лампу.

Марк неуверенно хихикнул:

— Берна-ар, это мы!

— Может, позвонить господину Фербекену? — предложил Боб. — Телефон у меня записан.

— И доставить Бернару неприятности? — возмутился Ян. — Соображать надо. Может, он просто задержался у мастера, который чинит наш компас. Скоро, наверное, придет.

— Он никогда надолго не уходит, — возразил Боб.

Они обшарили все коридоры, заглядывали в каюты, салоны, столовую, кладовую, поднимались на вторую палубу, спускались на нижнюю и все кричали:

— Бернар! Бернар!

— Надо поглядеть в трюме, — сказал Ян. — Вдруг он и вправду в люк свалился.

— А сам меня идиотом обозвал, — напомнил Боб. — Ладно, пойду принесу фонарик.

Но оказалось, что батарейки у фонарика почти сели, и луч его не доставал до дна трюма.

— Ждите здесь, — сказал Ян. — Я попробую спуститься.

Со страхом следили братья, как Ян спускался вниз по крутому трапу. Один неверный шаг — и он полетит с двадцатиметровой высоты и расшибется в лепешку. Вот он остановился и посветил вокруг фонариком.

— Бернар! — крикнул он.

Его голос гулко отозвался в пустоте.

— Ян! — позвал кто-то.

Ян вздрогнул и с перепугу выронил фонарик.

— Ян! — еще раз крикнул Марк. Это его голос, искаженный эхом, напугал Яна.

— Чего шумишь? — крикнул Ян.

— Он там?

— Нет. Я лезу наверх. Надо посмотреть в машинном отделении.

Марк тем временем сбегал еще раз в сторожку. Торт и бутылки с вином стояли нетронутыми. Сомнений больше не было: с Бернаром что-то случилось.

Массивная водонепроницаемая дверь машинного отделения была чуть приоткрыта. Очень страшно было спускаться в полутьме по бесконечным лесенкам, в путанице каких-то труб. Но Ян храбро пробирался вперед и то и дело окликал: «Бернар!»

Что это? Вроде кто-то стонет…

— Бернар!

Точно! Он явственно слышит стоны. Ян заторопился, быстро проскочил два пролета и на железном полу увидел распростертое тело Бернара.

Бернар зажмурился от света фонарика.

— Это ты, Ян?

— Я. Что случилось?

— Не знаю. Их было трое. Они полезли на борт. Я крикнул им, чтоб убирались. Они ноль внимания. Я пошел за ними, и вот видишь…

— Тебе очень больно?

— Голова болит и спина…

— Надо поскорее извлечь тебя отсюда. Боб, Боб!

— Чего тебе?

— Бернар здесь. Он ранен! Позвони господину Фербекену и вызови «скорую». Быстро!

— Да ничего, ребята. Вроде отпустило… Ох, спина!..

— А что это были за люди?

— Кто их знает. Наверно, не раз сюда наведывались. Знают судно, как свои пять пальцев.

— А те двое тоже были?

— Нет. Какие-то другие. По-моему, иностранцы. Спросили, кто отодрал обшивку. Я сказал, что не знаю.

— А говорили по-фламандски?

— Только один, да и то с акцентом. Я им сказал, что вечером запрещено находиться на борту, но они не послушали и полезли в машинное отделение… Ох, спина!..

— Потерпи, сейчас придет «скорая».

— Я предупредил, что позвоню в полицию, тогда один из них бросился на меня и столкнул вниз. Спиной и головой я пересчитал все ступеньки.

7
{"b":"13233","o":1}