ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты не слышал, как мы тебя звали?

— Слышал, только сил не было крикнуть. — Он попробовал приподняться.

— Лежи спокойно, — остановил его Ян. — Неизвестно еще, цел ли у тебя позвоночник.

— И что они тут искали? — сказал Бернар. — Тоже обшивкой интересовались, как те двое.

— Тех мы встретили на мосту, — сказал Ян. — Гнали, как на пожар.

— Нет, тут не они были. Какие-то иностранцы. У них черный «форд».

— Принести тебе попить?

— Принеси, пожалуйста. Термос у меня в шкафу.

— Я принесу кое-что получше.

Поднявшись наверх, Ян услыхал сирену «скорой помощи», и через минуту машина подошла к воротам.

— Сюда! — крикнул Ян. — Носилки захватите!

Подъехала еще одна машина. Это был господин Фербекен с полицией.

Мальчикам ужасно хотелось поскорее отправиться в плавание. Но не бросать же Бернара одного. Они прекрасно понимали, как тяжело старому человеку, который всю жизнь провел под открытым небом, лежать без движения в маленькой больничной палате. У него, правда, есть дочь, но она живет в Брюсселе и у нее трое детей, так что часто приезжать она не может. Значит, они должны взять эту заботу на себя. А еще неизвестно, сколько Бернар пролежит в больнице. Рентгеновские снимки показали, что повреждены четыре позвонка.

— С позвоночником шутки плохи, — сказал им отец. — Может, Бернар уже через две недели будет на ногах, а может, на всю жизнь останется инвалидом.

Ребята были потрясены. Как! Из-за каких-то бандитов остаться калекой на всю жизнь!

— Ну, попадись они мне!.. — петушился Марк. — Убью!

— Хотел бы я знать, что они там искали, — задумчиво сказал отец. — Зачем их понесло в машинное отделение?

— Может, они хотели закупить медь и бронзу?

— Возможно, но зачем было увечить старика?

— А по-моему, на «Альтамаре» спрятан клад, — сказал Боб. — Кто-то об этом пронюхал, и теперь его ищут. Бернар тоже так считает. Мы с ним говорили об этом.

Фантазия ребят разыгралась. Что же там такое запрятано? Золото, оружие, наркотики, секретные документы? Они долго ломали голову, но так ничего и не придумали. По совету Бернара они целую неделю просидели в архиве городской библиотеки. Изучили подшивки газет с 1937 года — с того дня, когда «Хагеланд», как тогда назывался «Альтамаре», был спущен на воду, и до мая 1940-го. Обнаружили много интересных фотографий, заметки о столкновении с айсбергом, о спасении команды греческого судна и прочих событиях, но ничего такого, что как-то прояснило бы обстановку, им найти не удалось.

Но вот настал день, когда Бернар встретил их у дверей палаты.

— Меня еще раз посмотрели на рентгене, говорят, все в порядке, — сказал он. — Ходить, правда, еще трудновато, но это пройдет.

— А голова как? — спросил Боб.

— Побаливает, но ничего страшного. Главное, что сотрясения мозгов не было.

— Крепкие мозги, значит, — хихикнул Боб.

— Издеваешься, — улыбнулся Бернар. — Ну ладно, попроси у меня теперь чего-нибудь, уж я тебе припомню.

А назавтра он уже ждал ребят, как всегда, на корабельном кладбище, у штурманской рубки, которая служила ему сторожкой. Возле кучи обломков стоял потрепанный грузовик. Шофер и два грузчика перетаскивали в кузов куски обшивки и поломанную мебель.

У входа в порт остановилась красная спортивная машина. Из нее вышли Блондин и Усач и направились к грузовику. Когда они подошли, шофер разогнулся, вытер пот со лба и стал что-то им втолковывать, показывая то на кучу, то на свою машину. Боб не удержался и подошел поближе.

— Здесь не меньше, как на три ездки, — сказал шофер.

— Ну и что? До свалки рукой подать, — сказал Блондин. — За день управишься.

— Как же, управишься. Ишь навалили! — ворчал шофер.

Боб хотел было прокатиться следом за грузовиком до свалки, но Ян запретил.

— Нечего тебе там делать, — отрезал он. — Бернар, а тот черный «форд» больше не появлялся?

— Я не видел. Да и мой сменщик тоже. Но в порту эти парни не впервой, это уж точно. Все здесь знают.

— А мы завтра плывем в Тернезен! — радостно сообщил Марк.

— Мне бы с вами, — вздохнул Бернар.

— Ничего, как выдастся у тебя свободное время, обязательно вместе поплаваем, — обещал Ян.

Старый грузовик очень осторожно тронулся с места, но при первом же толчке ворох досок съехал на сторону.

— Сразу видно, что не антверпенские докеры грузили, — сердито сказал Бернар. — Если б эти лопухи загружали судно, ему бы до места не дойти.

И Бернар объяснил мальчикам, что если груз плохо закреплен, то при самой малой качке он съедет к одному борту. Тогда судно даст крен и может даже перевернуться.

— Так что будьте осторожны, — предупредил он. — И на стремнинах не очень натягивайте паруса. От этого тоже можно перевернуться.

— Не беспокойся, мы будем осторожны, — заверил его Ян. — Ну, ребята, поехали. Надо пораньше лечь. Завтра в пять мы уже должны быть в Лилло. А то не выйдешь из гавани.

— В пять высокая вода? — спросил Боб.

— Самый прилив, — сказал Бернар. — Сейчас ведь полнолуние. Эх, ребята, как я вам завидую!

Никогда, казалось, не была Шельда так красива, как в то утро. На горизонте поднималось солнце. В его ранних лучах колыхался легкий туман. Вода была гладкая, точно зеркало: ни единой морщинки до самого Берендрехта. Ярко зеленела влажная от росы трава. Над польдером медленно, словно во сне, летели две цапли.

Оставив велосипеды на стоянке, мальчики потащили к лодке рюкзаки с провизией и полную канистру бензина. Вода в гавани поднялась высоко и залила мостки, так что пришлось шлепать прямо по воде. «Бернар» смирно стоял у причала. Капельки росы, собираясь в струйки, стекали по его бортам и мачте. На крыше каюты уже натекла небольшая серебристая лужица.

Марк полной грудью вдохнул воздух и, раскинув руки в стороны, замахал, словно птица крыльями.

— Эй, мы ведь не лететь собрались, а плыть, — напомнил ему Ян.

Любители парусного спорта обычно не слишком радуются безветренной погоде, но в этот день все было так прекрасно, а воздух такой чистый и бодрящий, что ребята быстро утешились.

— Пойдем на моторе, — решил Боб. — Хорошо, что прихватили в запас двадцать литров бензина.

Ян отвинтил крышку бензобака. Хватит до самого Тернезена. К тому же через пятнадцать минут начнется отлив, так что можно будет воспользоваться мощным отливным течением. «Если пройти боковым фарватером, то мы срежем угол да и бензин сэкономим», — думал Ян.

— Пойдем через протоки, — объявил он. — Разверните-ка карту. Пусть лежит на столе.

— Какие еще протоки?

— Ну, во время прилива, когда вода идет с моря, она ищет кратчайший путь и пробивает протоки. Но прилив несет с собой много песка, поэтому в протоках неглубоко и морские суда там не ходят.

Но Марка объяснение старшего брата не удовлетворило.

— Да ведь прилив идет и по главному фарватеру, почему же там глубоко?

— Потому что главный фарватер регулярно чистят.

— Почему же тогда протоки совсем не заносит песком?

— Бывает, что заносит, тогда вода пробивается в другом месте. А бывает, что и фарватер перемещается, тогда приходится переставлять буи. Вообще за руслом реки ведется постоянное наблюдение, иначе могут быть всякие неприятности, — объяснял Ян, скатывая брезент, покрывавший палубу.

Боб копался в моторе. Потом он крутанул рукоятку. Мотор не заводился.

— Перекачал горючее, — сказал Ян, сразу почуяв запах бензина.

— Нет, это барахлят свечи, отсырели от росы, — самоуверенно возразил Боб. — Видишь, искры нет.

— Какая искра! Ты просто перекачал бензин. Оставь в покое подсос, — сказал Ян, но на всякий случай взял ключ и подошел к Бобу.

На свечи было страшно смотреть. Сажа висела на них хлопьями. Ян снял их, почистил, поставил на место.

8
{"b":"13233","o":1}