ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давай заводи. Пора уходить. Вода уже падает.

Ян багром измерил глубину возле «Бернара» и скорчил такую мину, будто они уже сели на мель.

Боб старался изо всех сил, но мотор не заводился.

— Холодный, как айсберг, — ворчал он. — Надо теплее укрывать его.

Марк тут как тут:

— Яну что! Он только о своих парусах думает.

Ждать больше было нельзя. Отлив уже начался, и вода из Шельды медленно уходила в море. Ян сунул братьям по веслу, сел за руль и скомандовал:

— А ну, дружно, взяли!

Да, совсем иначе представляли они себе свое первое отплытие. Но такова жизнь. Раз мотор упрямится, приходится пускать в ход «ручной двигатель».

Благодаря заостренному корпусу «Бернар» и на веслах шел довольно легко. Ребятам даже понравилось. А когда Ян вывел лодку на стремнину, они заработали так, что чуть весла не поломали. И лодка понеслась быстрее, чем на моторе. Так, по крайней мере, уверял Марк. Но мальчики быстро устали.

Мотор же словно только того и ждал. А может, его солнышком прогрело. В общем, он завелся с первого оборота.

Кильватерная струя тянулась за лодкой прямая как стрела. На волне покачивались буи. Братья улыбались во весь рот. Марк даже забыл спросить, почему над одним буем белеет какой-то шар.

«Хорошо, что не спросил, — думал Ян. — Капитану нельзя отмалчиваться, если член экипажа задает ему вопрос. А я и сам не знаю, что это такое».

Ян взял себе за правило сразу же выяснять все, чего он не знает. Но сейчас на воде было так хорошо, что ему вовсе не хотелось лезть в каюту и рыться в справочниках.

— Интересно, почему они не на всех буях радарные отражатели поставили? — задумчиво сказал Боб.

— Какие отражатели?

— А вон на том буе, видишь?

Так, значит, это радарные отражатели! Молодец Боб! В чем другом, а в технике он разбирается. Моторы, электричество, радио…

— Послушаем сводку погоды, — распорядился Ян.

Мальчики осторожно извлекли из полиэтиленового пакета транзистор, и над водой зазвучала музыка. Они приближались к Дулу. У входа в гавань стояли баржи для песка. Одну из них буксир зацепил и потащил к Бату. Там у отмели стоял земснаряд. Пустая баржа капризно прыгала на волнах, словно ей совсем не хотелось приниматься за работу.

По радио начали передавать сводку погоды. Диктор сообщил, что завтра утром ожидается похолодание и дождь. Циклон, центр которого находится над Ирландией, распространит свое действие и на Нидерланды.

— Вот мудрецы! — сказал Ян. — Достаточно посмотреть на небо — и сразу видно, какая завтра будет погода.

Небо было бледно-голубое, с легкой паутинкой облаков.

Боб посмотрел на небо, а потом легонько постучал пальцем по стеклу барометра. Стрелка камнем упала вниз.

— А диктор-то прав, — сказал он, — будут дождь и ветер.

— Что, старые кости ломит? — участливо осведомился Марк.

— Хоть бы действительно ветер поднялся, — сказал Ян. — Сегодня погода, конечно, отличная, но влетит она нам в копеечку! — Он с тревогой посмотрел на канистру.

Но Марк считал, что они вполне могут выловить из реки бочку, полную бензина, которую потерял какой-нибудь лихтер.

Тем временем «Бернар» подошел уже к границе с Голландией. Ян показал братьям, где эта граница проходит, сначала на карте, а потом на местности. Шельда здесь широкая, как море, от берега до берега не меньше километра.

Возле бакена у Сафтинге стояла рыбачья лодка. Рыбак на корме возился с сетью. Он приветливо помахал мальчикам. Марк так бурно салютовал в ответ, что «Бернар» едва не перевернулся.

— За борт захотелось? — рявкнул Ян.

— Уж и шевельнуться нельзя! — проворчал Марк.

— Надень спасательный жилет, тогда и шевелись на здоровье.

— Смотрите, смотрите, затонувший корабль! — крикнул Боб.

В излучине Бата торчали из воды труба и мачты.

— Давай подойдем к нему, а, Ян?

— Нет, — отрезал Ян. — Мы пойдем через ту вот протоку, срежем большой угол и уберемся с пути морских судов.

— Где ты видишь суда?

— Они могут появиться в любую минуту.

А кстати — почему они не встретили ни одного судна? Ведь в Антверпенский порт ежедневно заходят сотни судов… Что же это значит? Может, у морского берега стоит туман? Надо проверить компас, а то попадешь в туман и не выберешься.

Ян изменил курс и повел лодку к затонувшему кораблю. Возле него стояло несколько ботов. У одного из них на рее вертикально висел красный лоскут.

— У них что, взрывчатка на борту? — спросил Марк. — Смотри, красный флаг повесили.

— Да нет. Этот флаг означает, что опасна большая волна, — разъяснил Ян. — Возможно, здесь работают водолазы.

— Под водой? — спросил Марк.

— Нет, дурачок. В небе. Летающие водолазы.

— А разве от водолазов бывают большие волны?

— Судам — понимаешь? — судам запрещается поднимать большую волну, когда работают водолазы. Волна может ударить водолаза обо что-нибудь и повредить ему скафандр или баллон, если он в костюме облегченного типа.

Разобравшись наконец с этим вопросом, Ян велел выключить мотор и занялся компасом. Вскоре он сообщил, что компас работает исправно, по крайней мере на этом курсе. А раз так, значит, можно продолжать путь.

Затонувший корабль остался позади. «Бернар» шел в излучину Бата.

— Местечко каверзное, — сообщил Ян. — За час до высокой воды прилив идет здесь со скоростью пять миль в час, и лодку запросто может перебросить через те вон отмели. В прошлом году нас тут так мотало — света белого невзвидели.

— А что в таких случаях надо делать? — спросил Марк.

Он живо представил себе, как их суденышко закрутит сейчас вокруг собственной оси.

— Ничего. Спустить паруса и ждать да надеяться, что тебя не швырнет на проходящее судно.

Отлив набирал силу, и буи все быстрее проносились мимо.

— Я есть хочу, — признался Марк.

Боб хотел было напомнить, что они всего два часа как из дому, но, увидев несчастную физиономию младшего братишки, сказал, что тоже не прочь подкрепиться.

Ян кивнул в знак согласия, и мальчики занялись приготовлением завтрака.

После завтрака Ян проверил, сколько у них осталось бензина, и удивленно присвистнул. Затем он сбавил газ. «Бернар» пошел заметно тише.

— Зачем ты это делаешь?

— Экономлю горючее.

— Но тогда мы слишком долго будем добираться.

— Конечно. Но это все-таки выгодней. Вот если б подул ветерок, я бы прямо двинул к Остенде или Зеебрюгге.

Он бы двинул, в этом братья не сомневались. Зато они очень сомневались, что отец одобрил бы его затею. В первый раз выйти под парусами — и сразу же махнуть в Северное море!

Конечно, в морском порту интересней, чем в такой дыре, как Тернезен. В Остенде можно увидеть тральщики, фрегаты, корветы и патрульные катера, можно полюбоваться огромными пассажирскими судами линии Остенде — Дувр. А рыбачьи суда и траулеры, которые ходят в Исландию! Но если отец узнает, прости-прощай «Бернар».

— В Тернезене в общем-то тоже интересно, — сказал Боб. — Мы ездили туда с классом на автобусе.

Они плыли у самого берега, используя сильное течение. Вода уже спала, и кое-где выступили белые песчаные банки. Над камышом на затопленных землях Сафтинге поднялся туман. Волшебное белое покрывало повисло над бескрайними отмелями.

— Где-то здесь есть проход, — сказал Ян. — Мы однажды пытались пройти, да только далеко не ушли: сели на мель.

У ребят даже мурашки по спине побежали, когда они представили, каково это — всю ночь проторчать в окутанном туманом болоте, в промозглой вони стоячей воды.

В Антверпен шло большое белое судно, на каких обычно возят фрукты. В окнах рубки поблескивало солнце. Казалось, судно подает световые сигналы. Вспененные волны катились от него к берегу.

— Держитесь! — крикнул Ян, разворачивая лодку носом к волне.

Братья вцепились в борт, удивляясь, чего он так испугался.

9
{"b":"13233","o":1}