ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Главнокомандующий немецкими войсками Запада 24 июля 1944 года отказался признать это заявление, ссылаясь на заключенное в 1940 году перемирие с Францией, запрещавшее любому французу вести вооруженную борьбу против Германии и ставившее этих борцов на положение вольных стрелков.[56]

Но под влиянием изменившейся военной обстановки командующий войсками Запада признал законность партизанских групп при том условии, «что они будут сведены в подразделения и части, станут действовать совместно с войсками противника на фронте и будут носить знаки различия в виде нарукавной повязки и т. п.».

Партизанская война в Италии

Еще до выхода Италии из союза с Германией в кругах, близких к маршалу Бадольо, были проведены некоторые серьезные мероприятия для организации партизанской борьбы. Вскоре после того, как Италия 8 сентября 1943 года вышла из состава стран оси и новый глава правительства Бадольо призвал народ к партизанской борьбе, в отдельных районах страны развернулось партизанское движение.

Основой партизанских отрядов были итальянские солдаты, дезертировавшие в горы или бежавшие из плена. Впоследствии к ним присоединилось большое количество мужчин и женщин из гражданского населения. Вначале руководство партизан имело тенденцию к объединению местных отрядов в очень непрочные по своей структуре «бригады». Более четкая организация сложилась лишь в последние годы войны. Главное командование партизан находилось в ставке союзников в Италии. К более крупным соединениям партизан прикомандировывались союзные офицеры связи.

Партизаны обеспечивали себя продовольствием и одеждой, конфискуя их у населения. Позднее предметы снабжения доставлялись им союзниками по воздуху, а также на подводных лодках, подходивших к неохраняемым участкам побережья. В противоположность партизанам на Балканах продовольствием они были обеспечены в достаточной мере. Не испытывали они недостатка и в оружии, боеприпасах и взрывчатых веществах.

Вначале деятельность итальянских партизан не была эффективной, но весной 1944 года она приобрела большое значение, и особенно в Тоскане. Следуя новому призыву Бадольо, сделанному им совместно с английским фельдмаршалом Александером, партизаны довели общую численность своих отрядов летом 1944 года пример но до 100 тыс. человек. Резкое увеличение численности не могло не повлиять на эффективность боевых действий партизан. Однако почему-то зимой количество партизанских налетов резко сократилось. Зато весной 1945 года партизаны насчитывали в своих рядах уже около четверти миллиона человек. Теперь они перешли к решению задач, имевших весьма большое практическое значение. Воспрепятствовать их действиям можно было только путем решительных мероприятий военного и политического характера.

Итальянские партизаны воевали особенно коварно и применяли самые бессовестные методы. Ни на одном другом театре военных действий не было, например, случаев отравления воды в колодцах. А между тем у населения страны партизаны везде встречали значительную поддержку.

Как и повсюду, немецкое командование вынуждено было прибегнуть к обычным в таких случаях контрмерам; это объясняется сущностью партизанской борьбы и борьбы войск за свое существование в особенно тяжелых условиях. Борьбу с партизанами в непосредственной близости от фронта, а также на последних участках обороны побережья должны были вести полевые армии, а в остальных случаях эта задача возлагалась на старшего полицейского начальника и начальника службы «СС». Согласно нормам Гаагской конвенции ведения сухопутной войны, итальянские партизаны были также поставлены вне закона.

* * *

Сказать что-либо окончательно сформулированное о сущности современной партизанской войны пока еще нельзя. Этот вопрос находится в историческом развитии и имеет свою собственную закономерность независимо от того, сожалеем мы об этом или нет. Несомненным является то, что партизаны никогда не будут придерживаться норм международного права, потому что это противоречит существу современной партизанской борьбы. Поэтому совершенно необходимо обеспечить солдату более широкие полномочия и не ограничивать их, как это предусматривает 4-я Женевская конвенция от 1949 года. Однако и таким путем нельзя найти удовлетворительного решения этого вопроса.

Даже если нам и удастся достичь каких-то определенных результатов, исследуя этот вопрос, все равно придется сделать еще очень многое, для того чтобы внести наконец полную ясность в правовые нормы партизанской войны в международном масштабе. Неясность здесь может только увеличить путаницу. При этом следует помнить прежде всего одно: неясность в правовом отношении этого, хотя и достойного сожаления, но совершенно неизбежного нового вида народной борьбы особенно сильно увеличивает страдания мирного населения. Население в случае войны будет сдавлено двумя враждующими группами: партизанами, с одной стороны, и регулярными войсками — с другой. Мы все окажемся в положении страуса, ищущего спасения у себя под крылом, если сообща не предпримем самых серьезных мер к ограничению форм партизанской войны, причем не на основе какой-то отвлеченной теории, а на конкретном опыте прошедшей войны.

ЛИТЕРАТУРА

Воlhuis J. J., Onderdruking en verzet. Nederland in oorlogstjd, Bd. 1–3, Amsterdam. Meulenhoff, 1948–1952.

Fjord F., Norwegens totaler Kriegseinsatz. Europa Verlag, Zurich, 1944.

Miсhel H., Histoire de la Resistance 1940–1944. Presses Universitaires de France, 1950.

Rendu1iс L., Gekampf, gesiegt, geschlagen, Welsermuhe, Vowinckel, Heidelberg, 1952.

Strоbel G.W., Die polnische Widerstandsbewegung seit 1939, Zeitrschrift «Osteuropa», 1952. H. 3.

Abetz O., Das offene Problem, Greven Verlag, Koln.

Вице-адмирал в отставке

Курт Ассман

Война на море

Когда 3 сентября 1939 года Англия объявила войну Германии, политические руководители последней были неприятно удивлены. Гитлер, не обращая внимания на настойчивые и неоднократные предупреждения британского премьер-министра Чемберлена и британского посла Невилла Гендерсона, до самого последнего момента считал, что та угрожающая позиция, которую Англия заняла в германско-польском конфликте, является простым блефом. Вступление в войну Англии, поддержанное буквально через несколько часов аналогичным заявлением Франции, означало, что отныне война между Германией и Польшей, которую Гитлер намеревался локализовать на территории последней, превращается в мировую войну, которая для Германии, если она вообще собиралась воевать с Великобританией, должна была стать прежде всего войной на море.

Германский военно-морской флот был явно не подготовлен к ведению такой войны, так как не имел ни материальной базы, ни соответствующих планов. До весны 1938 года Гитлер постоянно указывал главному командованию военно-морского флота, что о войне против Англии не может быть и речи. За несколько лет до этого — в 1935 году — было заключено англо-германское морское соглашение, по которому между германским и британским флотами устанавливалось новое соотношение, 35:100. В этом соглашении говорилось, что Германия, исключая всякое соперничество с английским военно-морским флотом, может строить свой военно-морской флот в мире и дружбе с Англией.

вернуться

56

То есть ставившее их вне закона. — Прим. ред.

37
{"b":"132338","o":1}