ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда мы едем? — спросила она, заметив, как Лукас въезжает в открытые ворота особняка Брюстеров.

— Я привез тебя… О! Болван! — Лукас остановился перед гаражом и ударил себя рукой по лбу. — Проклятье! Мы ведь не извинились за твой… в смысле за отъезд Эналайз из города. Ну и ну! — Он откинулся назад, покачал головой и с печальной улыбкой посмотрел на Сару. — Прости меня. Я понятия не имел, что все может так осложниться. Наверно, ты хочешь вернуться в отель?

— Да, — кивнула Сара. Вернуться в неуютную комнату, к своей настоящей жизни, где она никому не нужна.

— Я придумаю, что сообщить Ральфу и Клер. Может быть, попрошу Линду сказать им, что Эналайз проведет ночь с ней. Линда просто подумает, что Эналайз и я… ну, ты понимаешь. — В сумрачном свете садовых лампочек Сара заметила, как во взгляде Лукаса заиграли плутовские огоньки. — Я очень ценю все, что ты для меня сделала, — прошептал он, — и обещаю отплатить услугой за услугу. Завтра я позвоню Тому и договорюсь с ним о встрече в понедельник.

— Спасибо.

Лукас прощается с ней. Она больше никогда его не увидит.

Если только не докажет, что Эналайз ее сестра. Тогда, может быть, они пригласят ее на свадьбу.

Лукас будет ее зятем.

Их дети будут называть ее «тетя Сара».

— Сара.

Девушка взглянула на Лукаса.

— Что?

— С тобой все в порядке?

— Конечно. А почему ты спросил?

— Не знаю. Просто ты кажешься немного грустной.

Она заставила себя улыбнуться.

— Я просто устала. Это был длинный и напряженный день.

— Да. — Лукас вставил ключ, чтобы завести двигатель, но не повернул его. — Я действительно тебе очень признателен. Я, кажется, уже говорил это…

— Да.

— Ну, давай я отвезу тебя в гостиницу. Он не пошевелился. Аромат роз наполнил машину сквозь открытое окно. Их запах пьянил намного сильнее, чем все шампанское, которое они сегодня выпили. Неожиданно яркий свет озарил машину.

Сара повернулась и увидела фары автомобиля, остановившегося за ними.

— Это Ральф и Клер, — воскликнул Лукас. — Все, попались. Прости, мне очень жаль.

Ей показалось, что он лукавил, — они давно могли уехать… Но думать об этом было поздно — Ральф и Клер вернулись. Значит, ей придется провести еще одну ночь в их доме и снова лгать им, принимая их любовь и нежность, выдавая себя за их дочь…

И все же крошечная частица души Сары радовалась при мысли, что ей вновь предстоит войти в этот огромный дом, окунуться в атмосферу любви и ласки. Снова увидеть Лукаса.

— Ты собираешься домой, дорогая? — Голос Клер раздался у нее за спиной.

— А, молодые влюбленные, — добавил Ральф, подходя к жене. — Ты увидишь ее через несколько часов, — обратился он к Лукасу, а сейчас дай ей поспать немного.

Губы Лукаса беззвучно произнесли слово «пожалуйста».

Сара была не в состоянии бороться с соблазном. Она вышла из машины. Клер обняла ее за талию, а Ральф положил руку ей на плечо. Все трое направились к дому.

— Увидимся завтра, — крикнул Лукас им вдогонку.

Не забывай, что все это только притворство, твердила себе Сара. Она шутит с огнем, и это может плохо для нее кончиться. Если она поверить в этот маскарад всего лишь на мгновение, вся оставшаяся жизнь покажется ей невыносимой. Девушке ужасно хотелось, чтобы руки Лукаса снова обняли ее, увидеть его улыбку, обращенную к ней, и понимать, что он готов исполнить любую ее прихоть.

Глава 7

Луч солнечного света пробился сквозь занавеску и разбудил Сару. Было раннее утро понедельника, и Сара лежала на постели в своем номере в гостинице. Номер живо напомнил ей бесконечную череду квартир, по которым они всю жизнь кочевали с Джун Мартин, но сегодня он казался особенно унылым и неуютным.

Вчера она проснулась в веселой спальне Эналайз. Клер пришла, чтобы поторопить ее пора было завтракать и отправляться в церковь.

Потом они все вместе вновь вошли в огромный храм, где накануне в субботу проходила репетиция не ее свадьбы.

Сара сидела рядом с Клер, Ральфом и Лукасом, пела вместе с церковным хором и опускалась на колени, чтобы помолиться. Потом священник произнес проповедь об обмане, и Саре захотелось забиться под церковную скамью, превратиться в крупинку пыли и исчезнуть в толстом ковре.

Лукас обнял ее, словно успокаивая, и она уговорила себя, что ее ложь помогает избежать волнений в семье Эналайз.

После службы большинство отправилось к Брюстерам, и вновь Саре пришлось бороться с соблазном поверить, что доброжелательное отношение людей к ней вполне заслуженно.

Когда они стояли на тротуаре, Лукас сообщил Клер и Ральфу, что они с Эналайз сейчас едут к нему домой, где она заберет свою машину, а потом они отправятся в Даллас на конференцию, связанную с открытием нового вида бабочек.

— Конференция в воскресенье вечером? спросил Ральф.

— Рано утром в понедельник, — быстро сообразил Лукас.

— Очень рано, — оправдывалась Сара. Вся сила воли понадобилась ей, чтобы не поддаться на уговоры Ральфа и Клер поехать домой, перекусить и собрать сумку. Она также отклонила приглашение Лукаса пойти в ресторан — притворство становилось слишком правдоподобным, и это пугало ее.

Сара встала с постели и решительно направилась в душ. Она не отступит и все равно рано или поздно дознается, кто же были ее родители.

Сначала надо будет пойти в банк, потом в библиотеку — попробовать поискать в местных газетах упоминание о Джун Мартин.

Может, к тому времени вернется Эналайз, и, кто знает, не поможет ли она ей в поисках. Если они действительно близнецы.

Сара взглянула на себя в зеркало в ванной. Вот именно, близнецы. Она забыла, что в этом городе ее все будут принимать только за Эналайз.

Священник в церкви был прав — ложь так легко не отпускает.

Надо было найти выход. Вот если бы у нее были темный парик, очки и строгий костюм, то можно было бы придумать себе профессию, которая не вызвала бы подозрений у банковских служащих и дала бы ей право получить сведения о Джун Мартин.

Ведь, в сущности, все, что Саре нужно, это доступ к компьютеру.

Ровно в полдень Мери Мюллер, страховой агент, самоуверенная и даже немного высокомерная девица, толкнула дверь Первого Национального банка Бриар-Крика.

Сара поправила узкую черную юбку, надвинула очки на нос и посмотрела в зеркало, чтобы убедиться, что парик сидит как надо. У справочного стола она достала одну из визиток, которые ей удалось напечатать сегодня утром.

— Я разыскиваю вашу бывшую служащую, быстро и четко проговорила Сара. — Джун Мартин. Она работала здесь в 1970 или 1971 году.

О ней доложили в офис Джорджа Фремонта, президента банка. Час назад он отказался отвечать на звонки Сары Мартин. Сара пожала мягкую влажную руку и села на стул, прямо напротив него. Странно, но еще сегодня утром ее пугала даже мысль о встрече с этим маленьким, толстым и лысым человечком.

— Чашечку кофе? — предложил он.

— Нет, спасибо. Все, что мне нужно, так это только немного информации. Джун Мартин была застрахована на сто тысяч долларов пожизненным страховым полисом, и это единственный адрес, который нам удалось разыскать.

— Джун Мартин? — Он сложил руки на круглом животе. — Кажется, кто-то еще спрашивал о ней не так давно.

— Да, вам звонила служащая нашей компании, но ей ничего не ответили. Так что мне пришлось самой ехать сюда.

— Да, верно, это был телефонный звонок. — Он поднял трубку и попросил принести кадровые записи за 1970 и 1971 года. — Должно быть, у вас интересная работа, — заметил он, пока они ждали.

— Да, — не могла не согласиться Сара. За последние три дня это уже ее третья роль. — Но, я уверена, работа президента банка не менее увлекательна.

Он пожал плечами.

— Так вышло. Меня направили сюда из Далласа, когда наша компания выкупила контрольный пакет акций. Это хорошее приобретение, но городок, конечно, не сравнить с Далласом. А вы откуда приехали? — Он бросил взгляд на ее визитную карточку. — Канзас-Сити. Я был там как-то на конференции. Милое местечко.

11
{"b":"13234","o":1}