ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лукас выпрямился.

— Давай ключи.

Сара протянула ему связку, и он сел в машину. Двигатель завелся при первом же повороте. Лукас снова вылез и захлопнул дверцу.

— Пошли в дом. Я умоюсь, и мы позвоним Тому. Он что-то оставил для меня на автоответчике…

Сара вдруг заволновалась.

— Том объяснил, в чем дело?

— Нет, но он, должно быть, уже дома. Сейчас все выясним.

Они вошли в дом, и Лукас отвел ее в ванную комнату. Сара быстро умылась, однако джинсы и блузка оставались грязными. Что было делать? Боясь испачкать мебель, девушка стояла посреди гостиной, изнемогая от нелепости ситуации. Может, облокотиться о каминную полку? Она положила руку на камин и постаралась выглядеть непринужденно.

Вышло ужасно глупо. Она попробовала еще несколько поз.

— Это что, новый танец или у тебя аллергия на машинное масло? — Лукас смотрел на нее, широко улыбаясь. Сара покраснела от смущения.

— Я просто… — Она взмахнула дрожащими руками, стараясь скрыть волнение.

Лукас окинул ее взглядом, и его усмешка исчезла, на лице застыло странное выражение, от которого у Сары быстрее забилось сердце. Он сощурился и снова попытался улыбнуться. Улыбка вышла довольно натянутой.

— Поскольку я не могу просить тебя снять всю одежду, я принесу полотенце, чтобы ты могла сесть.

Он снова вышел. Сара застыла на месте. «Снять всю одежду». Это предложение, этот голодный взгляд… Если бы у нее была хоть капля здравого смысла, она тут же прыгнула бы в свою машину и уехала отсюда подальше. Сара непременно так и посупила бы, если бы не новости от Тома Джекинса. Это единственная причина, по которой она не сбежала прямо сейчас.

Как упорно она себя ни убеждала, ей все равно не удалось заставить себя поверить в это.

Лукас вернулся с пушистым бежевым полотенцем в руках. Он расстелил его на диване, и Сара еще раз отметила, что все в этом доме было пастельных тонов.

Интересно, как изменится эта комната, когда Лукас и Эналайз поженятся?

Черт возьми, какое ей до этого дело?

Сара обошла диван и осторожно села на полотенце, боясь испачкать и его.

Не глядя на нее, Лукас взял телефон и набрал номер. Он обменялся с Томом приветствиями, а затем взял карандаш и бумагу. Это могло означать, что у Тома есть какая-то информация. Лукас начал что-то записывать. Напряжение Сары росло. Она немного подалась вперед, словно пытаясь услышать то, что говорил Том.

Наконец, после, казалось, бесконечного разговора, Лукас повесил трубку и повернулся к ней.

— У меня есть хорошая и плохая новости. — Лицо у него было непроницаемым. Сара постаралась взять себя в руки.

— Тому не удалось ничего узнать о твоей матери. Он выяснил, что настоящая Джун Мартин, владелица социального страхового полиса, умерла много лет назад в Лос-Анджелесе.

Сара чувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Слова Лукаса означали, что у нее никогда не было ни матери, ни фамилии, ни прошлого. Все, что она сегодня имеет, принадлежит Эналайз, и рано или поздно ей придется вернуть долг — рассказать правду Ральфу и Клер. И тогда у нее не останется совсем ничего. Ведь даже если Эналайз ее сестра, может оказаться, что ей вовсе не нужна такая родственница, как Сара, и она попросту не примет ее. У Эналайз и так уже есть Ральф, Клер и Лукас.

— Надеюсь, это была плохая новость. Лукас улыбнулся, и она немного расслабилась.

— Да. А теперь хорошая: Том нашел Альберта Мартина.

Лукас пристально посмотрел на Сару.

— Это великолепно, — проговорила она скорее испуганно, чем радостно, и он вдруг поймал себя на том, что тоже почему-то не рад. Словно кто-то собирался их разлучить… — Где сейчас живет Альберт Мартин? — тихо спросила она.

— Здесь, в городе. В центре для пожилых людей.

Он опустился на корточки перед Сарой, заглянул ей в глаза и протянул сотовый телефон.

— Том дал мне номер этого человека. Не хочешь ему позвонить?

— Разумеется, хочу, — согласилась Сара, но только не знаю, о чем с ним говорить, с чего начать. Не могу же я вот так сразу все выложить.

— Ты права. А если просто сказать ему, что твоя мать его знала и теперь тебе хотелось бы навестить его? Потом при встрече все объяснишь…

— А если он спросит, кто была моя мать? Я ведь даже не знаю ее настоящего имени.

Несколько секунд они сидели в мертвой тишине, глядя друг на друга.

— И что же ты собираешься делать?

— Поеду домой и подумаю обо всем. — Печальная улыбка застыла на ее нежном лице. — Я имею в виду, вернусь в гостиницу. Это единственный дом, который у меня сейчас есть. Возможно, мне придется сделать то, что сделал ты много лет назад: начать новую жизнь и забыть о прошлом.

— Прекрасная мысль. — Лукас попытался сказать это весело и непринужденно, но у него не получилось. Ему почему-то ужасно не хотелось, чтобы Сара была счастлива без него. — Том собирается проверить происхождение Эналайз. Если ее тоже удочерили, то он попробует раздобыть информацию через Ральфа и Клер.

Сказав это, Лукас вдруг понял, что Сара и Эналайз действительно могут оказаться сестрами. Эта мысль не принесла ему ничего, кроме горечи и разочарования.

Сара скоро станет его свояченицей. Полный абсурд. Эта девушка волновала его, он хотел заботиться о ней явно не по-братски, был способен даже разрушить жизнь их обоих. Если он женится на Эналайз… Откуда взялось это «если»? Дрожащей рукой он вытер капли пота со лба.

— Тебе нехорошо, Лукас?

— Ничего, все в порядке. — Он быстро вскочил с дивана — подальше, подальше от искушения, от Сары.

Она тоже встала.

— Спасибо, что помог починить машину и что уговорил Тома навести справки о моей семье. И за… — Она пожала плечами и сдержанно улыбнулась. — Словом, за все.

— Не стоит благодарности. Всегда рад помочь тебе, Сара Мартин. Я тоже благодарен тебе, что ты спасла мою честь на репетиции свадьбы.

Девушка медленно направилась к двери. Лукас шел за ней, борясь с непреодолимым желанием обнять ее и целовать, целовать до тех пор, пока она не поверит, что не одинока в этом мире, что у нее есть он…

— Позвони мне, после того как поговоришь с Альбертом Мартином, хорошо?

— Хорошо.

— А я свяжусь с тобой, если Том узнает еще что-нибудь.

— Спасибо.

— И когда вернется Эналайз.

— Договорились. Ну, до свидания.

Она вышла из дома.

— Не хочешь, чтобы я пошел с тобой на встречу с Альбертом Мартином? — крикнул вдруг Лукас.

Девушка обернулась, улыбаясь.

— Спасибо. Думаю, я сама справлюсь.

Не повернувшись больше ни разу, она спустилась вниз по улице к своей машине.

Конечно, она справится. Как справлялась до сих пор. Он ей больше не нужен. Сара отличный человек, и она заслужила немного счастья и покоя.

Лукас вошел в дом, закрыл за собой дверь и со злостью ударил в нее кулаком. Проклятое родительское наследство — неспособность противостоять страсти, слепое подчинение ей. Он взглянул на часы. Через десять минут Сара будет у себя в номере. Если он сейчас ей позвонит, то испортит жизнь не только себе, но и ей. И он не сделает этого, он будет слушаться своего разума, а не сердца.

Глава 11

На следующее утро они стояли перед квартирой номер сто девяносто три, и Лукас сжимал Саре руку. — Все будет хорошо.

Почти всю прошедшую ночь Сара не спала. Лукас позвонил ей, едва она вошла в свой номер. Он настаивал на том, чтобы пойти вместе с ней к Альберту Мартину. Искушение было слишком велико — встретиться с ним, увидеть его еще раз… Пока он не стал мужем Эналайз… Образ Лукаса постоянно преследовал Сару. Как она ни старалась, она не могла выкинуть его из головы. Сара встала почти на рассвете, но ей понадобилось целое утро, чтобы найти в себе смелость позвонить Альберту Мартину. В конце концов набрав его номер, она ничего не сказала ему, за исключением того, что только что приехала в этот город и хотела бы с ним поговорить. Сара глубоко вздохнула и постучала. Дверь номера сто девяносто три открылась. Первое мгновение Сара ничего не видела внутри было довольно темно, но потом она заметила маленького седого старичка.

17
{"b":"13234","o":1}