ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я — Сара, — представилась она. — Я звонила вам утром. А это Лукас Дениэлс, мой друг.

На лице у старика появилась милая и добрая улыбка.

— Добро пожаловать, Сара и Лукас. У тебя такие красивые волосы, — заметил он. — Если вы продаете что-нибудь, то мне придется огорчить вас — у меня совсем нет денег. Но я буду очень рад, если вы согласитесь посидеть со мной и выпить стакан чаю со льдом.

Нежность и жалость наполнили сердце Сары — старик, верно, очень одинок, а она знала, что такое одиночество.

— Я ничего не продаю и с удовольствием выпью стаканчик чаю.

Старик отступил, пропуская их в комнату. Лукас положил руку Саре на плечо, и почему-то это прикосновение придало ей силы. Она шагнула через порог.

Комната была маленькой и невзрачной, но множество фотографий на стенах придавали ей довольно уютный вид.

— Вы пьете с сахаром?

— Нет, без сахара, — ответила Сара.

— Я тоже, — добавил Лукас. Альберт отправился на кухню, а Сара принялась изучать фотографии.

— Посмотри, это, наверное, Альберт с женой. — Она взяла старую черно-белую свадебную фотографию в красивой рамке. Казалось, молодожены смотрят в будущее, а не в объектив камеры. Их взгляды были полны любви, надежды и счастья.

— Это Роза и я. — Альберт Мартин зашел в гостиную, неся маленький поднос с тремя стаканами.

— У вас красивая жена. Альберт кивнул.

— Да, она была прекрасна. Присаживайтесь.

Сара поставила карточку на туалетный столик и села на диван рядом с Лукасом. Альберт уютно устроился в кресле.

— А сейчас расскажите мне, что привело такую милую пару в дом старика.

— Мы просто друзья, — объяснила Сара и, не вдаваясь в подробности, рассказала ему историю своей жизни, в том числе и о том, что его имя было указано в ее свидетельстве о рождении.

Старик молча слушал, время от времени кивая головой.

— О! — наконец воскликнул он. — Я понимаю. Вы полагаете, что я могу быть вашим отцом?

Сара напряженно ждала ответа. Лукас сжал ее запястье, и ей стало легче. Как хорошо, что он пошел с ней! Неважно, что будет потом, главное — сейчас он рядом.

— Вы ее отец? — Лукас задал вопрос, на который Сара не отважилась. Альберт печально улыбнулся.

— Жаль, но нет. Мне бы очень хотелось иметь такую дочь. Роза и я всегда мечтали о ребенке, но Бог не дал нам этого счастья. Если бы ты была нашей дочерью, мы ни за что на свете не бросили бы тебя. — В его бледных глазах стояли слезы. — Мне действительно очень жаль.

— Мне тоже. — Сара с трудом проглотила огромный ком, подступивший к горлу. Потом лихорадочно порылась в кошельке. — Вы не взглянете на фотографию моей матери? Может быть, вы знали ее? Или вместе работали в банке?

Альберт поставил стакан на столик и вынул из кармана рубашки очки.

— Ее лицо кажется мне знакомым, но… — Он покачал головой. — Это было так давно. Да и память у меня уже не та…

Дрожащей рукой Сара взяла фото обратно. Еще одна тропинка, которая должна была привести ее в прошлое, оборвалась.

Они пробыли у Альберта Мартина еще час. Поговорили о городе, о работе нового мэра, о постройке нового торгового центра. Когда они собрались уходить, старик проводил их до самой машины Лукаса.

— Ребята, приезжайте в любое время, я всегда буду рад вам. Знаешь, мне было бы приятно иметь такую дочь, как ты, Сара Мартин.

Стоя у открытой дверцы машины, девушка улыбнулась старику. Слезы снова затуманили ее взгляд.

— Спасибо. Мне бы хотелось как-нибудь пообедать с вами, сходить в кино или еще куда-нибудь.

— Мне нравится твоя идея. Если я вспомню, на кого ты похожа, немедленно позвоню. — Солнечный свет заставил его прищуриться. — Я думаю, это все рыжие волосы. Я обязательно вспомню, — пообещал он напоследок.

Рыжие волосы… старик наверняка видел однажды Эналайз. Именно на нее она и похожа. Несмотря на разочарование, Сара постаралась улыбнуться.

— Я верю, что вы вспомните. Мужчины пожали друг другу руки, и Альберт вернулся к себе.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Лукас уже в машине.

Она повернулась к нему и улыбнулась.

— Все в порядке. Спасибо, что поехал со мной. — Она оглянулась. — Я буду поддерживать с ним связь. Даже если уеду из города.

— Да, очень милый старик. — Лукас включил зажигание и бросил взгляд в зеркало заднего вида. — Этого не может быть.

— Что там? — Сара испуганно высунулась в окно: сзади к ним вплотную подъезжал знакомый белый «кадиллак». — Боже мой, что же делать?

Лукас запустил пальцы в густую шевелюру.

— Если бы я знал!

— Эналайз! — Клер уже бежала к ним. — Ты и представить себе не можешь, как расстроила меня и отца! Ты никогда раньше не лгала нам!

Больше всего на свете Саре хотелось сейчас провалиться сквозь землю от стыда и раскаяния.

Подошел Ральф.

— Что здесь происходит, Лукас? Ты уверял нас, что наша дочь сейчас в Айове. Вчера, когда Клер играла в бридж, она получила сообщение, что Эналайз в Иллинойсе. Спустя пару часов Эналайз позвонила из Миссури и пообещала все объяснить сегодня вечером, когда вернется домой.

Сара застыла — Эналайз ехала по ее следам. Ральф нагнулся к машине и перевел взгляд на Сару.

— Вчера вечером нам позвонил Берт Девидс и заявил, что ты весь день провела в городе. Ты никак не могла быть в Миссури, когда звонила. Эналайз, что происходит? Что ты здесь делаешь? Кого ты навещала? Где ты была все это время?

Голос у Ральфа дрожал, нервы были на пределе.

— Я не ваша дочь, — не выдержала наконец Сара, чувствуя, как не вовремя вырвались у нее эти слова.

Страдание перекосило лицо Клер. Она обняла Сару, прижалась к ней щекой.

— Что ты такое говоришь? Конечно же, ты наша дочь! Что за сплетни до тебя дошли? Тебе что-нибудь рассказал мужчина, который живет здесь?

Значит, это правда: Ральф и Клер удочерили Эналайз и боялись, что она узнает об этом.

Ральф обошел машину и положил руку на плечо жены.

— Поедем домой, дорогая, — обратился он к Саре. В его голосе больше не было ни злобы, ни гнева, а только грусть. — Нам нужно поговорить. Лукас, ты скоро станешь членом нашей семьи, так что тебе тоже стоит послушать.

Клер схватила его за руку. На ее лице застыло выражение печали и страха.

— Только не это! — прокричала она, почти плача.

Ральф погладил ей руку.

— Все будет хорошо. Надо было открыть ей правду несколько лет назад.

Сара взглянула на них. Похоже, Ральф был готов рассказать Эналайз историю ее жизни.

— Нет, я не могу пойти с вами, — возразила Сара. Это было выше ее сил.

— Почему не можешь, малышка? — испуганно спросила Клер. — Что случилось?

— Нам необходимо заехать ко мне домой на несколько минут, — вмешался Лукас. — Обещаю, что мы с Эналайз приедем к вам позже.

— Успокойся, жена, — утешил Ральф Клер. — Мы будем ждать тебя, дорогая, — обратился он к Cape. — Не забывай, что мы очень любим тебя.

Девушка опустила глаза — она выдержит и не позволит себе снова поддаться на их уговоры. Но какая невыносимая боль пронзает сердце при мысли, что она их больше не увидит.

Лукас включил двигатель и отъехал назад, оставив Ральфа и Клер на стоянке.

Это не твои родители, твердила себе Сара. Они бы не расстроились так, если бы знали, что ты лишь жалкая самозванка, а не их дочь.

Лукас остановился напротив гаража, вышел из машины и открыл перед ней дверцу.

Ну, вот и конец истории. Сейчас, она пересядет в свою машину, вернется в гостиницу, упакует вещи и постарается обо всем забыть.

Целый мир открывается перед Сарой. За последние дни она набралась достаточно смелости, чтобы решительно войти в него.

Можно поехать в Даллас. Яркие огни, огромный город. Там наверняка есть библиотеки, она постарается найти работу, продолжить учебу и получить диплом энтомолога. Не об этом ли она всегда мечтала?

Сара подняла глаза на Лукаса и поняла, что все это ей теперь совсем не нужно. Войти вместе с ним в его дом, и чтобы Лукас удержал ее, поцеловал и заставил забыть об одиночестве. Теперь она хотела только одного — принадлежать этому человеку.

18
{"b":"13234","o":1}