ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну и ну, — воскликнул он, окинув ее взглядом. — Ты выглядишь… — он кашлянул, потрясающе. Остается подобрать туфли. Ну, если у вас и размер ноги одинаковый…

Сара посмотрела на свои легкие кожаные туфли.

— Не думаю. У меня нестандартный размер. Ты знаешь, у меня в гостинице остались хорошие новые туфли.

— Я могу их привезти, когда поеду домой переодеваться.

Она испуганно взглянула на него.

— И я останусь здесь одна? А что мне делать, если Ральф и Клер вернутся?

Лукас подошел к ней, дотронулся пальцами до ее подбородка и улыбнулся.

— Если тебе захочется плакать, смейся. Если станет страшно, старайся казаться смелой. Поступай в противовес своим желаниям. Не позволяй Клер помыкать тобой. Если она велит тебе сделать что-то, чего ты не хочешь, откажись. Несмотря на то что эта женщина весьма требовательна, Эналайз всегда делает так, как считает нужным. И вообще, выше голову! Раз тебе хватило смелости обрезать волосы, ты наверняка справишься и с этим.

— Я постараюсь, — прошептала она. — Но, пожалуйста, не задерживайся слишком долго.

— Хорошо. — Он немного отошел и бросил взгляд на ее ноги.

— Какой размер ты носишь?

— Девятый.

— У Эналайз тот же размер обуви. Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга. Потом Лукас снова вошел в гардеробную и вернулся с парой туфель. Немного отодвинув стул, он усадил на него Сару, опустился на колени и надел одну туфлю ей на ногу. В этот миг Сара почувствовала себя Золушкой. Хрустальная туфелька пришлась ей впору, и она была готова идти на бал с прекрасным принцем.

— У тебя ведь нет похожей на сердце родинки на левом бедре? — неожиданно спросил Лукас, держа пальцы у нее на лодыжке.

Сара вздрогнула и высвободила ногу из его крепких рук. Ей напомнили об интимных отношениях, которые наверняка были у него с другой женщиной.

— Нет, а у Эналайз?

Он медленно поднялся, не сводя с нее глаз.

— Понятия не имею. Я просто пошутил, и, похоже, неудачно. Я сейчас поеду домой переодеться, потом вернусь, и мы вместе отправимся на этот обед. Тебе что-нибудь привезти из гостиницы?

— Нет, ничего.

Лукас задержался у двери.

— Только ничего не бойся, старайся казаться смелой и жизнерадостной и не болтай попусту с Клер.

Сара только неуверенно покачала головой.

Лукас вышел из комнаты. Ему не хотелось оставлять Сару одну, но нужно было привести в порядок мысли. У него прекрасная невеста, которую он боготворит или, по крайней мере, очень любит, и его симпатия взаимна. Может быть, их любовь не безумная и страстная, но именно это и устраивало Лукаса. У него никогда не возникнет желания совершить безрассудный поступок, который мог бы разрушить его жизнь. Его брак с Эналайз сделал бы Ральфа Брюстера очень счастливым, а Лукас был в неоплатном долгу перед этим человеком. Не говоря уж о том, что он просто любит эту семью и не позволит глазам цвета листьев магнолии заставить его забыть об этом.

Лукас спустился вниз. Он уже взял себя в руки.

— Ты уходишь? — спросила Клер.

— Поеду домой переодеться. Скоро вернусь.

— Зачем тебе возвращаться? Мы можем встретиться прямо в ресторане. И я побуду еще немного с моей малышкой.

Лукас усмехнулся.

— Можно подумать, ты больше никогда ее не увидишь. Я живу в двух милях отсюда. Наверняка Эналайз будет проводить больше времени здесь и после того, как мы поженимся.

В этот момент зазвонил телефон. Клер улыбнулась будущему зятю.

— Алло.

Лукас уже соскочил с последней ступеньки.

— Эналайз?! — озадаченно произнесла Клер.

Глава 5

Лукас птицей взлетел обратно и выхватил у Клер трубку.

— Эналайз? Ты застала меня, когда я уже собирался уходить. — Он прикрыл трубку рукой. — Эналайз в своем стиле — звонит сверху вместо того, чтобы самой спуститься вниз.

— Лукас, ты что говоришь? Я звоню с первого этажа аэропорта в Вайоминге. Ты получил мою записку?

— Да, конечно. — Он лучезарно улыбнулся Клер.

— И ты отменил репетицию?

— Не беспокойся, у меня все под контролем.

— Я знала, что у тебя все получится! Ты такой способный! Не представляю, что бы я без тебя делала! Может, как-нибудь и с нашей свадьбой все устроишь?

— Что? — Лукас почувствовал, как у него на лбу выступили капельки пота. — Уже разослано почти сто приглашений!

— Хорошо, мы это обсудим в свое время.

— Обсудим что? О чем ты говоришь? — Лукас безуспешно старался сдержать возмущение и тревогу.

— Расслабься! Ты еще успеешь поволноваться, когда я расскажу, почему уехала. Я приготовила тебе огромный сюрприз!

Лукасу показалось, что земля поплыла у него из-под ног. Уголком глаза он заметил, как нахмурилась Клер.

— Прекрасная идея! — пробормотал он в трубку, проведя трясущейся рукой по влажным губам. — Надевай, что хочешь. Когда ты собираешься спуститься? — Это был намек: может, она скажет наконец, когда вернется.

— Лукас, ты в своем уме? Как я могу спуститься с первого этажа? Ты сегодня уже пробовал шампанское? — На том конце провода раздался веселый девичий смех. — Ну все, мне пора. Ник, наверно, уже ждет. Скажи папе и маме, что со мной все в порядке и я вернусь домой через несколько дней.

Конец связи.

— Ну пока, Эналайз. Увидимся через несколько часов. — Лукас повесил трубку, пожал плечами и попытался выдавить улыбку. — Твоя импульсивная дочь!

Клер повернулась к лестнице:

— Пожалуй, пойду посмотрю, как она. Наверно, малышка так ослабла, что не смогла спуститься вниз.

Лукас погладил Клер по плечу.

— Это не слишком удачная мысль. Эналайз сказала, что собирается вздремнуть. Возможно, она уже спит. Не волнуйся, с твоей дочерью все в порядке.

Клер озабоченно посмотрела на своего будущего зятя.

— Я так рада, что вы поженитесь. Мы с Ральфом рассчитываем на тебя и уверены, что ты о ней позаботишься.

Лукас взял ее за руку.

— Постараюсь. Хотя Эналайз своевольна и упряма.

— Да, ты прав. Это мы с Ральфом виноваты. Мы ужасно баловали ее. Но ты знаешь, я ничуточки не раскаиваюсь. Мне бы хотелось… — Клер не договорила. На голубые глаза навернулись слезы.

— Тебе бы хотелось иметь еще детей, да? Лукас знал ответ на этот вопрос. Он часто слышал, как Ральф и Клер разговаривали на эту тему, но всегда в отсутствие дочери. Тогда он не осмеливался спросить, почему у них нет больше детей, но сейчас слова Сары, что, возможно, Эналайз удочерили, всплыли у него в памяти. Может быть, Ральф и Клер вообще не могли иметь детей. И потому удочерили Эналайз?

— Мы не теряем дочь, а приобретаем сына. Если бы Эналайз не согласилась выйти за тебя, мы бы тебя усыновили. Я рассчитываю, что в этом большом старом доме скоро не будет покоя от маленьких внуков, которых вы нам подарите.

— Я постараюсь, — снова пообещал он. Хотя мысль о том, чтобы завести ребенка с Эналайз, показалась ему почти греховной. Какие дети? Он любит ее, как сестру. Его поцелуи с Эналайз так же чисты и невинны, как тот, что он только что запечатлел на щеке у Клер. Лукас остановился — нет, нельзя оставлять Сару одну в этом доме на целых два часа. Клер наверняка поднимется, чтобы посмотреть, как себя чувствует ее крошка, и Сара, такая беспомощная и ранимая, скорее всего, не выдержит и признается во всем, причиняя себе и Клер жуткую боль. Этого нельзя допустить.

— Я только что вспомнил: мне нужно еще кое-что обсудить с Эналайз. — Он развернулся и побежал к лестнице.

— Ты же сказал, что она спит, — крикнула вслед ему Клер, но он не обратил на нее внимания.

Сара услышала шаги на лестнице и насторожилась. Похоже на Ральфа. А вдруг он узнал, что она самозванка, и сейчас прикажет ей собирать вещи и убираться из их дома? Девушка сжала кулаки и приготовилась к худшему.

Лукас влетел в комнату и улыбнулся.

— Я вижу, ты уже встала и оделась, — почти прокричал он, повернув голову к двери. — Как ты себя чувствуешь?

— Со мной все в порядке. — Поняв что он говорит для кого-то, Сара повторила громче:

7
{"b":"13234","o":1}