ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Победе советских войск под Орлом, Харьковом и Курском во многом способствовали советские люди – жители окрестных городов и сел, помогавшие готовить оборонительные сооружения, а также партизаны, действовавшие в тылу врага.

Одним из решающих факторов, обеспечивших провал операции «Цитадель», было высокое морально-политическое состояние наших войск. Этому способствовала напряжённая ежедневная, ежечасная работа, проводимая командирами, политработниками, партийными и комсомольскими организациями. Она зримо подняла боевые возможности войск.

Необходимо отметить: Курская битва, помимо величайшей победы, означавшей, по существу, достижение коренного перелома в ходе войны, с точки зрения развития военного искусства продемонстрировала новое постижение сути оборонительных действий, когда войска переходили к обороне не вынужденно, а преднамеренно и заблаговременно, чего не удавалось сделать ни в 1941, ни в 1942 годах. Не удавалось потому, что на оборону смотрели как на временный, вынужденный вид военных действий, рассчитанный на отражение наступления превосходящих сил противника, причём в относительно короткие сроки и ограниченными силами. Но опыт не подтвердил этого. Оказалось, что оборона в стратегическом масштабе, осуществляемая с целью удержать занимаемые рубежи и без значительного отхода разгромить наступающего противника, требует не ограниченных, а крупных сил и проведения не кратковременных, а целого ряда ожесточённых оборонительных сражений, подготовка к которым должна начинаться как можно раньше. Такое понимание обороны стратегического масштаба было одним из крупных открытий в советском военном искусстве.

Как уже сказано, во главе разработки и руководства ходом всей Курской операции стоял Г.К. Жуков. А он, как известно, перед каждой операцией изыскивал новое построение системы артиллерийской подготовки, новые приёмы разведки боем и атаки главных сил, уделяя особое внимание проявлению хитрости и дезинформации противника. Он считал, что каждый бой, операция должны быть уникальны и неповторимы по своим условиям, и, соответственно, такими же уникальными и неповторимыми были его решения и способы действий.

Например, Георгий Константинович в целом высоко оценивал оперативно-стратегические способности германского командования, но вместе с тем неоднократно отмечал его приверженность шаблону. Так, под Курском гитлеровцами наносились формально эффективные фланговые удары с целью окружить и уничтожить войска Центрального и Воронежского фронтов. В действительности же это были лобовые удары против самых сильных их группировок.

Как говорил Г.К. Жуков на разборе учения в Белорусском военном округе в 1957 году, совсем другие результаты могли быть, если бы немцы главный удар нанесли по вершине Курского выступа с целью выхода в тыл основных группировок советских войск, развернутых фронтом на север и юг.

Таким образом, в ходе подготовки и проведения Курской битвы советское командование успешно решило ряд проблем в области стратегии, оперативного искусства и тактики. Получили дальнейшее развитие организация стратегического взаимодействия между группами фронтов, применение стратегических резервов, с помощью которых ВГК изменяло соотношение сил в свою пользу. Был приобретён новый опыт массирования сил и средств на решающих направлениях. Танковые армии новой организации впервые использовались в качестве эшелона развития успеха. В воздушных операциях под Курском советская авиация окончательно завоевала стратегическое господство в воздухе и удерживала его до конца войны.

ПРОТИВОВОЗДУШНАЯ ОБОРОНА ВОЙСК И ОБЪЕКТОВ ТЫЛА ФРОНТОВ В КУРСКОЙ БИТВЕ

Учитывая изложенные характерные особенности Курской битвы, имеет смысл показать участие в её подготовке, проведении и завершении сил ПВО отдельно.

В области военного искусства гитлеровский генеральный штаб по-прежнему и небезосновательно считал основой успешных боевых действий наступательные операции с массированным применением главных ударных сил – танковых, механизированных и особо - авиационных соединений, позволявших наносить серьёзный урон советским войскам не только в зоне соприкосновения с ними, но и на всю тактическую и значительную часть оперативной глубины их обороны.

Немцы твёрдо усвоили, что уже в первые дни войны эти их боевые силы и средства породили в сознании бойцов и командиров Красной Армии «танкобоязнь» и «самолётобоязнь», которые безотказно действовали в пользу фашистских войск в 1941 и 1942 годах. И это было действительно так. В личном послании президенту США Ф.Д. Рузвельту от 7 октября 1942 года И.В. Сталин писал: «Практика войны показала, что самые храбрые войска становятся беспомощными, если они не защищены от ударов с воздуха».

Рассчитывая на то, что этот моральный фактор будет действовать в их пользу и в 1943 году, гитлеровское военное руководство стремилось усугубить его, введя в состав воздушных флотов истребители-бомбардировщики «Фокке-Вульф-190А» и штурмовики «Хеншель-129» с улучшенными лётными и боевыми характеристиками. Накапливание этих средств в войсках главным образом и определяло сроки начала операции «Цитадель».

Ставка советского Верховного Главнокомандования, как уже сказано, заранее, исходя из анализа сложившейся обстановки и данных всех видов разведки, определила Курский выступ как наиболее вероятный район готовящейся фашистами стратегической наступательной операции. Это подтверждалось и тем, что гитлеровцы сосредоточили в районе Курской дуги более 60% самолётов от общего числа действовавших на советско-германском фронте.

Замысел советского командования заключался в организации и создании на данном участке советско-германского фронта глубокой устойчивой преднамеренной обороны Центрального, Воронежского и частично Степного фронтов силами и средствами всех родов войск, участвующих в операции, с целью отразить наступление врага, обескровить его и нанести серьёзный ущерб его танковым и механизированным соединениям, а также ударной и поддерживающей сухопутные войска авиации. Затем, перейдя в контрнаступление, нанести решительное поражение главным группировкам немецких войск на северном и южном фасах Курского выступа.

Впервые с начала войны, на всю глубину оперативного построения войска были обеспечены организованным и достаточно эффективным противовоздушным прикрытием. В единой системе ПВО от ударов с воздуха были прикрыты также важные объекты инфраструктуры в тылу фронтов и железнодорожные коммуникации, по которым осуществлялись поставки в войска людей, техники, боеприпасов и другого необходимого имущества и грузов.

В тактической глубине обороны было организовано тесное взаимодействие частей и подразделений Западного фронта ПВО с созданными в ней противотанковыми районами для совместного огневого поражения сухопутного противника и надёжного прикрытия их сил и средств от ударов вражеской авиации. В целом свыше 60% боевых порядков войск и объектов обороны были надежно прикрыты средствами ПВО.

Серьёзным вкладом в военное искусство следует считать приобретённый в Московской битве опыт организации противовоздушной обороны важнейших прифронтовых объектов, железнодорожных и других коммуникаций стратегического и оперативного значения. Наращивание этого опыта было весьма значительным и в Сталинградской битве, когда Красная Армия практически бесперебойно получала кавказские нефтепродукты по водной магистрали – по Волге – и единственной железной дороге в 40 км восточнее Волги.

На базе этого опыта в целях совершенствования боевого управления силами и средствами ПВО были произведены серьёзные структурные преобразования: созданный приказом НКО СССР от 5 апреля 1942 года Московский фронт ПВО Постановлением ГКО от 29 июня 1943 года переформирован в Западный фронт ПВО с вхождением в него всех сил и средств противовоздушной обороны, действовавших в районе Курского выступа.

Приказом Народного Комиссара обороны СССР от 21 мая 1943 года начато формирование зенитно-артиллерийских, зенитно-пулемётных, прожекторных дивизий, дивизий аэростатов заграждения и ВНОС ПВО страны.

20
{"b":"132348","o":1}