ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ни к чему ни то, ни это! Жулики всегда готовы, что у них потребуют награбленное – лишь потому другие жулики у них отбирают. «Вор у вора дубинку украл», - иронизирует русская пословица. Но отчего же сюжет – судьбоносный? Да оттого, что власть, неспособная и себя охранить, не спасающая самых близких от издевательств и покушений, народ не сбережёт во всяком случае! Коли своих не берегут, до нас им точно нет дела.

В 1424 рубля обходится государству одна бродячая собака. Сюда включено: работа бригады по отлову, услуги ветеринара – осмотр, стерилизация, недельное содержание в питомнике, перевозка («Слобода», №43 от 28.10.09). Не поражает ли соизмеримость с минимальной пенсией и минимальной зарплатой? До сих пор сравнивали с содержанием немецких военнопленных, а не сравнить ли с собаками?

Достаточно вспомнить, сколько и чего, как «мелкий жемчуг» власть имущих покажется ничтожным в сравнении с поистине страшным положением «униженных и оскорблённых»!

Да пусть грабят их безжалостно – чем больше, тем лучше! Может, опомнятся, вспомнят о малых сих, усовестятся и подымутся к лучшему? Тогда и мы станем рядом с ними в борьбе с жуликами, охмуряющими их посреди бела дня. Но не ранее! А пока – пусть грабят! Не жалко!

Ю.М. ШАБАЛИН

ИСТОРИЯ

«МЕМОРИАЛЬНАЯ» МАКУЛАТУРА

К Барьеру! (запрещённая Дуэль) №10 от 08.03.2010 - image007.jpg

О «Мемориале» и его деятельности вряд ли кто из ныне живущих ничего не знает. Ведь эта организация, нежданно-негаданно появившаяся на свет в приснопамятное перестроечное время, развернула такую кипучую деятельность по части «поиска правды» и «восстановления справедливости», что не замечать её может только мёртвый.

Одних памятников и памятных знаков всякого рода «жертвам», по инициативе «мемориальцев» (но не за их счёт) по Эрэфии возведённых и всюду, где место для них нашлось, размещённых, можно тысячи насчитать.

Подобное – и даже гуще - с печатной продукцией.

О чём тоже не знают только мёртвые. Как и то, что вся кипучая деятельность «мемориальцев» подчинена одной цели – дискредитации советского прошлого и, прежде всего, эпохи Сталина.

Аникоммунизм и русофобия при этом получаются как бы сами собой…

Нетрудно догадаться, что для такой сверхактивности «Мемориала», особенно в условиях общего, начиная с 90-х годов, кризиса и массовой бедности в стране, имеются какие-то скрытые для нас, простых смертных, источники денежных знаков и материальных благ.

К тому же: кажется трудно объяснимым отсутствие со стороны «широкой общественности» мало-мальски заметного противодействия «мемориальным» памятникам, изваяниям и сочинениям.

В таких условиях удерживать монополию на истину для «Мемориала» особого труда не составляет. Тем более при наличии у его членов стойкого иммунитета к чужому мнению, ещё больше – к фактам.

И это среди нарастающего, словно девятый вал, количества исследований и печатных трудов, опровергающих утверждения мемориальцев о «сталинском терроре», «массовых репрессиях», «политике геноцида», «голодоморе» и проч., и проч.

Опять вопрос: почему наши законники и правоведы уже много лет идут в ногу с «Мемориалом»?

Впрочем, законники и правоведы начали именно так шагать ещё раньше «мемориальцев» - с 1956 года, сразу после хрущёвской фальшивки «О культе личности…». Так что и «Мемориал» вполне подходит для его определения как побочного сына Никиты-кукурузника.

А может, и внука…

Во всяком случае, родство душ здесь очевидное. Тем не менее, «37-й год», бывший для Хрущёва основополагающим, для новых поколений гробокопателей из «Мемориала» и граждан, шагающих с ними в ногу, перестаёт быть стержневым.

Теперь они добрались и до Великой Отечественной.

…В своё время специально для «Дуэли» мною было проведено исследование соответствующих материалов, хранившихся в двух главных – государственном и партийном (КПСС) архивах Тверской (Калининской) области по «польской» проблеме.

Тогда в области (в Эрэфии тоже) во всю шла суета вокруг «польских захоронений» в Медном.

Естественно, в обоих архивах о «расстрелах НКВД» польских граждан ни одного слова найдено не было. О чём и было сообщено в статье «О ком скорбит Тверской «Мемориал» («Дуэль», № 4 2004 г.).

Зато среди разных бумаг попадались весьма интересные и содержательные по части всё тех же «массовых политических репрессий», часть из них и была использована в вышеупомянутой статье.

Осталось ещё кое-что.

Сегодня это «кое-что» и кое-что из вновь обнаруженного предлагается читателям «К барьеру!».

Для запевки – некоторые факты из «перестроечных» времён. Не очень многие знают, что горбачёвско-яковлевская кампания «по реабилитации» началась у нас задолго до 18 октября 1991 года – дня принятия Верховным Советом РФ закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Если опять же судить по нашей Тверской (Калининской) области, то особенно оживилась эта работа в конце 1980-х годов и, естественно, она носила плановый характер.

К примеру, практически все дела осуждённых в годы (и в ходе) коллективизации были пересмотрены ещё в 1989 году. При этом выявилось, что некоторые из дел ранее уже рассматривались и соответствующие решения по ним выносились.

Так, ещё в 1957 году было инициировано расследование законности осуждения в 1933 году группы жителей д. Гаврильцево Удомельского района «за антисоветскую контрреволюционную деятельность». В эту группу входило 8 человек – членов сельхозартели «Новый Путь».

В чём они конкретно обвинялись можно понять из постановления от 23 января 1933 г., вынесенного в отношение одного из них – Яковлева И.Я., а именно:

…Работая председателем колхоза, вместе с остальными кулаками, пробравшимся в колхоз к командным должностям… вёл контрреволюционную работу, направлял на срыв проводимых мероприятий в колхозе, на развал колхоза путём агитации и вредительства в колхозе…

И – статья 58, п.п. 9,19,11 УК РСФСР…

Вину обвиняемых подтвердили более десятка свидетелей. А потому и решение о передаче следственного дела на рассмотрение «тройки» ОГПУ представляется обоснованным.

«Тройка» приговорила двух обвиняемых к 3 годам ИТЛ, пятерых – к 5-ти (один из обвиняемых умер во время следствия).

Приговор вынесен 28 февраля 1933 года, через неделю – 7 марта – поезд повёз их на Белбалканал…

И вот новое следствие – уже на предмет реабилитации. Как и положено, запрашиваются данные о судьбе фигурантов дела в их бытность уже «на воле», разыскиваются свидетели и все, кто может хоть что-то сообщить о событиях 24-летней давности.

Следственное дело, которое вёл старший следователь следственного отдела УКГБ по Калининской области капитан Лавров, было завершено 30 января 1958 года. В нём говорилось:

Яковлев И.Я. и другие привлечённые по делу лица арестованы в декабре 1932-январе 1933 гг. и обвинялись в том, что, являясь в прошлом наиболее зажиточными крестьянами д. Гаврильцево и вступив в колхоз, они, будучи родственниками, заняли в нём руководящие посты и проводили вредительскую работу, направленную на развал колхоза. Кроме того, занимались антисоветской агитацией…

Управлением КГБ по настоящему делу проведена проверка. В ходе её передопрошены свидетели Большаков, Новиков, Филиппов, а также допрошены новые знавшие арестованных лиц свидетели Кошлюнов и Дмитриев.

Большаков полностью подтвердил свои прежние показания об антисоветской деятельности привлечённых по делу лиц…

Филиппов частично подтвердил свои прежние показания. Передопросить других свидетелей не представлялось возможным… Однако их показания не вызывают сомнений, т.к. они подтверждаются показаниями вновь допрошенных свидетелей Кошлюнова и Дмитриева...

И вывод:

На основании изложенного, учитывая, что оснований для реабилитации привлечённых по делу лиц не усматривается,

19
{"b":"132349","o":1}