ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самое ужасное заключалось в том, что его тело совершенно не желало слушаться. Внутренний голос твердил, что из этой встречи ничего хорошего не выйдет, но тело жаждало Энелайз с пугающей силой, подчинявшей себе рассудок.

Когда ему все-таки удавалось ненадолго заснуть, ему снилась Энелайз – то, как она говорит, ест, предлагает ему печенье, как он берет это печенье из ее рук, ее мягкие, пухлые губы…

Стук в дверь прервал сон, которому Ник одновременно сопротивлялся и который хотел досмотреть. Он расправил сбившуюся от ночных метаний простыню, поднял с пола джинсы и пошел открывать. Нику почудилось, что в ярком свете утреннего солнца он видит морщинистого розовощекого ангела, лицо которого обрамляли белоснежные завитки волос. Ангел держал огромный поднос.

– Доброе утро, мистер Клейборн. Я принесла вам завтрак.

Он пару раз зажмурился, но женщина с подносом не исчезла. Вдобавок ко всему по комнате распространился запах абсолютно реальной яичницы с беконом и кофе.

– Я Мейбл Финч. – Женщина отодвинула лампу на прикроватном столике и опустила на него поднос. – Мы с мужем – хозяева мотеля. Мой муж – Горас. Это он вас встретил сегодня ночью.

Она подняла салфетку, и взору Ника предстали тарелка с поджаренным беконом и яичницей, несколько печений, чашка соуса и большая кружка кофе.

– С… спасибо. Это просто замечательно! Мейбл подошла к окну и отдернула занавеску.

– Энелайз хотела, чтобы вы хорошо позавтракали. Она сказала, что вчера вечером вы не съели ничего, кроме горсти печенья.

– Давно вы знакомы с Энелайз?

– С сегодняшнего утра, часов с семи. Сядьте, поешьте, вы же не хотите опоздать в церковь.

– Церковь? – Ник опустился на кровать. Это самый жуткий мотель из тех, где ему доводилось бывать. Конечно, то, что хозяйка принесла завтрак, было очень мило, но вот так отправлять его в церковь…

Он расправил салфетку, взял в руки вилку и приступил к завтраку.

– Энелайз рассказала нам, что вы ищете Эбби Прейзер.

Ник молча захрустел ломтиком поджаренного бекона. Он не позволит Энелайз испортить это неожиданное пиршество. Не позволит.

– Мы с Горасом выкупили этот мотель у Клекстонов, которые потом уехали в Аризону.

Честно говоря, мы не знаем ни Эбби Прейзер, ни Джун Мартин, но если она сторонится людей, то мы могли и не встретить ее, даже если она и здесь: мы ведь тут всего десять лет живем. А вам лучше бы поспрашивать священников. Если кто и знает эту женщину, то только они.

«Можно подумать, вор первым делом отправится в церковь», – подумал Ник, откусывая печенье.

– Ну, а когда Энелайз позвонила Бобу Сэмпсону, пастору фривильской баптистской церкви, он, естественно, предложил ей прийти к нему поговорить обо всем подробнее. Энелайз сказала, что вы не будете возражать, если она на время одолжит вашу машину, поэтому и не стала вас будить.

Энелайз одолжила машину? Поскольку единственный ключ все еще был у Ника, приходилось признать, что она снова воспользовалась своими сомнительными навыками и попросту угнала машину.

– Она просила передать, что вернется за вами, когда пастор начнет занятия в воскресной школе, чтобы к одиннадцати вы смогли вместе попасть на службу.

Тут Мейбл медленно покачала головой, при этом строгий порядок ее локонов совершенно не нарушился.

– Я не думаю, что Бог будет против ее появления в церкви в этих пурпурных шортах, но мы – методисты, а как отнесутся к этому баптисты – не знаю. Я предложила ей взять на время одно из моих платьев, но она даже слушать не захотела.

Пурпурные шорты? Он отложил вилку, допил остатки кофе и наконец сдался.

Еще до того, как он проснулся, Энелайз подружилась с хозяевами мотеля, позаботилась о завтраке для него, нашла человека, который что-то знал о беглянке, украла его машину и в довершение всего отправилась в церковь в пурпурных шортах.

А он-то думал, что ему никогда больше не придется брать на поруки безответственных особ женского пола и наставлять их на путь истинный. Но здесь было одно отличие: ни одной женщине, даже его бывшей жене Кейт, никогда не удавалось разжечь его желание так же быстро, как это получалось у Энелайз. И как же он будет спасать ее от неприятностей, если его самого уже давно пора спасать?

Энелайз покинула дом преподобного Роберта Сэмпсона и направилась обратно, в мотель за Ником.

Дряхлая машина, которую Энелайз позаимствовала у Ника, ползла с такой скоростью, что впору было открыть дверцу и начать отталкиваться ногой от асфальта. Ее собственный маленький спортивный автомобиль был так быстр, что ей постоянно приходилось выплачивать штрафы за превышение скорости. Будь он сейчас здесь, ей бы не пришлось изнывать от нетерпения и желания поделиться с Ником свежими новостями. Не то чтобы она так уж этого желала, просто не хотелось, чтобы он считал ее совсем ненормальной и никудышной. А она могла бы поклясться, что после совместного путешествия он именно так о ней и думает.

Вчера явно был не ее день. И самым ужасным в этом дне был Ник – живое предупреждение о том, что если она не научится обуздывать свое желание помериться силами с бедой, то ее жизнь превратится в поток сплошных провалов и неудач.

Ник был полной противоположностью Лука-су. Лукас – это воплощение надежности, спокойствия, защищенности, человек, на которого она могла рассчитывать в любой ситуации. А Ник – это опасность, приглашение в неизвестность.

Большую часть прошедшей ночи она пролежала без сна, стараясь выкинуть из головы то чувство, которое вызвало в ней его случайное прикосновение…

Она покрепче сжала руль и приказала себе не думать об этом. Такие чувства были недостойны не только помолвленной девушки, но и вообще любой здравомыслящей женщины.

Выйдя рано утром из комнаты, она неожиданно для самой себя придумала, чем можно заняться, чтобы оказаться полезной и одновременно отвлечься от опасных чувств. Она должна разузнать что-нибудь такое, что поможет им найти Эбби и Сару.

До боли знакомый звук сирены прервал плавное течение ее мыслей.

Ее нога автоматически нажала на тормоз, в то время как глаза наблюдали, как стрелка спидометра приближается к нулевой отметке.

Вот незадача! Неужели опять превысила скорость? Но на такой полуразвалившейся машине это невозможно! А какая скорость здесь вообще разрешена? В зеркальце заднего вида показался молодой полицейский в солнечных очках. Как только страж порядка поравнялся с машиной, Энелайз протянула ему через окно свои права. Она не хотела, чтобы он заметил, что машина угнана, и поэтому максимально попыталась закрыть собой свисавшие провода.

– Вы превысили скорость, мисс Брюстер! Как вы думаете, с какой скоростью вы ехали?

Откуда ей было знать, что нужно ответить, если она не имела ни малейшего представления о том, какой предел скорости был на этом участке?

– Ну, думаю, спидометр показывал что-то около пятидесяти восьми миль.

Он выпрямился и начал писать что-то в своей записной книжке.

– На этом участке предельно допустимая скорость сорок пять.

Потрясающе. Сейчас он еще отберет у нее права. Великолепное начало дня.

– Послушайте, этой машине уже одиннадцать лет, а накопление углерода в двигателе внутреннего сгорания вызывает замедление движения вращающихся частей, значит, можно предположить, что каждый год машина теряет около мили в час. Получается, я ехала со скоростью сорок семь, не больше, а что такое пара миль между друзьями? – И Энелайз одарила молодого человека лучшей из своих улыбок.

Офицер прекратил писать, опустил записную книжку, поднял на лоб солнечные очки.

– Что?

– Я говорила…

– Неважно. – Он встряхнул головой, и очки заняли положенное им место. – Что бы вы ни говорили, это не правда. Вы ехали со скоростью пятьдесят восемь миль в час. Впредь ездите медленнее.

– Хорошо. – Неужели ее оправдания сработали и удастся сохранить права?

Он снова поднял записную книжку, одним жестом разрушив все ее надежды.

– И еще вы не включили сигнал поворота, когда перестраивались в левый ряд.

4
{"b":"13235","o":1}