ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но на шоссе не было никого, кому можно было бы посигналить!

– Вы должны повиноваться закону вне зависимости от того, смотрит на вас кто-то или нет. Она вздохнула.

– Хорошо. С этого момента я буду включать сигнал поворота, даже если мне надо будет перестроиться посреди Сахары в два часа ночи.

– У вас не пристегнут ремень безопасности.

– Это старая машина, ремень сломан.

– Предъявите документы на машину. Она протянула руку к бардачку, опасаясь, что документы остались там же, где и ключ от машины. К счастью, они оказались в бардачке. Протягивая бумаги полисмену с самой невинной улыбкой, на которую была способна, Энелайз постаралась высунуть локоть в окно так, чтобы не оставить полицейскому никакой возможности заглянуть в салон.

– Автомобиль зарегистрирован на Фреда Смита из Омахи, штат Небраска.

– Да, он одолжил мне эту машину. Полисмен отступил на шаг, его рука потянулась к пистолету.

– Одолжил?

Энелайз застыла на месте. Неужели ее здесь застрелят за то, что она взяла машину Ника, которая на самом деле ему не принадлежит?

– Да, одолжил. Видите ли, мой друг… ну, не друг… – Энелайз начинала нервничать и из-за этого говорила нескладно. – Мой частный детектив. – Она была довольна, что нашла нужное слово. – Ник Клейборн. Он прилетел в маленький аэропорт, было поздно, и его друг… не знаю, может, и не друг, просто знакомый… в общем, он одолжил ему машину, а я позаимствовала ее сегодня утром, потому что мне надо было в церковь, разузнать побольше об Эбби Прейзер, которая сейчас Джун Мартин, и…

– Выключите мотор и выходите из машины. Выключить мотор? Нырнуть под панель приборов и разомкнуть провода?

Оставив мотор работающим, она открыла дверцу и выскользнула из машины.

– Если б вы только позвонили Нику в… О боже! Я не помню название мотеля, но он прямо по шоссе, в паре миль отсюда. Правда, вы не сможете позвонить ему напрямую: в его комнате нет телефона, но телефон есть у Мейбл…

Ник стоял на тротуаре под окном своего номера. Снаружи старый мотель с облупившейся краской на стенах и отвалившимися от дверей номерками смотрелся даже мило. Ник счел бы прохладное воскресное утро великолепным, если бы не томительное ожидание Энелайз в украденной машине. Неподалеку остановился какой-то старый автомобиль, и из окна выглянула Мейбл.

– Садитесь в машину. Только что звонила Энелайз. Ей нужна ваша помощь, чтобы выйти из тюрьмы.

Всю дорогу до полицейского участка Ник безуспешно пытался понять, почему чета Финч, с которой Энелайз познакомилась меньше суток назад, с такой готовностью отправилась ей на выручку.

– Это все младший сын Френка Маршалла, – объясняла между тем Мейбл. – Он насмотрелся всяких шоу про полицейских, ну, а раз в Прейревью ничего не случается, он ищет приключений по окрестностям. Милдреду Адамсу он выписал штраф за то, что тот припарковался слишком близко к пожарному насосу. Ну вы только представьте: забрать Энелайз в участок только потому, что машина зарегистрирована не на нее!

По-видимому, Энелайз не сочла нужным упомянуть в разговоре с почтенной женщиной способ, при помощи которого смогла завладеть автомобилем.

Горас остановился рядом с машиной Ника, неподалеку от двери, вывеска над которой гласила: «Полицейский участок Прейревью». Горас и Мейбл попытались было выйти из машины, но Ник остановил их:

– Нет-нет, я позабочусь об Энелайз. Поезжайте в церковь.

– Ладно, – неохотно согласился Горас, – но, если будут сложности, заезжайте за нами в церковь, и мы сами поговорим с мальчиком.

Ник поблагодарил их и направился прямиком к зданию полиции. Схватившись за тусклую медную ручку, он попытался отворить дверь одним рывком. Разумеется, он позаботится об Энелайз: как только она выйдет из этого участка, он свернет ей шею собственными руками! Дверь оказалась тяжелее, чем он предполагал, так что красивого жеста не получилось.

На звук открываемой двери обернулись Энелайз и какой-то юноша в синей форме. Юноша сидел за столом, Энелайз – напротив. Первое, что заметил Ник, – это то, что на ней действительно были пурпурного цвета шорты, а сверху – блузка без рукавов, с огромным вырезом и яркими цветами. Вокруг шеи был повязан длинный пурпурного же цвета галстук. Девушка сидела закинув ногу на ногу. Она была такой же яркой, соблазнительной и опасной, как неоновые огни Лас-Вегаса.

Вторым из того, что заметил Ник, были пять игральных карт у нее в руках и столбик монет на столе.

Вспомнив, чему ее научил бывший дружок, Ник пришел в ужас. Она играла в покер с арестовавшим ее полицейским, причем, судя по размеру столбика ее монет в сравнении со столбиком монет юноши, не упускала случая вытянуть из колоды нужную карту.

Ник рывком пересек комнату и вырвал карты из рук Энелайз, смахнув со стола оставшуюся колоду и ее нечестные деньги. Зеленые глаза девушки выражали крайнее удивление.

– Стойте там, где стоите, мистер! Ник обернулся и увидел направленный на него пистолет.

Великолепно. Он окончит свои дни за тюремной решеткой рядом с Энелайз.

– Все в порядке, Джо, – успокоила Энелайз полицейского. – Это Ник Клейборн, тот самый человек, у которого я одолжила машину. Ник, скажи, что я ее не украла.

Джо опустил пистолет, но не успокоился.

– Машина зарегистрирована не на Ника Клейборна.

– Но я же говорила вам… – начала было Энелайз, но Джо прервал ее.

– Вы можете подтвердить, что Фред Смит дал вам машину напрокат? – обратился он к Нику.

– А вы можете подтвердить, что это не так? – Ник вытащил удостоверение частного детектива и швырнул его на стол. – Я работаю по очередному делу, мисс Брюстер – мой клиент. Я взял машину напрокат, а мисс Брюстер воспользовалась ею сегодня утром.

– С вашего разрешения?

Ник скрипнул зубами, но заставил себя солгать:

– Да.

– Тогда почему же ей пришлось заводить машину при помощи проводов?

Лжи был предел. Вместо ответа Ник сам задал вопрос:

– В чем обвиняется мисс Брюстер?

– Превышение скорости, отсутствие сигнала при перестройке в другой ряд, непристегнутый ремень безопасности и, возможно, управление украденным транспортным средством.

– Машина числится в угоне? Джо опустился на стул.

– Нет, – нехотя признал он.

– Тогда выпишите ей штраф за все остальное и отпустите. Джо махнул рукой:

– Давайте просто забудем о штрафе. Энелайз объяснила, почему ехала так быстро, ремень безопасности сломан, а вокруг все равно не было никого, кому стоило бы сигналить.

– Спасибо, Джо! – Энелайз лучезарно улыбнулась полицейскому, наклонилась и начала подбирать с пола свои монетки.

Ник схватил ее за руку и потащил вон из участка.

– Да что с вами такое? – потребовала она объяснений, как только они оказались за дверью.

– Достаточно того, что вы жульничали, когда играли в карты с полисменом. Я бы никогда не позволил вам взять эти деньги.

Ее руки сжались в кулаки.

– Я жульничаю? Да как вы могли подумать такое!

– Помнится, это вы мне рассказывали, что некий друг научил вас вытаскивать из колоды нужную карту!

– Я полагаю, что вы, к примеру, умеете стрелять, но это же не означает, что вы ходите по улицам и забавы ради стреляете направо и налево!

Ник всплеснул руками:

– Но я научился стрелять в полицейской академии. Научили меня этому для того, чтобы я мог спасти свою жизнь. Я ни разу не выстрелил с тех пор, как ушел из полиции. Но какое отношение все это имеет к жульничеству при игре в карты?

– Я не жульничала! – проговорила она сквозь зубы. – Никто не знает, когда умение жульничать может спасти жизнь.

– Каким образом?

– Ну…

Ее голос потерял свой напор, и она, повернувшись, пошла к машине. Ник открыл дверцу машины:

– Садитесь.

Зло взглянув на него, Энелайз скользнула в машину, захлопнув дверцу.

И как, скажите на милость, она заставила его чувствовать себя виноватым после того, как сама же угнала его машину, попала в тюрьму, а ему пришлось спешить на выручку? Кейт хотя бы благодарила его, когда он вытаскивал ее из очередной передряги.

5
{"b":"13235","o":1}