ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судья теряет к Карватко интерес. Вопрос Найденова: «Сотрудники охраны, назначенные судьей в 2006 году, Вам выделялись?»

Карватко: «Да, один из них мне прямо сказал: придется охранять от своих же коллег. Однажды на джипе приехали домой неизвестные, дошло до рукоприкладства. Через три дня на передвижном посту ГАИ меня остановили, я вышел и увидел человека из джипа. Он предложил мне записывать все разговоры с Корягиным на диктофон».

Миронов с азартом историка: «Какова судьба этих записей?».

Карватко: «Я так и не понял, что это за структура. Может, Корягина уловки? Сказал об этом Корягину, он говорит: это «смежники».

Котеночкина, адвокат Найденова: «Какие действия – физические, психические - к Вам применяли?»

Карватко устало: «Лично Корягин наручники не застегивал, руки мне не заламывал. Обсуждается вопрос – я отказываюсь. Корягин выходит за дверь, входит другой и надевает мне на голову пакет. Наступает удушье. Когда снова отказываюсь, Корягин выходит, входит сержант, прижигает мне руки сигаретой со словами «Руки тебе не нужны». Они у меня скованы наручниками. Когда освободили, у меня оказались повреждены плечевая суставная сумка, правый локоть, ушиб грудины и так, по мелочи».

…Все устали от допроса, от бессмысленных вопросов судьи и прокурора, изображающих из себя свято верующих в законность действий милиции и прокуратуры, от тяжкого осознания того, что подобное могут творить с каждым из нас – сегодня, завтра, послезавтра. Хотелось закрыть это страшное заседание, как последнюю страницу кошмарного романа, но прокурор приготовил замысловатый эпилог. Он просит судью огласить детализацию телефонных переговоров Карватко в то время, когда того пытали в застенках Твери.

Из мозаики унылых цифр, дат и адресов, откуда поступали звонки с телефонного номера Карватко, неожиданно сложилась потрясающая картина: томясь в камере СИЗО, Карватко ухитрялся вести переговоры из разных мест Москвы и Подмосковья. Даже с улицы Житной, 14а!

Прокурор был восхищен собственным реваншем: «22 марта звонок был с Вашего места жительства, а по Вашим показаниям Вы должны были находиться в Твери?».

Карватко лишь развёл руками: «Я не мог там оказаться. Ничего не понимаю. Не могу объяснить».

Прокурор ликующе: «А 24 марта звонок от Вас поступил из Москвы, с улицы Житной. Как это объясните?».

И вдруг до Карватко доходит: «Улица Житная… Улица Житная… Так это же Министерство внутренних дел! Это же ваши сотрудники забрали мой телефон! И шнурки, и ремень, и телефон».

Но прокурор пока ещё не понимает, во что вляпался: «Вы телефоном пользовались и в Астафьево, и на Житной?».

Карватко заклинающе: «Я на Житной не был! Я был в Твери! Моим телефоном пользовались ваши сотрудники!».

И в этот момент решительного неверия прокурора в похищение свидетеля подсудимый Квачков заявляет ходатайство о судебном запросе в Тверское СИЗО, чтобы выяснить, находился ли там с 21 марта по 2 апреля И.П. Карватко.

Судья ставит ходатайство на обсуждение.

Миронов: «Поддерживаю. Надо разобраться с этими секретными тюрьмами на территории Российской Федерации».

Слова эти производят ошеломляющее впечатление на прокурора. Вскакивает, лихорадочно выпаливает залпом: «По поводу секретных тюрем, о которых говорит Миронов… У нас нет сомнений, что Карватко помещался в СИЗО Твери. Но темой нашего суда не является, на каком основании задерживался Карватко!».

Судья тоже не желает разбираться с секретными тюрьмами России. А жаль. Очень жаль! Ведь в них и добывают недопустимые доказательства, как в деле «покушении на Чубайса».

Судья Пантелеева узаконила пытки
Заседание двадцать первое

Как сильно влияет наш отечественный кинематограф вкупе с телевизионными сериалами на сознание граждан: что ни фильм – то кровь и смерть, шантаж и пытки. Насилие стало такой обыденной картинкой, что ни у кого уже не вызывает ни возмущения, ни потрясения. Вот и судья, и прокурор, и адвокаты главного приватизатора страны, заседающие в процессе по делу о покушении на Чубайса, настолько свыклись с жестокостью, что не считают насилие преступным деянием. Ведь, как точно заметил Федор Михайлович Достоевский в своем бессмертном романе «Преступление и наказание»: «ко всему подлец-человек привыкает!».

После того, как главный свидетель обвинения Игорь Карватко рассказал в суде, как на допросах в следственном изоляторе его запугивали и пытали, судье предстояло решить, считать ли его показания, полученные под пытками на следствии, недопустимым доказательством. Судья поставила этот вопрос на обсуждение сторон.

Первым представил аргументы подсудимый Квачков: «В прошедшем судебном заседании Карватко заявил о примененных к нему пытках. Поэтому сама постановка вопроса о допустимости доказательств, полученных под пытками, является кощунственной. А суд решил, что судебное расследование о пытках, причиненных свидетелю, для дела не имеет значения. На мой взгляд, оглашение перед присяжными доказательств, полученных под пытками, является вызовом российскому правосудию».

Затем свои доводы предъявил адвокат Квачкова Першин: «Свидетель Карватко объяснил, как его пытали, где его пытали. Он говорил, что меры насилия применяли не только к нему, но и к его семье. Согласно статье 75 УПК РФ, показания этого свидетеля, полученные при применении насилия, не могут являться допустимыми».

Подсудимый Миронов начал с того, что: «Нельзя в суде зачитывать показания, подписанные рукой свидетеля, обожженной милицейскими окурками…», но тут же был перебит судьей, которая сначала встревоженно переспросила: «Что Вы сказали, Миронов?» и, не дожидаясь ответа от Миронова, возмущённо продолжила: «Все Ваши литературные изыскания, Миронов, не подходят к судебному процессу!».

Миронов пожал плечами, не понимая, за что такая отповедь: «Хорошо, Ваша честь, я буду исправляться. Так вот, чтобы понять причину появления таких показаний Карватко, надо разобраться, кто и с какой целью его похитил, держал в Твери, заставлял подписывать ложь. Если мы поймем цель, которую ставили похитители, пряча Карватко в тверской тюрьме, это будет гораздо важнее сегодня, чем все остальное».

Судья недовольно поморщилась: «Применяя литературные изыскания, Миронов, Вы растворяете в них юридически значимые факты. Вот Вы упражняетесь в изящности речи и упускаете юридические основания дела. В том, что Вы сказали, отсутствует процессуальная мысль».

Миронов бесхитростно удивился: «Окурки, потушенные о человеческую кожу, мешок на голову, приковывание наручниками… – я не считаю это литературными изысканиями, Ваша честь».

Тогда адвокат Михалкина заговорила с судьей на юридическом языке без «литературных изысканий»: «Прошу суд обратить внимание на юридически значимые факты. Согласно статье 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением Уголовно-процессуального кодекса, недопустимы. Карватко здесь на суде свидетельствовал, что он для получения ложных, нужных следствию показаний подвергался насилию, пыткам и другим действиям, унижающим человеческое достоинство. Таким образом, была грубо нарушена статья 9 УПК РФ, которая прямо говорит о том, что никто из участников судебного процесса не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Найденов с адвокатом Котеночкиной активно поддержали позицию своих коллег. Подсудимого Роберта Яшина судья по-прежнему не пускает на заседания, лишая его права на защиту.

Обратив благосклонный взор в сторону обвинения, судья изготовилась слушать, что имеет против пыток на следствии прокурор с адвокатами Чубайса. Самое поразительное, что те – и прокурор, и адвокаты Чубайса – ничего не имели против пыток и насилия на предварительном следствии.

Прокурор даже ухмыльнулся: «Я внимательно выслушал показания Карватко и сделал единственный вывод: никакого похищения не совершалось, никаких пыток не применялось и все показания Карватко давал сугубо добровольно. Например, я спросил: когда Вы оказались в Твери? Он путался, говорил: то ли 21-го, то ли 22-го. А согласно детализации телефонных переговоров, звонок с его телефона зафиксирован с адреса его местожительства. Другой звонок – 24-го числа – с улицы Житной в Москве. Что находится на улице Житной? Министерство внутренних дел. Зачем Карватко был в МВД? Не знаю, но главное, в это время он не был в Твери!».

22
{"b":"132352","o":1}