ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Меня волнует вовсе не это, глупая женщина. Ты же видела мою команду вчера и должна прекрасно понимать, какие мысли блуждают в головах этих людей. Они только и ждут, когда ты наконец окажешься в их грязных лапах. Это же банда головорезов, мечтающая о том, чтобы изнасиловать тебя.

– Но мне совершенно необходимо хоть изредка выходить наружу, – продолжала настойчиво Мэдди. – Хотя бы на короткое время.

Он глубоко вздохнул и кивнул:

– Хорошо, но ты должна пообещать мне, что не уйдешь дальше этой двери и этой палубы. После обеда я смогу выпустить тебя на час или около того. Эта палуба скрыта от глаз, и я прикажу команде, чтобы они не заходили сюда. Но помни – остальная часть судна не для тебя.

Мэдди усмехнулась:

– Да, я запомню это. – Затем она опустила взгляд на свою ночную рубашку и стыдливо указала на нее пальцем. – Мне нечего надеть!

– В прихожей есть большой шкаф. Там много женской одежды. Надеюсь, ты подберешь что-нибудь для себя подходящее.

– Похоже, что вы довольно часто похищаете представительниц прекрасного пола, – язвительно заметила она.

Бен довольно хохотнул.

– Я не похищал тебя, милашка. Я просто спас тебя. По правде говоря, до сих пор у меня не было нужды похищать женщин, хотя ты права, мне нравится их общество. На память о наших встречах у меня осталась кое-какая одежда.

– Мне очень повезло, – заметила Мэдди, не скрывая иронии.

– Да, тебе крупно повезло, – согласился он с той же интонацией. – К сожалению, у меня сейчас нет времени для обмена любезностями. – И он резко повернулся и вышел из каюты.

Мэдди прислушалась и заметила, что он оставил дверь открытой. Она вышла в прихожую и стала рыться в шкафу, где лежала огромная куча женской одежды.

Все платья выглядели достаточно дорогими. Первое которое попалось ей под руку, было зеленым, с кружевными рукавами и воротником и снова с глубоким вырезом на груди. Она посмотрела на другое, коричневое – такое же глубокое декольте! Вскоре она убедилась, что все эти платья были сшиты для услаждения мужских взоров. Мэдди тяжело вздохнула и смирилась с этим фактом.

Она вернулась в свою маленькую комнату и переоделась.

Затем она расчесала свои густые волосы и завязала их голубой лентой, которую нашла среди прочих вещей. Тяжелая копна волос ниспадала на плечи, своей чернотой еще более подчеркивая белоснежность шеи и лица.

Покончив с туалетом, Мэдди осторожно приоткрыла дверь и выглянула наружу. Поблизости никого не было. Легкий морской ветерок ласково коснулся ее, напомнив о воле. Опасливо озираясь по сторонам, Мэдди вышла на палубу.

Вид открывался просто потрясающий – беспредельно голубое небо над головой и столь же беспредельно голубое море за бортом судна. Поверхность воды была спокойной, и только белые шапки волн, изредка поднимавшиеся на гребне волны, разбавляли ослепительную голубизну. Где-то вдали чуть просвечивала сквозь дымку линия берега.

Но больше всего Мэдди интересовало само судно. Оно казалось ей каким-то сказочным и полным загадок. Она видела его издали с берега, но тогда шхуна стояла на якоре. Сейчас же она упрямо разрезала волны своим острым носом, а над головой трепетали наполненные ветром четыре огромных паруса. Ниже виднелся длинный ряд бортовых пушек. Медные поручни палубы были самым тщательным образом отполированы и блестели на солнце, хотя сама палуба, казалось, не блистала чистотой.

Шхуна казалась ей прекрасной даже тогда, когда стояла на якоре, а сейчас Мэдди была от нее просто в восторге. Даже дух захватывало, хотя где-то внутри все еще теплился страх.

Мэдди осторожно приблизилась к краю палубы, постоянно озираясь. Здесь находились лишь каюта капитана да капитанская рубка. Все остальные помещения располагались на нижней палубе.

Мэдди была сейчас так увлечена, что даже вынужденное путешествие показалось ей увлекательным приключением. Она подняла голову вверх и посмотрела на самую высокую мачту с белокрылым парусом. На самой верхушке развевался голландский флаг. Значит, капитан Йорк действительно был капером, а не каким-то заурядным пиратом. Уилл сказал правду, хотя между теми и другими, насколько она считала, не было большой разницы. Просто каперы были пиратами, служившими какой-то определенной стране. Об этом им твердили еще со школьной скамьи. А пленники каперов обычно являлись гражданами недружественной страны. Это тоже ей было хорошо известно. Так, например, французские каперы использовали любую возможность, чтобы напасть на английское судно, а английские каперы отвечали тем же, постоянно нападая на французские корабли.

Мэдди нахмурилась, пытаясь вспомнить события той эпохи. Она оказалась в 1702 году. Интересно, велись ли в это время какие-то войны? Конечно, она хорошо помнила, что весь восемнадцатый век отличался кровопролитными сражениями, но имела ли к ним отношение данная ситуация? Обычно в то время все войны, так или иначе, велись между Францией и Англией, что неизбежно сказывалось на их колониях, включая, естественно, Америку со всеми ее индейскими племенами. Она попыталась вспомнить название первой войны восемнадцатого века. Это было нелегко. Каждый народ называл эту войну по-своему. Скорее всего она именовалась войной за Испанское наследство. Да, но в Америке ее называли как-то по-другому. Господи, она уже все забыла! Неожиданно ее осенило. Война королевы Анны! Да, именно так!

Она снова посмотрела на голландский флаг и попыталась вспомнить события этого периода. Когда же Нью-Йорк перестал быть голландской колонией и превратился в колониальный город Великобритании?

– Ну и как? Тебе нравится морской воздух?

Мэдди резко повернулась и увидела перед собой капитана Йорка, внимательно смотревшего на нее.

– Я так и знал, что ты выберешь это платье, – сказал он, приближаясь на шаг.

Мэдди словно застыла. К своему удивлению, она почувствовала, что ее охватывает необъяснимое волнение.

Еще один шаг, и он оказался рядом и требовательно взглянул ей в глаза. И она не смогла отвести от него взгляда!

– Этот цвет очень идет тебе, – сказал он, слегка прикоснувшись к рукаву ее платья. Затем его пальцы пробежали по ее обнаженному плечу.

Она уже было открыла рот, чтобы запротестовать, но лишь осторожно подняла руку, неотрывно глядя в его бездонные карие глаза.

– Твои глаза похожи на море, малышка. Они такие же зеленые, но только с золотым ободком. Любой мужчина может потеряться в них.

Мэдди молча смотрела на него, ощущая как тело ее начинает полыхать огнем. Не сказав ни слова, она приподняла подол платья, быстро повернулась и пошла в каюту, с трудом сдерживая волнение.

«Что со мной случилось? – беспрестанно спрашивала она себя, укрывшись в каюте и с ужасом ожидая, что он последует за ней. – Почему я так волнуюсь, когда он рядом?» Мэдди даже ногой топнула от злости. Его голос… Он просто гипнотизировал ее, а глаза тянули как магнит. В его присутствии она лишалась сил и воли. «Черт возьми!» – прошептала она.

Бен Йорк поднял подзорную трубу и внимательно оглядел линию горизонта. Океан, океан, один только океан, который далеко на горизонте сливался с небом в мутной дымке тумана. Линия горизонта была такой размытой, что невозможно было сказать, где оканчивается океан и начинается небо.

Бен медленно повернулся на запад и так же внимательно обозрел изрезанный острыми скалами берег. До конца этого дня они обогнут южный мыс Новой Шотландии и войдут в бухту, хорошо известную своими высокими приливами. А завтра в это же время они будут плыть вдоль атлантического побережья, все дальше пробираясь на юг.

Самое опасное место в их плавании, несомненно, эта бухта. Далеко не каждому капитану удается пройти ее без потерь. Высокая волна прилива может легко подхватить судно и бросить его на острые скалы. Он уже по опыту знал, что такая волна может достигать высоты почти семидесяти футов. Но самое страшное начинается тогда, когда она снова уходит в море. Беспомощные суда остаются стоять на обнажившихся отмелях и ждать, не опрокинет ли их очередной волной.

11
{"b":"13236","o":1}