ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бен Йорк уже давно знал об особенностях этого места. Однажды он вошел на своем судне в устье реки, которая показалась ему достаточно глубокой, и бросил там якорь, чтобы спокойно провести ночь. Когда же он проснулся, то увидел, что его корабль увяз в жидком иле. Положение казалось совершенно безвыходным. Однако вскоре пришла такая высокая приливная волна, что шхуна за несколько минут снова оказалась на плаву. Члены его команды решили тогда, что это просто чудо – одно из тех, что описаны в Библии, но он-то хорошо понимал, в чем тут дело. В этой гигантской бухте, отделяющей полуостров Новая Шотландия от материка, всегда происходило нечто необъяснимое и непонятное.

Капитан опустил подзорную трубу и посмотрел на карты. Эти опасные для мореходов воды впервые были нанесены на карту великим французским исследователем и картографом Сэмюелом де Чемплейном более ста лет назад.

На его губах появилась легкая улыбка. Хотя он и плавал под голландским флагом, но сам-то был англичанином, одним из немногих английских капитанов, которые осмеливались заходить в эти опасные воды, с которых французы не спускали глаз.

Правда, бывали периоды, когда Англия и Франция становились союзниками, но чаще всего они все-таки были врагами и конкурентами. Как бы там ни было, но французы действительно много сделали для исследования этих мест. Во всяком случае, никому еще не удавалось дополнить те карты, которые были составлены ими, в особенности Чемплейном. Честно говоря, надо признать, что этот Чемплейн был настоящим гением, и он, Бен Йорк, многим обязан этому человеку. Да и вся его семья в большом долгу перед этим французом.

Большинство английских мореплавателей понятия не имели о его дневниках и картах. Отчасти это объяснялось тем, что между англичанами и французами существовала давняя вражда. Но кроме того, большинство англичан просто не умели читать по-французски.

Бен Йорк уже давно плавал в водах Новой Шотландии, прекрасно знал все заливы и бухты, скрытые от посторонних глаз, посетил сотни маленьких островов, неизвестных большинству мореплавателей. И все это благодаря одному странному французу, который умер за тридцать семь лет до того, как родился Бен Йорк.

Родители Бена оставили ему очень небольшое наследство, если иметь в виду только материальные ценности. Но они оставили ему нечто такое, что он до конца своей жизни будет считать величайшим достоянием.

В 1629 году, когда охваченной волнениями Англией управлял Карл I, в Лондон был доставлен Сэмюел де Чемплейн. Он прибыл туда отнюдь не по своей воле, а в качестве пленника братьев Кирк, которые захватили его в Квебеке во время сражения с французами. Но когда братья Кирк благополучно добрались до Портсмута, то они с удивлением обнаружили, что война между Англией и Францией закончилась почти шесть месяцев назад.

Таким образом, Чемплейн оказался в Лондоне совершенно свободным человеком. Он сразу же сообразил, что захват англичанами Квебека является незаконным и противоречит некоторым условиям мирного договора о прекращении войны. Поэтому он решил остаться в Лондоне и предпринял немало усилий, чтобы добиться возвращения национальной собственности.

Все эти месяцы Чемплейн чувствовал себя в Лондоне очень одиноким. Именно поэтому он подружился с мальчиком, который остался без родителей, слонялся по улицам и часто выпрашивал у него монетку-другую.

Чемплейн не одобрял милостыни, но дал мальчугану возможность заработать себе на жизнь: попросил его показать все достопримечательности Лондона. Вскоре он обнаружил, что юный беспризорник обладает острым умом, и стал обучать его французскому языку. К тому моменту, когда Чемплейн покидал Англию, в январе 1630 года, они стали близкими друзьями. Настолько близкими, что знаменитый исследователь и картограф решил взять Ричарда Йорка с собой во Францию.

Юный Ричард остался с Чемплейном даже тогда, когда тот решил вернуться в Новую Францию и поселиться в Квебеке. Вскоре юноша стал самостоятельно плавать на французских судах и под французским флагом. Он совершил немало путешествий в Новый Свет и вместе с французами тщательно исследовал северное побережье Америки.

Когда Чемплейн умер, Ричард Йорк унаследовал все его дневники и карты, на которых была обозначена береговая линия Северной Америки. Он хранил их как зеницу ока и многому научился благодаря этим документам. Но французские моряки, с которыми он плавал, вскоре перестали доверять ему из-за его английского происхождения и пренебрежительно относились к его знаниям и опыту. В 1640 году, когда Ричарду было уже двадцать лет, он решил вернуться в Англию.

Там его таланты были оценены по достоинству, и к тридцати годам он заработал репутацию отличного капитана и обладающего незаурядными способностями мореплавателя. Бен знал, что его отец всегда пользовался успехом у женщин, но только в возрасте пятидесяти двух лет он повстречал очаровательную ирландку, которой навсегда отдал свое сердце. Это была страстная, романтическая и в то же время трагически короткая любовь.

Бен не помнил свою мать. Она умерла по время родов в 1674 году, когда на свет появился его младший брат Роб. Чуть было не потерявший рассудка, убитый горем отец взял обоих мальчиков с собой в море. Он плавал еще пятнадцать лет и за это время неплохо выучил сыновей своему ремеслу, передав им все свои знания и опыт. А самое главное – он передал им дневники и карты Сэмюела де Чемплейна, которые были его единственным богатством.

Бен плотно сжал губы. Он провел на море всю свою сознательную жизнь. В возрасте двадцати пяти лет он уже был настолько опытным мореходом, что ему доверили командование этим судном, которое он назвал «Уилмой». Три последующих путешествия в Северную Америку оказались настолько удачными, что он смог выкупить корабль и кое-что у него еще осталось. С тех пор «Уилма» являлась его собственностью и верно служила своему хозяину. Все это случилось пять лет назад. Сейчас Бен Йорк являлся обладателем замечательной шхуны, прекрасного дома в Кюрасао и красивых женщин почти в каждом порту.

Он живо представил себе девушек и дам, которые ждали его в Бостоне, Нью-Йорке и на Кубе. Все они были по-своему хороши, но при этом ни в какое сравнение не шли с той, которая сейчас спала в его каюте. Она была не просто красавицей, а красавицей особенной, ни на кого не похожей, и ее сердце ему еще предстояло завоевать. Конечно, если она, не дай Бог, не окажется шпионкой.

Она понравилась ему с первого взгляда – странная, как экзотический цветок, смелая и гордая. Она не склонилась перед ним, а бросила ему вызов, а он всегда любил преодолевать сложные препятствия.

Мэдди сидела за столом капитанской каюты и читала одну из книг, которые аккуратно выстроились на книжной полке прямо над рабочим столом Бена Йорка.

Она долго рылась в этих книгах и с грустью обнаружила, что большинство из них содержали в себе какие-то схемы, рисунки и карты с соответствующими комментариями и пояснениями. И только в конце она с удивлением обнаружила несколько томов поэзии – Джорджа Герберта, Роберта Херика, Джона Драйдена и произведения Милтона. Желая хоть как-то убить время, она сняла с полки томик Шекспира и принялась читать.

Она вспомнила традиционный вопрос, который часто задают от нечего делать. Если вы оказались на необитаемом острове и можете выбрать только одну книгу, какую вы выберете – Библию или Шекспира? Она выбрала Шекспира, хотя на полке была также и Библия. Ей повезло. Плавание обещает быть долгим, и она сможет чередовать Библию с Шекспиром, выбирая то, что ей больше по душе в данный момент. Сегодня она предпочла поэзию.

Мэдди посмотрела на дверь и слегка вздрогнула, увидев на пороге Бена Йорка. Они плыли уже почти три дня, и все это время капитан находился либо на палубе, либо в капитанской рубке, появляясь в своей каюте лишь раз в день.

Он остановился как вкопанный и устремил на нее удивленный взгляд. Затем он подошел поближе.

– Что ты делаешь, крошка?

12
{"b":"13236","o":1}