ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тут Бен вспомнил о маленьком Уилле. Тот тоже сопровождал его в плаваниях уже долгое время. Прекрасный парень. Надо помочь ему получить нормальное образование. Да, Уилл играет в его жизни ту же роль, что и отец играл когда-то в жизни Чемплейна. Помогая Уиллу, Бен в некотором роде выплачивал фамильный долг. Его отец, так же как и Уилл, когда-то был уличным мальчишкой И жил подаянием.

– Ты больше не окажешься на улице, мой мальчик, – громко сказал Бен. – Ты научишься читать и писать, а потом, может быть, я отправлю тебя в хорошую школу.

Мэдди лежала на мягкой кровати, в который раз уже вспоминая ту самую грозовую ночь, когда она свалилась в шахту. Помещение каюты слабо освещалось мягким лунным светом, пробивавшимся через иллюминатор. Нет, это просто невозможно объяснить! Она уже много раз мысленно прокручивала то, что с ней произошло в эту ночь, и каждый раз отступала перед необъяснимой загадкой. Невероятно, но факт. Она действительно оказалась в восемнадцатом веке.

Интересно, а что подумали те люди, которые остались на острове? Разыскивали ли они ее? Может быть, решили, что она умерла?

Вдруг, впервые за все это время, она вспомнила Чипа. Сейчас он уже, наверное, вернулся домой. Скорее всего у него уже есть другая женщина. Нет, она нисколько не сожалеет о том, что рассталась с Чипом. Все равно рано или поздно пришлось бы его бросить.

А ее жизнь? Та, прежняя жизнь? Сожалеет ли она о ней? Три года назад она окончила университет и поступила на работу в главную контору компании «Малти ойлз» в Бостоне. Со временем она стала вторым человеком в отделе людских ресурсов. Начала получать весьма приличную зарплату и жить в отдельной квартире – маленькой, но собственной. Интересно, вспомнит ли хоть кто-нибудь о ней? А она? Помнит ли она хоть кого-нибудь из своих прежних друзей и знакомых?

Конечно, у нее есть родители. Она – их единственный ребенок, но как только она окончила университет, они тут же переехали в небольшой городок в штате Аризона. Мэдди навещала' их несколько раз в году, но они не нуждались в ее помощи. Именно поэтому она с таким усердием принялась строить свою собственную жизнь. Во всяком случае, строила ее до того момента, когда с ней приключилась эта невероятная история.

Мэдди вполне отдавала себе отчет в том, что фактически была одиноким человеком, она и чувствовала себя одинокой. Правда, у нее были деньги и масса знакомых, но это, как известно, вовсе не мешает ощущению одиночества. Ее жизнь была ровной и беззаботной, и Мэдди скучала. Ей не хватало бурных страстей, острых ощущений и волнующих душу приключений.

Может ли статься, что она снова вдруг окажется в своем времени? А если нет, то как ей удастся приспособиться к этой эпохе? «Обладаю ли я какими-либо знаниями, которые могли бы помочь мне?» – снова и снова спрашивала она себя и не находила ответа. С одной стороны, куча знаний, почерпнутых из книг, так и роилась у нее в голове. Но с другой – она очень плохо знала историю и никогда специально не интересовалась восемнадцатым веком. Все ее познания о тех временах ограничивались самыми общими фактами и событиями.

В чем же ее преимущество? Знает ли она что-нибудь такое, что неведомо людям этой эпохи? Конечно, она немало может рассказать о правилах личной гигиены, но это довольно слабое утешение в ее положении. Она также умеет пользоваться многими полезными вещами, которые появятся лишь много лет спустя, но ее знаний было явно недостаточно, чтобы сейчас изобрести все эти предметы. К тому же это опасно: любое вторжение в историю может самым радикальным образом изменить ее ход.

Зато люди восемнадцатого века обладали большими знаниями, необходимыми для элементарного выживания. В детстве Мэдди часто думала о том, что люди, странствующие во времени, во всех отношениях умнее тех, которые живут в прошлом. Но сейчас она уже убедилась, что это далеко не так. Все ее знания и навыки работать с компьютером, водить машину, готовить пищу – находились в полнейшей зависимости от высоких технологий двадцатого века.

– Нет, все бесполезно и бессмысленно, – вслух произнесла она, подводя итог своим размышлениям. – И даже опасно, – добавила она тихо. Если она проявит свои знания, то может показаться каким-то странным чудовищем людям восемнадцатого века. Капитан дал ей это понять, когда увидел, что она умеет читать. Одно это уже выделило ее из множества других женщин. Надо быть очень осторожной в демонстрации своих знаний и навыков.

Мэдди заставила себя закрыть глаза – ей обязательно нужно выспаться! Независимо от того, что с ней случилось или что может случиться. Завтра начнется новый день, а сейчас для нее каждый новый день означает новые проблемы. В двадцатом веке все было по другому…

Бен Йорк слегка придерживал руками штурвал, пристально вглядываясь в утонувший в сумраке океан. Было уже около полуночи. Его вахта скоро закончится. В половине первого в рубку придет Черный Генри и сменит его.

Услышав мягкий стук в дверь, Бен повернулся и увидел Уилла.

– Я принес вам немного горячего супа, – торжественно объявил тот, держа в руках накрытую крышкой кастрюлю.

– Ты хороший парень, – сказал Бен, ласково улыбаясь. Уилл всегда приносил ему в полночь горячий суп. Он был вкусным, и после него капитану хорошо спалось.

Уилл поставил на стол кастрюлю, достал миску и налил туда немного дымящейся жидкости.

– Все готово, капитан.

– Спасибо, Уилл. А сейчас иди сюда и постой за штурвалом. Да покрепче держи его.

Уилл радостно улыбнулся и бросился выполнять приказ. Это были самые приятные минуты в его жизни.

Он чувствовал себя таким же смелым, отважным и умелым, как его любимый капитан Йорк.

Бен сел на скамью, стоявшую неподалеку, и стал жадно есть принесенный Уиллом суп.

– Ты молодец, парень. У тебя все получается хорошо, – похвалил он мальчика.

Уилл гордо вскинул голову, но постарался сохранить серьезное выражение лица.

– Придет время, мой мальчик, когда ты станешь отличным капитаном, и у тебя будет свое собственное судно. Я научу тебя пользоваться картами и всеми остальными премудростями этого ремесла.

Уилл напряженно смотрел вдаль, хотя ему очень хотелось повернуть голову к капитану, чтобы увидеть его глаза.

– Да, сэр, но для того, чтобы пользоваться картами и схемами, нужно уметь читать.

– Ты будешь читать, малыш.

– Но вы так заняты, сэр…

– Да, Уилл, к сожалению. Но у тебя теперь будет другой учитель. Сама судьба преподнесла нам такой подарок.

– Здесь нет никого, кто умел бы читать, – напомнил ему Уилл.

– Есть, сынок. Эта женщина, Мэдди Эмерсон, хорошо читает и готова обучить тебя этому искусству.

– Мисс Эмерсон? Капитан, я никогда еще не слышал, чтобы женщина умела читать и писать.

– Да, это большая редкость, но она действительно владеет этой наукой и, надо признать, делает это превосходно. А самое главное, у нее много свободного времени для занятий с тобой. А потом к тебе присоединится мисс Мелисса.

– А мисс Эмерсон знает, что у нее будет два ученика?

– Пока нет. О Мелиссе я ей расскажу позже. Надеюсь, что и ты будешь держать язык за зубами, Уилл.

– Да, капитан. Это означает, что мы остановимся в Нью-Йорке?

– Именно так, малыш. Но сейчас это нужно держать в секрете, договорились?

Уилл молча кивнул. Ему всегда нравилось, когда капитан доверял ему разного рода секреты.

– Надеюсь, что у меня все получится, и я научусь наконец читать и писать, – серьезно добавил он после долгой паузы.

– Не сомневаюсь в этом, мой мальчик. Но тебе придется изрядно попотеть и выполнять все указания мисс Эмерсон.

– Я сделаю это, капитан. Обещаю вам.

– И еще одна вещь, Уилл…

– Да, капитан.

– Мы находимся в море уже давно. Некоторые члены команды начинают ворчать. Я намерен высадить их в Нью-Йорке. Надеюсь, ты знаешь, кому из экипажа мы можем доверять?

– Да, сэр, – серьезно сказал Уилл, напыжившись от гордости. Капитан позволил ему управлять судном, договорился о занятиях с мисс Эмерсон и даже посвятил его в свои сокровенные тайны.

14
{"b":"13236","o":1}