ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, я все помню. Мне казалось поначалу, что это все мне приснилось.

– Может быть, именно этим объясняется твоя странная речь? Хотя это вовсе не значит, что я окончательно поверил тебе. Скажи мне, малышка, какое твое настоящее имя?

– Меня зовут Мэдди.

– Мэдди, – медленно повторил он. – Как странно. Что оно означает?

– Это уменьшительное от Мэдлин.

– Ну ладно. Мэдди, независимо от того, верю ли я тебе или нет, это не имеет отношения к твоему положению. Ты была на том острове и слишком много знаешь о нем. Я уверен, ты догадываешься, что мы там делали, или сможешь догадаться об этом через некоторое время. А значит, ты останешься со мной на этой шхуне. Я заставлю тебя держать язык за зубами и забыть все то, что ты видела на острове. И сделаю это исключительно в целях твоей безопасности.

Мэдди молча кивнула. Какая, в сущности, разница: она так или иначе вынуждена будет остаться с этим человеком. В конце концов у нее нет мужа, ей некуда идти, да и разве не мечтала она с детства о приключениях? Но как при этом станут развиваться их с капитаном Йорком отношения? Что он задумал? Он сказал, что Мэдди привлекает его, а стало быть, он будет стремиться затащить ее в постель. Но она понимала, что еще не готова к такому повороту событий. Она все еще пребывала в смятении.

– Путешествие во времени, – сказал он, потирая подбородок. – Должен признаться, что это многое объясняет – твою манеру говорить, неожиданную образованность.

– Но вы все-таки не верите мне?

– Не совсем. Но твоя история может оказаться весьма любопытной и увлекательной. Подобно Шахерезаде ты можешь тысячу и одну ночь рассказывать мне прелюбопытные вещи. Хорошо, из какого же времени в будущем ты пришла сюда?

– Из 1995 года, – с замиранием сердца ответила Мэдди. – К тому же я не англичанка, а американка.

– Американка? Не понимаю.

– В 1774 году в американских колониях произойдет революция, и они отделятся от Англии.

– А что произойдет с французами на этой земле?

– Они потерпят поражение в 1764 году. Квебек падет под ударами британских войск генерала Вулфа. – Мэдди почувствовала необыкновенную гордость от того, что так много знает, при этом надеясь, что некому будет слишком дотошно проверять ее.

– Ну, малышка, это похоже на сказку! Впрочем, она довольно интересная. Расскажи, пожалуйста, откуда ты родом и какой образ жизни вела в своем будущем.

Мэдди набрала побольше воздуха и шумно выдохнула его. Она не могла винить его в том, что он не верит ее словам, да это и не важно было в конце концов. Главное, теперь она могла говорить ему правду, а не мучаться, изощряясь в фантазиях.

– Все женщины в моем времени добились полного равенства с мужчинами, – гордо сказала она. – Я училась в университете…

– В университете? Вместе с мужчинами? Это был Оксфорд или Кембридж? Или твои родители отправили тебя в Испанию, в знаменитый университет Саламанки, или…

– Нет, я училась в университете Калифорнии, в Лос-Анджелесе.

– Значит, это был испанский университет, хотя такого места вообще нет и в помине.

– Это сейчас его нет, а в будущем это будет самый большой штат. Но вовсе не испанский. Калифорния будет захвачена американцами и станет одним из пятидесяти их штатов.

По его лицу пробежала тень.

– Твои фантазии содержат немало интригующих деталей. – Он взял бокал и сделал глоток. – Подожди меня здесь. Я скоро вернусь.

Он быстро вышел, оставив Мэдди одну. Она тоже отхлебнула вина и подивилась его превосходному вкусу.

Вскоре Бен вернулся в каюту, держа в руках свиток пергамента. Вслед за ним появился один из матросов с большим подносом, наполненным разнообразной едой.

– Сперва нам нужно перекусить, – сказал Бен. – А затем, дорогая моя, я послушаю твой удивительный рассказ.

– А вы расскажите мне о себе, – попросила его Мэдди.

– Мне, собственно, нечего рассказывать.

– Скажите, почему вы помогаете Уиллу?

В глазах Бена появилось какое-то отрешенное выражение.

– Наверное, потому, что мой отец тоже был таким парнем, а я многим обязан своему отцу.

– А где ваш отец сейчас?

– Он уже давно умер, но я не забываю его.

– А мать?

– Я почти не помню ее. Она умерла во время родов.

Мэдди опустила голову.

– Простите меня.

– Но не когда я родился. Она умерла, рожая моего брата.

– А где же ваш брат сейчас?

– Ты очень любопытна, крошка. Он сейчас в Кюрасао, присматривает за нашими делами.

– Я никогда не была в Кюрасао. Это то самое место, куда мы сейчас направляемся?

Бен уже покончил с едой и вытер губы.

– Да, через некоторое время мы будем там.

Мэдди тоже закончила есть и отодвинула тарелку.

– Спасибо. Было очень вкусно.

Бен поднялся со стула и стал освобождать стол от посуды. Затем он развернул на нем свиток пергамента.

– А сейчас, малышка, ты покажешь мне все изменения, которые произойдут, как ты утверждаешь, в будущем.

Мэдди с любопытством взглянула на карту. Она была какая-то странная. С одной стороны, она казалась более детальной, чем можно было предположить, а с другой – уж слишком неточной. Американский континент в средней своей части был чересчур узким: похоже, никто еще не пересекал его с востока на запад, и истинные размеры континента были неизвестны. Наиболее изученной частью оказалась Мексика, а наименее исследованной – Канада.

– А теперь покажи мне, пожалуйста, что представляет собой та Америка, о которой ты говорила, – попросил ее капитан.

– Вся эта часть станет называться Соединенными Штатами Америки, – пояснила Мэдди. – Кроме того, ей будут принадлежать еще Гавайские острова в Тихом океане и Аляска. Это вот здесь. – Она провела рукой далеко на север.

А все остальное?

– Вот тут пройдет граница с Мексикой, а здесь будет территория Канады.

– И эта Канада будет независимой от Франции и Британии?

– Да, но в течение долгого времени эта территория будет известна как Британская Северная Америка.

– И когда же все это произойдет?

– Во время Американской революции 1776 года, а также поражения Мексики в середине девятнадцатого века. Именно тогда будет захвачена территория Техаса и Калифорнии. Что же касается Канады, то она станет независимой только после 1982 года.

Какое-то время капитан еще смотрел на карту, а потом медленно поднял голову и взглянул Мэдди в глаза.

– Ты рассказала мне очень интересную и весьма изобретательную сказку, милая моя. Причем настолько убедительно, что тебе трудно не поверить.

– Значит, теперь вы мне верите?

На его губах появилась едва заметная улыбка.

– Не совсем, но ты позабавила меня этой историей. Свое окончательное суждение на этот счет я вынесу позже.

– Понятно. Откровенно говоря, я и не надеялась, что вы мне поверите.

– Мне очень хотелось бы. Позже я задам тебе еще несколько вопросов и обдумаю твои ответы.

Бен повернулся к шкафу, налил вина в оба бокала и протянул один ей.

– Ну ладно, малышка, нам нужно покончить с этой бутылкой. Незакупоренное вино долго не хранится.

– Оно превращается в уксус.

– Да, ты вполне образованная девушка.

– Вы проявляете неподдельный интерес к картам, – осторожно заметила Мэдди. – Намного больший, чем это необходимо для морского капитана.

– Честно говоря, я довольно слабый картограф, но в одном ты права – география интересует меня больше всего на свете.

– Если вы дадите мне бумагу и гусиное перо, то я смогу набросать вам карту в том виде, в котором она существует в двадцатом веке.

– Прекрасно. Завтра я позабочусь о том, чтобы все необходимое было доставлено тебе.

Он вылил в бокалы остатки вина из бутылки.

– А сейчас мне пора. Надо сделать обход судна.

Мэдди опустошила бокал и поставила его на стол.

– С днем рождения, – тихо прошептала она.

– Спасибо. И еще одно. Не советую тебе рассказывать об этом кому-нибудь еще. В особенности о перемещении во времени. Я могу не верить тебе, но я вполне сдержанный человек и терпимо отношусь к необычным вещам. Во всяком случае, я не считаю тебя сумасшедшей. Что же касается других людей, то они могут оказаться не на твоей стороне.

17
{"b":"13236","o":1}