ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мятеж? – изумленно переспросила она. Неужели команда все еще не успокоилась?

– Да, мятеж, – подтвердил он. – Мы одного из них застрелили, а другого ранили. Еще двоих приковали к мачте, но я думаю, что этим дело не кончится. Сегодня вечером или завтра они могут предпринять попытку захватить шхуну. Ты ослушалась, и в результате подвергла опасности жизни моих верных людей, как, впрочем, и свою собственную. С этой минуты ты должна выполнять все мои указания. И не как-нибудь, а безоговорочно. В противном случае, милая леди, я прикажу и тебя заковать в цепи!

Он резко повернулся и вихрем выскочил из каюты, громко хлопнув дверью. Мэдди откинулась на спинку стула и закрыла лицо руками. Ее охватило смешанное чувство страха, раскаяния и усталости. Оно было настолько сильным, что из глаз ручьем полились слезы.

Да, – подумала она, – это моя вина, что Уилл ранен. Я должна была его слушаться. Должна была понять, что с этим шутить нельзя.

Глава 5

Бен Йорк торопливо поднимался на палубу. Чертова женщина! Кто бы она ни была, она должна была вести себя разумно. Черный Генри, Лопес де Вака, Сэмюел Хаммерсмит, Боб Тэннер никогда не пойдут против своего капитана и ни при каких обстоятельствах не поднимут руку на женщину. Им можно полностью доверять. Но есть и такие, как Риффен и Дигби. Они способны на все. Существует и третья группа – людей, легко поддающихся чужому влиянию. В таких случаях их нужно срочно отправлять на берег, чтобы дать им возможность немного поразвлечься и спустить пар. Его мысли снова вернулись к Риффену и Дигби. Они всегда были зачинщиками беспорядков. Надо во что бы то ни стало списать их на берег в Нью-Йорке и набрать матросов с более спокойным характером. Да, только так. Тем более что после Нью-Йорка на борту окажутся уже две женщины, если, конечно, ему удастся осуществить задуманное.

Но об этом потом. За лестницей, ведущей к рубке, находилась маленькая дверь. Бен снял с шеи связку ключей, отпер замок и вошел в полутемное пространство. Он зажег лампу и тщательно замкнул дверь. Вдоль стены стояли готовые к действию ружья, а на полках лежали заряженные пистолеты. Он отобрал восемь кремневых ружей, обладавших огромной убойной силой. С помощью этого оружия можно будет без труда держать в повиновении всю толпу на палубе. Четыре человека стоят на посту, и четверо сменяют их… Именно так можно удержать команду от бунта.

В этот момент в дверь постучали – раз, а после небольшой паузы еще два раза.

Бен открыл дверь и впустил в комнату Черного Генри. Тот устало вытер со лба крупные капли пота.

– Там все еще продолжают обсуждать последние события, – сказал он, мотнув головой в направлении кают-компании.

Снова послышался условный стук в дверь. На этот раз в комнату вошли Лопес де Вака и Сэмюел Хаммерсмит.

– О чем же они говорят? – спросил Бен.

– Одни слова, – проворчал Хаммерсмит. – Пустая болтовня.

– Скоро они начнут действовать, – угрюмо изрек Лопес.

Бен взглянул на него с тревогой. Обычно испанские моряки веселы и беззаботны, но Лопес был совершенно иным. Он вечно был мрачнее тучи и напоминал убитого горем моряка из Портсмута, судно которого, запутавшись в тридцатидневном тумане, село на мель.

– Кто еще придет? – спросил Бен, хотя и так знал ответ.

– Боб Тэннер, Джим Раннер, Ян Оулд, Хуан Корсо и Джек Хэккет. – Черный Генри ободряюще улыбнулся, даже в полутьме было видно, как ярко блеснули его белоснежные зубы.

– Хорошо, – кивнул Бен Йорк и тоже улыбнулся. – Четыре человека будут стоять на вахте, а четыре – отдыхать. Потом смена караула.

В этот момент в комнате появились еще двое – Хуан Корсо и Джим Раннер. Капитан вручил им ружья.

– Вам нужно занять свое место немедленно, – сказал он Хуану и повернулся к Джиму Раннеру: – А ты со всеми сменишь их через час. Свободные от дежурства люди будут спать в комнате возле моей каюты. Принесем туда еду и воду. В крайнем случае будем пользоваться тем, что уже там припасено. Но только в чрезвычайных обстоятельствах.

– Вы будете говорить с командой, капитан? – спросил Тэннер.

– Да, – твердо заявил капитан. – Я хочу изложить им правила той игры, которую они затеяли. Все, кто нарушит их, получат солидную порцию свинца. Я не допущу мятежа на судне. При первой же попытке бунта – стреляйте без предупреждения. Никаких колебаний! Понятно?

Матросы кивнули.

– В таком случае немедленно занимайте позицию, а я подожду остальных и объясню им нашу задачу.

Вскоре подошли еще трое вставших на сторону капитана. Бен вооружил их, дал указания и отпустил. Он хорошо знал, что болезнь надо пресекать в зародыше. На его стороне были лучшие люди, но немало было и сомневающихся. Многие из них тоже могут стать на сторону капитана. Именно они пойдут с ним в Кюрасао, а его противники будут протирать штаны в каком-нибудь захудалом нью-йоркском баре. Он не сомневался в том, что в Нью-Йорке ему удастся найти подходящих моряков, но даже если это не удастся, лучше отправиться в Кюрасао с половиной команды, чем брать с собой этих смутьянов.

Бен еще раз оглядел оружейную, взял еще немного патронов и пистолет. После некоторых раздумий он прихватил еще один пистолет – маленький и легкий. Пожалуй, стоит снабдить оружием и его взбалмошную пленницу – на тот случай, если произойдет самое худшее.

Затем он покинул оружейную и направился туда, где находился большой судовой колокол. Капитан резко ударил в него, созывая всех членов команды на основную палубу. Позади него, в тени рубки, охраняя, стояли четверо грозных мужчин с огромными мушкетами в руках.

Когда вся его команда стала постепенно стекаться на верхнюю палубу, губы Йорка чуть тронула улыбка.

Толпа состояла из людей самого разного происхождения. Среди них были англичане, голландцы, португальцы, испанцы, французы, белые и мулаты. Некоторые были в общем неплохими людьми, другие – отъявленными головорезами. На поддержку первых он и рассчитывал. Именно от их поведения будет во многом зависеть исход этой драмы. Ему была необходима хотя бы их молчаливая поддержка.

Через несколько минут вся его команда, насчитывающая сорок пять человек, уже собралась на палубе и застыла в нервном ожидании. Бен внимательно изучил расположение сил противника. Риффен стоял у края палубы, окруженный, насколько можно было судить по их поведению, десятью сторонниками. Дигби занял место на противоположной стороне палубы. Возле него стояло семеро. В общей сложности, прикинул Бен, на стороне смутьянов может оказаться около двадцати человек. Но они заняли самое удобное положение. Находясь в противоположных концах палубы, они, несомненно, попытаются создать впечатление, что на самом деле их гораздо больше. Он еще раз убедился в том, что ни в коем случае нельзя недооценивать Риффена. Только он мог придумать столь хитрый ход.

Капитан поднял руку, требуя тишины.

– До меня дошли слухи, что кое-кто из вас стал поговаривать о мятеже, – начал он.

– Ты прячешь от нас женщину! – крикнул один из сторонников Риффена.

– Ты должен поделиться с нами этой красоткой! – заорал что есть мочи другой.

Бен хорошо знал морской закон и непременно поступил бы так, если бы речь шла о какой-нибудь проститутке. Но вся беда в том, что они не поймут отличия. Эти люди знают одно – простая женщина должна быть общей собственностью всей команды. Только настоящие леди заслуживают другого к себе отношения.

– Эта женщина не какая-нибудь простолюдинка! – громко крикнул он. – Она леди… – Он был так сердит на нее в этот момент, что даже не мог найти убедительных слов в ее защиту, хотя и понимал, что должен говорить твердо и решительно.

– Почему же в таком случае она вышла на палубу – резонно заметил кто-то из толпы.

– Мы не были на берегу в течение четырех месяцев! – Эта реплика вызвала заметное оживление.

– Она леди! – еще раз повторил Бен, напрягая голосовые связки. – К тому же я хочу сообщить вам приятную новость, если вы дадите мне такую возможность.

20
{"b":"13236","o":1}