ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неужели это правда? – для Мэдди это было довольно любопытное открытие. Никогда она не думала, что сахар, продукт, который в ее время был дешевым и доступным, тогда считался столь ценным товаром. Да, конечно, вспомнила она, ведь сахар доставлялся сюда из далеких стран и только много позже будет производиться на месте. Кроме того, еще не изобрели холодильников, и поэтому сахар и соль долгое время служили для сохранения продуктов.

– Как долго вы собираетесь оставаться в порту, капитан?

– Неделю, может быть, дней десять, не больше.

– Значит, вы считаете, что мы берем слишком много сахара?

– Нет, это было бы вполне разумно, если бы на этом наш список закончился.

– Согласен, – быстро сказал Майкл Фарадеи. – Пожалуйста, распорядитесь, чтобы все это было погружено в мою карету.

Бен подошел к двери и громко окликнул Черного Генри, Который в ту же минуту появился. Отдав необходимые распоряжения, капитан вернулся в каюту, где сразу же подписал документ и передал его Майклу Фарадею на подпись. Завершив все формальности, тот свернул лист и засунул его в чехол. Второй экземпляр остался у Бена.

– Да, вот еще что, – неожиданно сказал Фарадеи, вставая со стула и распрямляя затекшие ноги. Боже мои, я чуть было не забыл! Губернатор и миссис Белломонт никогда бы не простили мне этого. – С этими словами гость достал из кармана большой белый пакет с огромной круглой печатью. – Это приглашение на костюмированный бал, который состоится в субботу вечером. Губернатор и его супруга приглашают вас и вашу даму на это торжество.

Бен взял протянутый ему пакет и слегка поклонился.

– С удовольствием принимаем приглашение.

Фарадей снова повернулся к Мэдди и поцеловал ей руку.

– Рад был познакомиться с вами, дорогая. Надеюсь, вы оставите для меня хотя бы один танец? Скажите мне по секрету, в каком костюме вы будете на балу, чтобы я мог вас узнать?

Бен обнял ее за талию и слегка прижал к себе.

– Дело в том, что на судне нет ничего подходящего для столь торжественного случая, но мы намеренно подберем что-нибудь, когда сойдем на берег. Но можете не волноваться. Мы обязательно дадим вам знать. Кстати, а в каком костюме будете вы?

– Я всегда надеваю наряд Принца Ночи, – сказал Фарадей с хитрой улыбкой. – Да, мой друг, я буду похож на самого дьявола.

Бен сохранил невозмутимость, а Мэдди почувствовала, что по ее спине пробежал неприятный холодок. Ужасный человек, подумала она. Надо держаться от него подальше.

Через час Бен Йорк помог Мэдди спуститься вниз по трапу, а затем подхватил ее и поставил на землю. Ее охватило какое-то странное чувство. Оно было знакомое и вместе а тем давно забытое. Их шхуна пришвартовалась возле дока, там, откуда шла широкая и довольно грязная дорога. Все пространство вокруг поросло кустарником, из-за которого виднелись невысокие домики Нью-Йорка. Разумеется, это был не тот мегаполис, в котором она часто бывала, а маленький городок с кривыми улочками и деревянными строениями. Мэдди определила, что они находились чуть восточнее того места, которое сейчас называлось Бродвеем.

Прежде чем покинуть судно, Бен оставил там несколько наиболее преданных людей, а всех остальных отпустил на берег. Матросы тут же погрузились в фургоны и отправились в город, где намеревались накачаться вином и вдоволь погулять с хорошенькими женщинами.

– Пойдем, – сказал Бен, помогая Мэдди взобраться в карету. – У нас еще очень много дел.

Мэдди помахала рукой Уиллу, который вместе с Черным Генри стоял на палубе, провожая их взглядом, и они тронулись в путь по неровной грунтовой дороге.

Вскоре экипаж повернул на широкую улицу, и она с удивлением заметила, что уже в те времена она называлась Бродвеем.

– Что же это за дела, которые нам нужно так срочно сделать? – спросила она капитана.

– Прежде всего – зайти к Саре Оурт и попытаться отыскать Мелиссу. Затем поедем в какой-нибудь магазин и подберем себе соответствующие карнавальные костюмы. Раз уж мистер Фарадей оказал нам такую честь, вручив приглашение от самого губернатора, мы должны отнестись к нему со всей серьезностью.

– А мне показалось, что ты не очень-то любишь губернатора, – задумчиво сказала Мэдди. – К тому же ты спешил в Кюрасао.

– Есть вещи, которые носят, так сказать, протокольный характер. Они предусмотрены определенным этикетом. Если губернатор приглашает нас на бал, то мы никак не можем отказаться, тем более что нам еще не раз придется швартоваться здесь.

– Понятно. Протокол?

– Да, протокол.

Карета тряслась по грунтовой дороге до тех пор, пока не свернула на мостовую, покрытую булыжником. Вдоль дороги выстроились многочисленные таверны и гостиницы. Она без особого труда догадалась, что именно здесь располагались все злачные места, хотя в современном Нью-Йорке в этой части города находился финансовый центр страны.

Вскоре карета свернула за угол, и картина изменилась самым радикальным образом. Толька сейчас Мэдди сообразила, что они пересекли Манхэттен с востока на запад в районе современной Бридж-стрит. Вдали виднелся большой форт, окруженный зеленым поясом деревьев. Бен показал ей на огромное серое здание местной тюрьмы, за которым находился особняк губернатора, а чуть поодаль – величественное здание церкви Святой Троицы. Это было самое высокое сооружение в Манхэттене.

За церковью начались узкие улочки с небольшими кирпичными домиками, где жили преуспевающие торговцы.

Мэдди глубоко вдыхала чистый прохладный воздух и наслаждалась видом из окна кареты. Этот мир поражал ее своей чистотой и непосредственностью.

Карета сделала еще несколько крутых поворотов и наконец остановилась перед огромным каменным зданием на Принцесс-стрит. Над массивной входной дверью красовалась золотисто-зеленая надпись, извещавшая, что в этом доме находилась таверна и гостиница «Нью-Амстердам-Йорк».

– Мы остановимся здесь, – сказал Бен, спрыгивая с подножки и протягивая ей руку.

– Ты не говорил мне, что мы будем жить в городе.

– Я сказал Уиллу, чтобы он уложил в сумку немного вещей. Все остальное мы купим. Пойдем, пойдем, и не говори, что не хочешь поспать спокойно на твердой земле и избавиться хотя бы на время от надоевшей каюты. Мы будем жить в самой настоящей комнате и спать в самой настоящей постели.

– О да, я очень рада этому, – не удержалась Мэдди. – А здесь есть приличная ванна?

– Ах да, я и забыл, что тебе нужно нечто большее, чем просто провести ночь со мной. Да, я думаю, здесь найдется все необходимое.

Мэдди улыбнулась и охотно спрыгнула вниз, держась за его руку.

– У этой гостиницы двойное название?..

– Да, здесь лучшее из обоих миров. Думаю, что Нью-Йорк отныне навсегда останется английским, но в городе очень много голландцев. Кстати, это весьма дружелюбные люди. Голландцы и англичане всегда превосходно ладили друг с другом, поэтому у нас не будет никаких проблем.

– Приятно это слышать, – совершенно искренне сказала Мэдди.

Бен повел ее к дому, почему-то стороной обходя парадный вход.

– Давай войдем через боковую дверь, чтобы не нарываться на толпу пьяных клиентов.

– Но это же не какой-нибудь портовый кабак. Неужели здешние клиенты так опасны?

– Нет, они совершенно не опасны, но в это время суток лучше войти в дом через боковую дверь, в особенности если мы хотим остаться незамеченными.

Не успела Мэдди подумать над его словами, как Бен открыл дверь и сделал шаг в сторону, пропуская ее вперед. Вестибюль гостиницы не отличался размерами, но был очень уютным. Возле камина стояли несколько мягких стульев с небольшим столиком, где посетители могли зарегистрироваться и уплатить по счетам. Рядом на стене висело около десятка ключей от номеров.

– Хозяйка этой гостиницы – мадам Молли Мерривезер, но все предпочитают называть ее просто матушкой Молли. Я ее знаю очень давно и во всем могу доверять ей.

– Неужели это так важно?

Бен грустно усмехнулся:

– В городе, которым правят такие люди, как губернатор Белломонт, Майкл Фарадей и Сара Оурт, подобное преимущество является далеко не лишним.

31
{"b":"13236","o":1}