ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А ты? – полюбопытствовала она.

– А я появлюсь в образе твоего брата Аполлона.

– Значит, мы будем вести себя во время бала как брат и сестра?

Бен крепко обхватил ее за талию.

– Конечно же, нет.

Внутри помещения было темно, поблизости не оказалось ни ламп, ни свечей. Единственным источником света служили узкие окна, расположенные высоко, под самой крышей. Они даже на окна не похожи, подумала она, посмотрев вверх.

– Почему в этом помещении такие маленькие окна, да еще и расположенные так высоко?

Он покачал головой:

– Потому, моя дорогая, что это вовсе не окна. Вообще говоря, окна в наших домах появились совсем недавно. Это здание когда-то использовалось под казарму, а это – бойницы. Не забывай, что за этот остров частенько сражались англичане и голландцы. К тому же раньше сюда часто наезжали индейцы, пока остров не был продан.

Мэдди улыбнулась:

– Да, я знаю. Его продали за сумму, которая в мое время равна двадцати пяти долларам. Достаточно дешево, если учесть, что позже он стал самым большим городом в Новом Свете.

Он удивленно поднял брови:

– Это правда? А как же Мехико? А Гавана? Да и Бостон тоже?

– Все эти города будут намного меньше, за исключением, может быть, Мехико, – уверенно заявила Мэдди. – Население Нью-Йорка составит более восьми миллионов жителей. А с пригородами намного больше.

Эти цифры настолько ошеломили Бена, что он взорвался от смеха.

– Дорогая моя, это же больше, чем на всем земном шаре! Я думаю, этот остров просто потонет от такой массы людей!

Как ей хотелось сейчас, чтобы у нее оказалась хотя бы одна фотография Манхэттена. Вот тогда она бы над ним посмеялась!

– Я знаю, что ты все еще не веришь мне, но это чистая правда, – продолжала настаивать она. Ей не хотелось говорить, что население Земли разрастется почти до десяти миллиардов. Он все равно не поверил бы ей.

– Откровенно говоря, мне не очень хотелось бы жить в таком перенаселенном мире, – сказал Бен, задумчиво поглаживая ладонью щеку. – Нет, слишком много людей для нормальной жизни. Но сейчас нам нужно спешить. Пойдем. У тебя нет никаких украшений, поэтому я думаю, что следует подыскать что-нибудь Подходящее – браслеты из изумрудов, ожерелья и все такое прочее. Да, изумруды – это именно то, что нам нужно. Ты просто создана для изумрудов.

Кровь бросилась ей в лицо. Она покраснела от смущения.

Бен наклонился к ней, поцеловал в щеку и крепко прижал к себе.

– Пойдем. Не будем терять времени.

Мэдди разложила все свертки на огромной двуспальной кровати. Это была самая настоящая коллекция из одежды и драгоценностей. Они долго выбирали самое лучшее и, кажется, весьма преуспели в этом.

После долгих поисков они остановились на великолепном белом платье из шелка, которое довольно легко можно было переделать в традиционную греческую тунику. Мэдди даже нашла золотые листочки, которые украсят ее волосы. Оказалось, что первоначально они были частью какой-то военной формы.

По настоянию Бена она также купила безумно соблазнительное белье с невообразимыми кружевами из тончайшей ткани. Самым интересным оказалась ночная рубашка из прозрачного шелка, отороченная мелким речным жемчугом.

Бен рассмеялся:

– Господи, я хорошо знаю, что ты любишь меня не только из-за денег. В конце концов деньги не важны. Это всего лишь средство.

Мэдди повесила на крючок желтое платье и улыбнулась.

– Это очень красивое платье, как, впрочем, и все остальные. Спасибо. – Она решила оставить все свои воспоминания о двадцатом веке на потом, а сейчас сосредоточиться на главном.

– Да, они красивы, – заметил он. – Но когда мы вернемся назад, я надеюсь, что ты продемонстрируешь мне также свое прекрасное белье.

Мэдди почувствовала некоторое смущение. Это белье было слишком уж откровенным и соблазнительным. Причем Бен сам выбирал его. А затем он прошептал ей на ухо, как будто желая еще больше смутить:

– Я заставлю тебя пережить агонию тысячи раз.

От одного этого обещания у нее мурашки по телу пошли.

– Я отвезу вас с Мелиссой в самый дорогой ресторан в Нью-Йорке, – сказал он тогда. – Прошу тебя надеть то самое зеленое платье, которое нравится мне больше всего.

Мэдди молча кивнула. Это было платье, в котором они впервые… Она тряхнула головой, чтобы отбросить все эти мысли, навеянные любовной игрой с Беном и незримым присутствием Мелиссы. Она очень надеялась, что больше не будет испытывать к девочке тех чувств, которые посетили ее в момент первой встречи. По крайней мере шок, возникший у нее, когда она увидела, что Мелисса отнюдь не ребенок, уже прошел.

Гостиница «Три пера» находилась возле реки, но далеко от доков. Это было более комфортабельное место, чем то, где они остановились, но Мэдди не была уверена в том, что здесь были номера. Вообще говоря, это скорее напоминало вечерний ресторан, чем гостиницу, хотя в то время в чистом виде они еще не существовали. И тем не менее ей показалось, что это был самый настоящий ресторан. Они сидели в небольшом отдельном кабинете с видом на парк и берег реки. Сквозь зеленые кусты отчетливо проглядывали вершины скал. Если это был ресторан, то он, безусловно, был более элегантным, чем те, которые ей доводилось видеть в Нью-Йорке.

Их столик был покрыт белоснежной дамасской скатертью, на фоне которой ярко поблескивал серебряный канделябр. Причем серебро было самым что ни на есть настоящим, а фарфоровая посуда была, несомненно, привезена из Китая.

– Прекрасное красное вино, – торжественно сообщил Бен, наливая им полные фужеры. – Именно то, что нам нужно, чтобы по-настоящему отметить нашу встречу.

– Да, за нас, – выдохнула Мелисса, не обращая внимания на Мэдди.

Мэдди промолчала, напомнив себе, что должна быть сдержанной и более благоразумной, хотя Мелисса демонстративно не замечала ее. Более того, когда она смотрела на Бена, ее глаза загорались. Она кокетничала, а Бен с готовностью принимал ее кокетство.

– Когда же мы отправимся в Кюрасао? – спросила Мелисса, пожирая Бена глазами.

– Рано утром, – спокойно ответил тот. – Сразу же после губернаторского бала. Нам потребуется лишь один день на отдых, в течение которого я должен подыскать себе новую команду. У меня есть люди, которых я хочу оставить на берегу. – Он посмотрел на Мэдди. Только она могла понять истинное значение его слов.

– А потом? – Мелисса выразительно подняла брови и наклонилась к нему через стол.

Бен понизил голос, доведя его почти до шепота:

– Мы проведем там зиму, пока все не успокоится, и приступим к поиску сокровищ, полноправной наследницей которых ты являешься.

Мелисса радостно улыбнулась.

– Мой отец был прав, когда доверил тебе это дело, Бен Йорк.

Чтобы еще больше досадить Мэдди, Мелисса накрыла руку Бена своей ладонью. Мэдди почувствовала себя посторонней, как будто ее просто не существовало. «Я не позволю ей втереться между нами», – подумала она.

– Твой отец был моим близким другом, Мелисса.

– Да, я знаю. Он сделал большую ошибку, женившись на Саре, – добавила она, отхлебнув вина. – Он даже мне признался в этом и собирался оставить ее.

Бен подтвердил ее слова кивком.

– Сара будет в ярости, когда узнает, что тебе удалось сбежать.

– Думаю, что она уже знает об этом, – задумчиво сказала Мелисса. – Ведь прошло уже немало времени. Это будет не просто ярость, а приступ бешенства. Правда, она держала меня при себе только для того, чтобы ты пришел. И ты это сделал. Ты очень храбрый человек, Бен.

– Мой поступок не имеет ничего общего с храбростью, – скромно заметил он.

– Если Мелисса говорит правду, то не означает ли это, что мы все подвергаемся опасности? – поинтересовалась Мэдди, нарушив обет молчания. – Ты же сам говорил когда-то, что Сара Оурт весьма опасная женщина.

– Опасная, но отнюдь не глупая, – поправил ее Бен. – Именно поэтому мы остановились в этой неприметной гостинице. Там мы в большей безопасности, чем где бы то ни было.

35
{"b":"13236","o":1}