ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Расскажи мне подробней о его любовнице, настойчиво потребовал он у своего помощника. – Что тебе удалось узнать?

Фарадей хитро усмехнулся.

– Довольно много, хотя его команда не отличается словоохотливостью. Они были на каком-то отдаленном скалистом острове, но не знают, на каком именно. По косвенным признакам я могу судить, что они были скорее на севере, чем на юге. Возможно, где-то за Мэном. Об этом известно от двух матросов, которым Йорк выдал расчет. Он сказал, что не возьмет их, когда отправится дальше.

– Если отправится, – уточнил губернатор.

– Да, если отправится, – согласился с ним Фарадей. – Так вот, эти люди рассказали мне также о шахтах, которые находятся на этом острове. Они утверждают, что Бен Йорк взял оттуда что-то, а взамен оставил там три больших сундука.

– Понятно. А эта женщина?

– Ее нашли на острове, и никто не знает, откуда она там появилась. Это какая-то загадка. Вскоре на судне начались осложнения. Команда стала требовать, чтобы капитан Йорк поделился с ними этой красоткой, но он наотрез отказался.

– Вряд ли можно обвинять его в этом, – разумно рассудил губернатор. – Они бы просто убили ее.

– Да, и это было бы крайне огорчительно, так как она и в самом деле очень красива, – сказал Фарадей, потирая ладони.

– Все ясно, – подытожил губернатор. – Будем действовать так. Как только они приедут на бал, я займусь этой таинственной женщиной. Думаю, что здесь мы можем положиться на мадам Оурт, которая должна будет отвлечь капитана Йорка. Я тем временем отведу красотку в свой кабинет и попытаюсь вытянуть из нее все, что только можно. Если это удастся, то у нас будут все основания для ареста Бена Йорка. Тогда уж мы заставим заговорить его.

– Значит, вы хотите получить от нее необходимые нам сведения и отпустить на все четыре стороны? И это все? – Фарадей захихикал, подобострастно глядя на губернатора.

Тот, прищурившись, усмехнулся:

– Нет, отчего же, можно немного позабавиться.

– Если то, что ты рассказал о ней, верно хотя бы наполовину, то с ней придется немало повозиться.

– Губернатор тоже должен получить удовольствие, разве не так?

Майкл Фарадей снова засмеялся. Нынешняя субботняя ночь обещала быть необыкновенно интересной. Более интересной, чем все предыдущие. Его доверенные лица уже доложили ему о неожиданном визите Сары Оурт и ее разговоре с Беатрисой. Если Беатриса займется Беном Йорком, а губернатор – его любовницей, то у самого Майкла появится прекрасная возможность приударить за Сарой Оурт. Да, похоже, что предстоящий бал будет в высшей степени увлекательным. Давно уже не случалось ничего подобного!

– Вы обе выглядите просто великолепно. Даже дух захватывает, – заметил Бен, помогая Мелиссе и Мэдди выйти из кареты. – Думаю, мне будут завидовать все мужчины на этом балу, ведь рядом со мной две самые красивые женщины Нью-Йорка.

Белоснежное платье по-девичьи прекрасной Мелиссы органично дополнялось изумительной тиарой, украшенной крошечными бриллиантами, а также чудесной маской из серебра, закрывающей половину лица. Из нее получилась замечательная Принцесса Зимы. Она посмотрела на Бена и кокетливо взмахнула длинными ресницами.

– Не спеши судить о женской красоте, пока не увидишь Кэтрин Белломонт.

– Я уверен: она не сможет конкурировать с вами.

Мэдди мудро промолчала. Она была довольна костюмом римской богини и заботилась только о том, чтобы не выглядеть чересчур вызывающе. А еще ее беспокоило то, что это платье ограничивало свободу передвижений. Неудивительно, что женщины этого времени столь беспомощны. Они не могут в своем наряде ни убежать, ни пнуть ногой, если понадобится. В отличие от Мелиссы волосы Мэдди свободно спадали на плечи и были украшены золотыми листьями, как и положено богине охоты. Лицо прикрывала простая белая маска.

Как только они приблизились к огромной двойной двери губернаторского дворца, та неожиданно отворилась, и их торжественно ввели в широкий коридор. Мэдди с любопытством огляделась вокруг.

Бен что-то прошептал на ухо дворецкому, и тот объявил:

– Капитан Бенджамин Йорк, мисс Мелисса Кидд и мисс Мэдди Эмерсон!

Троица не спеша прошла по длинному коридору и наконец оказалась в огромном зале, ярко освещенном множеством свечей в серебряных канделябрах. Мэдди продолжала внимательно рассматривать обстановку дома. Дорогая и изысканная мебель произвела на нее большое впечатление. Она даже представить не могла, сколько такая мебель могла бы стоить в ее время. Очевидно, о состоянии того или иного человека судили по количеству богатых вещей в доме. Причем все это многочисленная посуда из серебра, изделия из золота, дорогая мебель – было сделано вручную.

Так, например, матушку Молли считали богатой, потому что у нее было сто унций серебра, множество стульев, одиннадцать столов, двенадцать кроватей и три турецких ковра. Мэдди даже в голову не могло прийти, что богатство человека может оцениваться в ложках, чашках, тарелках и прочей утвари. Золото и драгоценные камни, естественно, тоже представляли собой определенную ценность, но предметы домашнего обихода считались намного престижней. Это было довольно странно. Чашка и блюдце, например, оказывались более ценным товаром, чем маленькая жемчужина, привезенная из далекой восточной страны. Объяснение, по мнению Мэдди, этому было только одно – отсутствие массового производства.

Именно эти мысли занимали Мэдди, когда они вошли в огромный бальный зал губернаторского дворца.

– А, капитан Йорк, я полагаю.

Перед ним появился низенький толстячок, украшенный золотом, как рождественская елка.

– Губернатор Белломонт, к вашим услугам, – отвесил он грациозный поклон.

Бен ответил ему еще более низким поклоном.

– Это я к вашим услугам, сэр, – с достоинством сказал он.

Губернатор мило улыбнулся и посмотрел на его спутниц.

– Вы привели в мой дом не одну, а сразу двух прекрасных женщин, капитан. Я безмерно польщен и в высшей степени благодарен.

Бен ответил ему столь же милой улыбкой.

– Не сомневаюсь, сэр, что вы уже знакомы с Мелиссой Кидд. А это мисс Мэдди Эмерсон.

– Да, конечно, я знаю Мелиссу Кидд.

В ту же секунду он повернулся к Мэдди и пожал ей руку.

– Моя дорогая, мне очень приятно познакомиться с вами. Откуда вы родом, прекрасная леди?

– Из Бостона, – без лишних церемоний ответила Мэдди.

– О, это чудесный город! Без преувеличений! О, вы слышите, мадам? Заиграла музыка! Прошу вас, дорогая, предоставить мне право первого танца.

Бен отпустил ее руку и даже слегка подтолкнул к губернатору. Впрочем, это могло ей просто показаться. Мэдди сразу же сообразила, что выбора у нее нет и что отказывать такой важной персоне нельзя.

Поначалу она никак не могла приноровиться к этому танцу, но потом все стало на свои места. Музыка была довольно медленной, а весь танец состоял из небольшого набора однообразных движений. Он отдаленно напоминал менуэт, но был более прост по форме. Она старалась танцевать так, как это делали все остальные, но неловкость долго не покидала ее.

Через некоторое время Мэдди уже настолько освоилась, что стала украдкой наблюдать за присутствующими. В другом конце зала она заметила Бена, но он был не с Мелиссой, а с какой-то другой блондинкой, которая повисла на нем и что-то оживленно мурлыкала ему на ухо. Бена трудно было не заметить – он был в костюме разбойника.

– О, дорогая, я надеюсь, вы не очень ревнивы, – с усмешкой заметил губернатор. – Вижу, что вы обратили внимание на капитана Йорка и мою жену Беатрису. Она сегодня в костюме жены Царя Мидаса.

Мэдди выдавила из себя улыбку, но так и не избавилась от ощущения, что губернатор просто пожирает ее глазами. Хотя мужчина, имеющий такую красивую жену, должен быть доволен судьбой. Во всяком случае, она надеялась на это. Вообще, ей показалось, что мужчины ведут себя слишком вольно. Правда, в двадцатом веке мужчины были не менее похотливыми, но все же сдерживались в проявлении своих чувств, так как вынуждены были считаться с некоторыми условностями, определяемыми законом.

39
{"b":"13236","o":1}