ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не очень хорошо танцую, – неожиданно заявила Мэдди, чтобы отвлечь его внимание от Бена. Откровенно говоря, у нас в Бостоне не хватает времени для танцев.

– Неужели? Я не знал об этом. Господи, какие пуританские нравы! Но вы же, надеюсь, не пуританка?

– Нет, – довольно уверенно ответила Мэдди, очень надеясь, что он не спросит ее, кто она такая.

– Скажите, пожалуйста, а как вы про водите свободное время в Бостоне?

Мэдди не знала, что и ответить.

– Я много читаю, – выпалила она и в тот же момент пожалела о своих словах. Это могло насторожить его, ведь очень немногие женщины этой эпохи могли похвастаться подобным качеством.

– Читаете? О, как это замечательно! Знаете, у меня самая большая библиотека в Нью-Йорке. Могу ли я осмелиться показать вам ее?

Похоже ли это на попытку остаться с ней наедине? Мэдди немного подумала и решила, что это довольно глупое предположение. Дом был полон людей, да и она, несомненно, сможет защитить себя от посягательств, если таковые возникнут.

– О да, разумеется, я была бы рада взглянуть на вашу библиотеку.

Он показал ей жестом, чтобы она следовала за ним. Они вышли на балкон, прошли вдоль торцовой части дома мимо множества стеклянных дверей и наконец оказались в просторном помещении, все стены которого от пола до потолка были заняты книгами в кожаных переплетах.

– Как здесь приятно пахнет! – воскликнула Мэдди, оглядываясь вокруг. На самом деле приятно было лишь то, что ей не придется смотреть на Бена, флиртующего с Мелиссой или даже с женой самого губернатора. С тех пор как они пришли на бал, он ни разу даже не посмотрел на нее. Неужели он так легкомыслен? Этот вопрос не давал ей покоя. Мелисса все время приставала к нему, не оставляя надежд на завоевание капитанского сердца. Мэдди прекрасно понимала, что девушка чувствовала себя расстроенной и подавленной, но этого еще недостаточно, чтобы так открыто приставать к взрослому мужчине.

– Пожалуйста, чувствуйте себя совершенно свободно! – подбадривал ее губернатор. – Смотрите все, что вам нравится! А я тем временем налью вам немного замечательного французского коньяка.

Мэдди стала не спеша разглядывать книги. Да, это было зрелище! Она чувствовала себя как в роскошном букинистическом магазине, на полках которого пылились необыкновенно редкие экземпляры. Редкие и баснословно дорогие.

Белломонт подошел к буфету. Достав оттуда бутылку с темной жидкостью, он налил немного в ее фужер, а себе плеснул из другой бутылки. От этого замечательного напитка она сперва станет более разговорчивой, а потом погрузится в глубокий сон. Все складывалось как нельзя более удачно.

– Все готово, моя дорогая.

Мэдди взяла хрустальный бокал с серебряного подноса и сделала небольшой глоток. Жидкость сразу же обожгла горло, наполнив все тело приятным теплом. Она расслабилась и почувствовала необыкновенный прилив бодрости. Одновременно она сняла книгу с полки.

– Как это интересно!

– Возьмите ее себе, дорогая, – сладострастно пропел губернатор. – Пусть это будет моим небольшим подарком.

Мэдди улыбнулась ему:

– Вы очень добры. Благодарю вас.

Белломонт наклонился к ней и снова наполнил ее бокал, загадочно улыбаясь.

Мэдди сделала еще глоток, затем еще и еще, почувствовав, что ею овладела какая-то странная жажда. Ей хотелось пить все больше и больше.

– Книги… книга… должно быть… очень дорогие…

Она с трудом выдавила из себя последнюю фразу и глупо захихикала, удивляясь собственной нерасторопности. Ее голова стала необычайно легкой и совершенно пустой. Почему? Она пыталась взять себя в руки, но ничего не получалось. Пустота вокруг и беспричинное веселье.

Мэдди выпила еще немного, надеясь, что голова прояснится, но все было бесполезно. Ей хотелось смеяться, хотя было совсем не до смеха. Комната поплыла перед глазами, а в ногах появилась такая слабость, что она могла упасть, если бы вздумала подняться со стула.

– Этот напи… напиток… – пробормотала она и запнулась.

– Это изумительный коньяк, – изрек губернатор, наклоняясь над ней.

Увидев перед собой его круглое одутловатое лицо, Мэдди разразилась безудержным смехом, повторяя при этом одни и те же слова:

– Вся королевская конница, вся королевская рать не могут… не могла…

Губернатор схватил ее за плечи и легонько потряс.

– Говори, где ты встретилась с Беном Йорком?

Мэдди тупо уставилась на него, пытаясь сообразить, где она находится, кто этот человек и что он от нее хочет. Наконец-то до нее дошел смысл вопроса.

– Оук-Айленд, – пробормотала она. – Я отправилась туда в мистическое путешествие.

Губернатор удивленно вытаращил на нее глаза:

– Мистическое путешествие?

– Зарытое… зарытое… ох… сокровище, – успела промямлить она, прежде чем рухнула на пол. Ее последней мыслью было, что она проснется в своем двадцатом веке. Мэдди сильно мотнула головой и закричала:

– Нет! Бен, Бен!

– Тише, тише, моя девочка, – прошептал губернатор, склонившись над ее бездыханным телом. Его рот скривился в самодовольной ухмылке. – Жаль, что у меня нет времени, чтобы раздеть тебя. Но у нас еще будет для этого время. Тогда ты расскажешь мне все, и мы немного повеселимся.

Он осторожно провел рукой по обнаженному плечу Мэдди и легонько прикоснулся к ее упругой груди.

– О, я просто не могу дождаться этого момента, – прошипел он и глубоко вздохнул. – Женщины играют в жизни важную роль, но деньги всегда важнее.

Губернатор звякнул в небольшой колокольчик, оказавшийся у него под рукой, и в тот же миг в комнату вошли два огромных мужика.

– Все оказалось намного проще, чем я себе представлял, – сообщил он им. – Отнесите ее в мою комнату и привяжите к кровати.

Один из них поднял Мэдди и осторожно положил себе на плечо. После этого они тихонько вышли через боковую дверь, плотно прикрыв ее за собой. А губернатор тем временем спрятал в буфет бутылку с коньяком и, напевая под нос какую-то песенку, вернулся к гостям. После нескольких танцев с какими-то невзрачными женщинами он ушел. В зале спиртное лилось рекой, и практически никто не заметил его исчезновения.

Войдя в свою комнату, он зажег лампу и посмотрел на лежавшую на кровати Мэдди.

– Связана, как поросенок, – сказал он с улыбкой, наклоняясь над ней. – Вот тебе и маленький толстячок, – с раздражением пробормотал он. – Я преподам тебе хороший урок.

Он уселся на край кровати и стал медленно расстегивать ее платье. Расстегнув верхние пуговицы, он просунул руку внутрь и ощутил тугую грудь.

– О, какие замечательные бутоны! – громко произнес он, судорожно стягивая с нее платье. Вскоре Мэдди осталась только в нижнем белье. – Ты очень лакомый кусочек, дорогая моя! Я не отпущу тебя просто так. Ты останешься здесь ровно столько, сколько я захочу. Но прежде всего я хочу посмотреть на свое сокровище.

Он подошел к шкафу и вернулся оттуда с длинным шелковым шарфом. Затем он крепко затянул его на лице Мэдди, плотно прикрыв рот, чтобы она не смогла кричать, собрал ее одежду и бросил на диван.

– Я покажу это все твоему капитану, если он не поверит, что ты у меня. Это поможет мне развязать ему язык.

Покончив с этим, он погасил лампу и вышел, оставив Мэдди в полной темноте. У него было еще много важных дел. Нужно было немедленно арестовать Капитана Йорка, а потом, когда он будет доставлен в полицейский участок, тщательно допросить его.

Беатриса Белломонт надела небольшую золотую маску, ничуть не скрывавшую ее лица. Золотистое платье было настолько открытым, что почти вся ее великолепная грудь была выставлена наружу. Цвет платья делал ее волосы более светлыми, а кожу – более нежной и белоснежной.

Она поймала Бена в сети вскоре после того, как он появился на балу в сопровождении двух очаровательных спутниц. Сейчас Беатриса стояла рядом с ним, причем так близко, что он ощущал запах ее дорогих духов.

– О, капитан, пожалуйста, выпейте еще немного вина.

Бен безропотно подчинился и сделал небольшой г лоток чудесного напитка. Беатриса Белломонт действительно была красивой женщиной, к тому же весьма соблазнительной, как ему показалось.

40
{"b":"13236","o":1}