ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уилл еще немного подождал, а потом бросился бежать по пустынным улицам в направлении той самой таверны, где, по его расчетам, должны находиться остальные. Свернув за угол, он помчался по полю, желая сократить расстояние. Подбежав к таверне, он прислонился к стене, чтобы хоть немного перевести дух.

В этот момент дверь распахнулась, и из нее вышли солдаты, ведущие Джека Хэккета. Во дворе они подошли к человеку, в котором Уилл без труда узнал Майкла Фарадея. Совсем недавно он видел его на палубе своего судна вместе с капитаном Йорком.

Уилл затаился и прислушался.

– Только один? – спросил Фарадей и сокрушенно покачал головой.

– Да, сэр, – ответил офицер. – Похоже, они все разбежались по разным кабакам.

– Боюсь, что поиски этих людей отнимут у нас всю ночь, – недовольно проворчал Фарадей. – Нужно во что бы то ни стало арестовать всех, кто имеет хоть малейшее отношение к «Уилме».

– Я слышал, что вместе с капитаном Йорком путешествует очень симпатичная женщина, – сказал офицер.

Уилл еще больше напряг слух. Мэдди! Они говорят о Мэдди!

– Ах да, весьма симпатичная Мэдди Эмерсон. Предположительно из Бостона. Но о ней вам не стоит беспокоиться. Она сейчас находится на квартире губернатора.

Солдаты дружно захихикали:

– Какая судьба выпала на ее долю! Остается надеяться, что старик не раздавит ее.

Фарадею понравилась эта шутка, и он тоже захихикал:

– Сперва ему придется раздавить Беатрису.

– Ну а теперь куда нам?

– Сейчас нужно добраться до таверны «Бык». А как насчет самой шхуны?

– Там было всего лишь два охранника. Мы уже схватили их.

Уилл подождал, пока солдаты не уселись в фургон и не укатили по темной улице, и снова бросился бежать.

Черный Генри никогда не заходил в таверны, кабаки и на постоялые дворы. Цвет его кожи не давал ему возможности приятно провести там время, но, по правде говоря, его это мало беспокоило. Он как-то признался Уиллу в порыве откровенности, что предпочитает коротать время со своими друзьями – семьей Энтони, такими же чернокожими, живущими в негритянском квартале далеко за пределами порта. Собственно говоря, его больше всего интересовала Анжела, которая жила и работала в этой семье. Именно к ней он стремился после захода в гавань Нью-Йорка.

Уилл прикусил губу и попытался представить себе, что сделал бы капитан Йорк, если бы ненароком оказался на его месте. Солдатам понадобится немало времени, чтобы найти Черного Генри, да и ему тоже трудно будет добраться до того места пешком. Он хорошо знал, что город заканчивался там, где проходила улица Бродвей. За ней простирались бескрайние поля, идущие почти до Бостона.

Но, с другой стороны, Уилл знал, куда сейчас направлялись солдаты. Они спешили в таверну «Бык», где, по их мнению, должны находиться остальные члены команды. Уилл повернулся и побежал вдоль по темной улице к таверне «Брайдсхед». Именно там он надеялся встретить хотя бы некоторых своих друзей.

Когда он добрался до цели, ему казалось, что его легкие разорвутся от нечеловеческого напряжения. Отдышавшись немного, Уилл осторожно вошел внутрь и огляделся. К счастью, за дальним столиком он заметил Хуана Корсо, который сидел напротив португальца Гэбриела Вейгаса.

– Ну-ка постой, парень! – закричал какой-то верзила и схватил его за плечо, пытаясь вытолкнуть за дверь.

– В чем дело? Что вам нужно? Отпустите! – закричал Уилл, пытаясь вырваться из цепких рук хозяина и чувствуя сильную боль в еще не зажившей до конца руке.

– Нам тут только воров-карманников не хватало! – грозно прорычал верзила, указывая рукой на дверь.

– Я не вор. Я пришел сюда, чтобы найти своих друзей! Они сидят вон за тем столиком!

– Ничего себе друзья, – иронично заметил верзила и снова попытался вытолкнуть Уилла за дверь.

– Хуан! Хуан Корсо! – закричал Уилл так громко, как только мог.

Тот поднял голову и долго смотрел на них, пока наконец не узнал Уилла. Тогда матрос вскочил на ноги и подошел к двери.

– Отпусти мальчика, – приказал он.

Хозяин таверны неохотно отпустил свою жертву, а Хуан показал жестом, чтобы тот ушел прочь.

– Быстрее позови Гэбриела, – прошептал Уилл. – Быстрее. Пойдем со мной!

Хуан с тревогой посмотрел на перепуганное лицо мальчика и жестом подозвал своего приятеля.

– Вы должны немедленно пойти со мной, – продолжал уговаривать его Уилл.

– А в чем дело?

Уилл прижал палец к губам и прошептал:

– Не здесь. Нам нужно выйти во двор. Быстрее. Это вопрос жизни и смерти.

Они послушно последовали за Уиллом, который спрятался за углом дома.

– Есть ордер губернатора на арест всей нашей команды, – шепотом сообщил им мальчик. – Капитана уже схватили, а Мэдди заперта в квартире губернатора.

– Матерь Божья! – прошептал Хуан по-португальски.

– Нам нельзя терять ни секунды, – продолжал Уилл. – Они уже были в нескольких тавернах и арестовали некоторых матросов. Скоро они будут здесь.

– Ян Оулд сейчас у своей сестры, – задумчиво сказал Хуан. – Она живет в переулке Петикоут.

– А Черный Генри где-то в негритянском квартале, – добавил Уилл шепотом.

– Нам нужны лошади, – решительно заявил Хуан. – Пошли быстрее. Я знаю, где мы можем раздобыть пару лошадей. Ты, Уилл, держись за меня.

Мэдди открыла глаза и пошевелилась, чувствуя какое-то неудобство. Оглядевшись вокруг, она облегченно вздохнула и попыталась вспомнить все, что с ней случилось. Она недавно оказалась на пустынном острове, а потом очень испугалась, что снова окажется там, но уже не в этом веке, а в двадцатом. К счастью, этого не случилось. Но к счастью ли? Она обнаружила, что лежит в какой-то комнате, крепко привязана к кровати, а ее рот туго завязан шарфом.

Она приподняла голову и с ужасом увидела, что на ней одно лишь нижнее белье. Дурные мысли одна за другой пронеслись в затуманенной голове. Платье куда-то исчезло, а белье было слегка помято. Губернатор! Это он! Похотливый старый негодяй! Ее охватило такое негодование, что она выругалась про себя.

Она уже была когда-то привязана к кровати. Это тоже было воспоминание не из приятных, но во второй раз – это уж слишком! Она порядком устала от мужчин, которые таким образом хотели добиться ее расположения. Не игрушка же она в конце концов, которую можно беспрепятственно положить на свою подушку!

Мэдди попыталась пошевелить руками. Узел был прочным, но не настолько, чтобы не попытаться освободиться от него. Через некоторое время она с удовлетворением отметила, что узел стал ослабевать. Еще несколько минут, и ей удалось развязать его, освободив руки.

После этого она стянула с лица шарф и глубоко вдохнула воздух.

Чертов старикашка! Он, вероятно, раздел ее, потом потрогал ее своими грязными лапами, а затем, очевидно, решил вернуться к более важным делам. Надо полагать, он сейчас занят и не сможет уделить ей свое драгоценное время. А где же Бен, черт бы его побрал? Скорее всего он нежится в постели с Мелиссой или с этой смазливой женой губернатора!

Она покачала головой и почувствовала ужасную боль. Похоже на то, что в коньяк что-то подмешали. Какую-то гадость, с отвращением подумала она. Ее гнев был настолько сильным, что это вызвало прилив адреналина в кровь, а это, в свою очередь, привело ее в нормальное состояние.

Мэдди оглядела комнату в надежде увидеть свое платье. Черт возьми! Где же оно? Не может же она убежать отсюда в одном нижнем белье! Не долго думая, она бросилась к шкафу.

В шкафу были аккуратно сложены все предметы мужского туалета. После недолгих поисков она вытащила оттуда бриджи небольшого размера, которые явно были малы губернатору.

– Прекрасно, – воскликнула Мэдди, примеряя их. Вслед за этим она извлекла из шкафа шелковую рубашку с кружевными оборками.

– Отлично, – прошептала Мэдди.

Вскоре к этому добавились другие предметы красный пояс, красная жилетка и длинные красные чулки. В нижнем ящике она отыскала высокие сапожки небольшого размера. Все эти вещи, по-видимому, принадлежали какому-то мальчику.

43
{"b":"13236","o":1}