ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У нее оставалось очень мало времени. С остервенением Мэдди сорвала с себя остатки ненавистного нижнего белья.

– Прощай, барахло! – воскликнула она, быстро натягивая на себя мужской костюм. Ей так осточертела эта неуклюжая женская одежда! Запихнув свое барахло в шкаф, она облегченно вздохнула, чувствуя, что все ее тело стало свободным, готовым к борьбе.

Мэдди подошла к зеркалу и пристально посмотрела на свое отражение.

– Неплохо, – сказала она, разглаживая складки на брюках.

После этого она привычным движением завязала волосы в тугой узел на макушке и снова взглянула в зеркало.

– Еще кое-что. Ах да. Вот она. – Мэдди открыла длинный ящик и нашла то, что ей было нужно больше всего, – шпагу. Вообще говоря, там их было четыре, отличавшиеся друг от друга весом и длиной. Она попробовала каждую из них и выбрала самую для себя подходящую.

– Не важно, найдется ли ей применение, – успокоила она себя. – Главное, что она у меня есть. Мэдди ловко помахала шпагой перед зеркалом и, вполне удовлетворенная, засунула ее за пояс. – Я покажу тебе, гнусный старикашка, как пичкать меня наркотиком! Ты еще узнаешь, что такое свободная женщина!

Вдруг на балконе послышался какой-то шум. Мэдди резко повернулась и выставила вперед оружие.

– Стоп! – закричал в испуге Хуан Корсо.

– Мисс Мэдди? – изумленно воскликнул Уилл, выглядывая из-за спины Хуана.

– О, Уилл! – Мэдди просто просияла от счастья.

– Мы пришли, чтобы спасти вас, – озадаченно произнес Хуан, а потом широко улыбнулся. – Но я вижу, что в этом нет необходимости.

– Спасти меня? А где Бен?

– Он арестован. Мы должны вытащить вас отсюда. Я все расскажу по дороге. Нам еще предстоит отыскать Яна и Черного Генри.

– Может быть, вы хотите вначале одеться? – заботливо спросил Хуан. Гэбриел, который стоял за его спиной, оцепенел от неожиданности и не мог произнести ни слова. Вид женщины, одетой в мужскую одежду, так поразил его, что он потерял дар речи.

– Одеться? – удивленно переспросила Мэдди. – Я уже одета. Мне нравится мой наряд, и я не собираюсь менять его.

Никто не возразил. Моряки только показали ей жестом, чтобы она следовала за ними. Спустившись вниз, они тихонько прошли по саду и приблизились к конюшне губернатора.

Мэдди уверенно шла следом, впервые за многие недели чувствуя себя в привычной одежде, не стесняющей движения и дающей возможность сопротивляться.

Здание конюшни не охранялось. Мэдди, Уилл, Хуан и Гэбриел спокойно вошли внутрь и остановились.

– Вы поскачете со мной? – спросил Хуан.

Мэдди решительно покачала головой.

– Нет, я прекрасно справляюсь с лошадьми. К тому же я одета специально для такой поездки.

Хуан промолчал и стал не спеша выбирать лошадей. Естественно, он выбрал самых лучших, которые только были в конюшне губернатора. Мэдди достался прекрасный вороной жеребец. Она собственноручно оседлала его и под восхищенными взглядами мужчин ловко вскочила в седло, почувствовав себя в нем как в колыбели.

Хуан посадил Уилла позади себя, а Гэбриел поскакал один, уводя за собой еще двух лошадей – для Черного Генри и Яна Оулда. Они помчались вверх, по малолюдной и темной части Бродвея.

– Это намного быстрее, чем пешком, – заметил Уилл, когда они приблизились к нужному переулку. Это была окраина города, где сходились Грейт-Куин-стрит с востока и Бродвей с запада.

– Ты знаешь, в каком доме остановился Ян Оулд? – спросил Хуан, растерянно оглядываясь по сторонам.

Уилл кивнул:

– Да, Ян привозил меня сюда в ту первую ночь, когда мы только бросили якорь. Черный Генри тогда отправился к своей даме, а я вместе с Яном посетил этот район.

– Отлично, – заметила Мэдди и посмотрела на небо. Над головой светила яркая луна. Похоже, был примерно час ночи.

– Нам нужно спешить, – напомнила она. Еще нужно забрать Черного Генри и Яна и до рассвета вернуться к тюрьме.

– Вот этот дом! – радостно воскликнул Уилл, показывая рукой на небольшое кирпичное строение.

Он спрыгнул с лошади, быстро подошел к двери и постучал.

Дверь тут же отворилась, на пороге появилась женщина в длинной ночной рубашке и с лампой в руке.

– Что тебе надо, мальчик? – удивленно спросила она, уставившись на Уилла.

– Нам нужен Ян. Это очень срочно.

– Ах да, теперь я вспомнила тебя. Ты тот самый мальчуган, который несколько дней назад приходил сюда с этим чернокожим. Что-нибудь случилось? Стряслась беда?

– Да, мадам. Пожалуйста, позовите Яна. Скажите ему, чтобы он побыстрее одевался. Это очень важно.

Она повернулась и громко позвала Яна. И секунды не прошло, как тот появился на пороге, потирая рукой сонные глаза.

– У нас неприятности, Ян, – тихо сказал Уилл. – Быстрее одевайся.

Не говоря ни слова, Оулд скрылся в доме и вскоре вернулся полностью одетым. Обратно они поскакали намного быстрее, так как с ними был человек, прекрасно знающий окрестности. Ян был единственным из всей команды, кто родился в этой колонии еще тогда, когда она была голландской и насчитывала несколько домиков, расположенных вокруг доков. Сейчас же Нью-Йорк стал густонаселенным городом с девятью тысячами жителей.

Они мчались по какой-то пыльной грунтовой дороге, и Мэдди с трудом сообразила, что это место в двадцатом веке будет называться Уолл-стрит.

Вскоре они свернули в нижнюю часть Ист-Сайда и через некоторое время добрались до маленького, но очень аккуратного поселка, стоящего особняком от остальной части города. Надпись на столбе гласила, что здесь начинается «Свободная негритянская община Бауэри».

Хуан предложил не искать Черного Генри по всему поселку, а постучать в первую попавшуюся дверь и спросить, где он может находиться. Фортуна была благосклонна к ним в ту ночь. Черный Генри оказался в соседнем доме.

К двери он подошел вместе со своей Анжелой. Уилл и Хуан сбивчиво объяснили ему, что произошло за последнее время, и он ненадолго погрузился в размышления. Затем, блеснув в темноте белоснежными зубами, сказал:

– Сейчас, наверное, вся команда вместе с капитаном уже в тюрьме, а большинство солдат спят непробудным сном. Мы сейчас же отправимся туда и попытаемся освободить их.

– Но нас только четверо.

– Пять, – уточнила Мэдди. – Поверьте мне, я знаю, как обращаться с этой штукой. – Она показала на шпагу.

– Да, могу подтвердить это, – поддержал ее Уилл, сияя от восхищения. – Я видел ее со шпагой в руке.

Черного Генри совершенно не волновал тот факт, что Мэдди была женщиной.

– Хорошо, значит, у нас есть еще одна шпага. – На мгновение он замолчал, а потом повернулся к Анжеле.

– Ты уже уходишь? – спросила та грустно и нежно притронулась к его руке.

– Анжела, быстренько собери свои вещи и отправляйся на нашу шхуну. Ты должна ждать меня там, чтобы ни случилось. Поняла? Я заберу тебя с собой в Кюрасао. Я больше не оставлю тебя здесь ни на минуту.

Ее лицо озарилось радостной улыбкой. Она была так счастлива, что приподнялась на цыпочках и поцеловала его, не обращая внимания на посторонних.

– Я сделаю так, как ты хочешь, – прошептала она. Спасательный отряд вскочил на лошадей и вихрем помчался в центр города, где находилась тюрьма. Там же стоял и дворец губернатора.

Не доехав до тюрьмы каких-нибудь ста метров, Черный Генри поднял руку, останавливая их небольшой отряд.

– Мы привяжем лошадей возле здания суда, прошептал он, подозвав всех поближе. – А оттуда пойдем пешком.

– Но они нам понадобятся, чтобы побыстрее добраться до порта, – недоумевающе прошептал Уилл.

– Верно, парень, понадобятся, – согласился Генри. – Но этих лошадей нам будет мало. Остальных мы раздобудем возле тюрьмы. Там солдаты привязывают своих коней. А сейчас мы по одному подберемся к тюрьме и соберемся вместе за углом таможни. Все ясно?

– Я первая войду в здание, – неожиданно предложила Мэдди, – и попытаюсь отвлечь солдат, а вы тем временем сможете без лишнего шума туда проникнуть. Мы освободим наших друзей, а солдат запрем в освободившиеся камеры.

44
{"b":"13236","o":1}