ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По ее щекам катились крупные слезы, а пышная грудь тяжело вздымалась. Он молча смотрел на нее и чувствовал, как невыносимая тяжесть сдавливает его грудь. Это все меняет. Он прекрасно понимал, что теперь вынужден будет уступить, независимо от того, как он относился к Мелиссе.

– Да, это все меняет, – тихо сказал он, обнимая ее за плечи и слегка прижимая к себе. – Пожалуйста, перестань плакать. Обещаю, что буду заботиться и о тебе и о нашем ребенке. Я все устрою, не волнуйся.

Катра посмотрела на него полными слез глазами.

– И ребенок будет носить твою фамилию?

Он молча кивнул и еще крепче прижал ее к себе, задумчиво уставившись вдаль. Наконец он принял решение. Он должен немедленно рассказать Мелиссе об этом разговоре и все ей объяснить. Любое промедление было бы несправедливым по отношению к ней.

– Пойдем, – неожиданно сказал он, слезая с валуна и протягивая Катре руку. – Нам нужно срочно вернуться.

Катра соскочила вниз, довольная успешно сыгранной ролью. Она всегда гордилась тем, что могла пролить слезы по собственному желанию. И вот сейчас это ее здорово выручило. Она имела все основания поздравить себя с этой маленькой победой. Роб Йорк обладал необыкновенной честностью, и его легко можно было обвести вокруг пальца. Честен, но глуп. Катра украдкой усмехнулась, вспомнив про Мелиссу. Эта смазливая девчонка просто сойдет с ума от ярости.

Мелисса спрыгнула с лошади и прошлась по берегу, внимательно изучая песок.

– Полагаю, прилив смыл все следы, сделала она вывод.

– Два прилива, – поправил ее Уилл. – Один был прошлой ночью, а другой – сегодня утром.

– Да, жаль, что не осталось следов.

– Да и корабль куда-то исчез. Я надеялся, что он все еще будет стоять на якоре.

Мелисса решительно покачала головой.

– Пайк слишком умен, чтобы держать судно так близко от берега. Если они условились о встрече, то ему здесь нечего делать. Он может спокойно удалиться к близлежащему острову и ждать там. К тому же, если бы он находился рядом, то непременно заметил бы нас, и это вызвало бы у него подозрения. Мы могли бы их спугнуть.

– Вы считаете, что они всегда встречаются в этом месте?

– Возможно. Но сейчас я думаю о другом. Нам нужно быть начеку и не спускать с Катры глаз.

– Вы полагаете, что она связана с капитаном Пайком? – продолжал допытываться Уилл.

– Да.

– Но когда мы приехали, она уже была здесь, а капитан Пайк оставался в Нью-Йорке.

– Да, здесь не все понятно, но я все равно уверена, что ты видел именно Катру.

Мелисса еще побродила немного по песчаному берегу, а потом подняла голову и посмотрела на Уилла.

– Пойдем, Уилл. Сейчас ты покажешь мне место, откуда ты наблюдал за этой встречей, а потом мы поедем домой по той самой тропинке, по которой ты возвращался тогда. Я хочу узнать, как сюда добраться.

– Вы хотите приехать сюда одна? – озабоченно спросил Уилл.

Мелисса внимательно посмотрела на него.

– Уилл, мы будем наблюдать за этим местом по очереди до тех пор, пока не убедимся в правильности своих предположений. В подобных делах нельзя допускать никаких ошибок.

– Хорошо, я приеду сюда сегодня вечером, – пообещал Уилл.

– А я завтра ночью, – поддержала его Мелисса. – А сейчас нам лучше вернуться домой, пока нас не начали искать.

Уилл улыбнулся и ловко вскочил в седло. Он был заметно взволнован: это же настоящее приключение! Если они с Мелиссой раскроют заговор, то у капитана Йорка будут все основания гордиться им. Возможно, он будет настолько доволен, что не прогонит его даже тогда, когда женится на Мэдди и у них появятся собственные дети.

«Какие чудесные летние дни!» – думала Мэдди, прогуливаясь по пальмовой роще. Да и сама жизнь в этом тихом и райском месте была прекрасной, как сказочная мечта. Тем более что рядом с ней находился Бен Йорк – человек, которого она безумно любила и который отвечал ей взаимностью. Как ей хотелось остаться с ним навсегда, выйти за него замуж, нарожать ему детей. Но одно обстоятельство постоянно огорчало ее, не давало покоя, разрушало все ее планы.

Сперва она опасалась, что злая фортуна снова забросит ее в двадцатый век и она навсегда потеряет любимого. Со временем эти опасения рассеялись, оставив после себя только одно огорчительное обстоятельство – Бен до сих пор не верил ей до конца. Впрочем, она прекрасно понимала его. Как может нормальный человек поверить в то, что она упала в прошлое с высоты двадцатого века? Почти триста лет! Правда, он никогда не выражал открыто своего недоверия и не называл ее лгуньей, но она-то чувствовала, что в душе он сомневается в правдивости ее рассказа. Более того, он неоднократно говорил ей, что верит в возможность путешествия во времени, и даже пытался объяснить это с научной точки зрения. И еще ее настораживало то, что он приписывал ей потерю памяти. Но она-то хорошо знала, что это не результат амнезии, в какой бы форме она ни проявлялась. Это самая настоящая реальность, и Бен должен понять это. Она обязана во что бы то ни стало заставить его поверить в правдивость своих слов.

– Мэдди!

Голос Бена отвлек ее от грустных размышлений. Он шел по тропинке быстрым шагом, пытаясь догнать ее.

– Интересно, куда это ты направляешься, любовь моя? – Он приблизился, обнял ее за плечи и поцеловал.

Мэдди радостно склонилась к нему и положила голову на его плечо. Как приятно находиться рядом с ним! Устранить бы это последнее незримое препятствие!

– В манговую рощу, – сказала она. – Я хотела собрать немного плодов на обед.

– Понятно. В таком случае я покажу тебе плод, которого ты раньше никогда не пробовала. К этому времени он уже должен быть вполне зрелым.

Мэдди взяла его за руку.

– Что же это такое?

– Это ягоды одного прекрасного цветка. Мы называем его «плод страсти».

– Ты шутишь, должно быть, – сказала она и рассмеялась.

– Нет, я вполне серьезен. Он вкусный и очень сочный.

Они миновали манговую рощу и углубились в густые тропические заросли.

– Вот они, – сказал Бен, показывая рукой на небольшие кустики, украшенные яркими ягодами. Он сорвал несколько и протянул ей. Мэдди осторожно попробовала их, отметив, что они в самом деле очень вкусны.

– Я хочу ощутить их вкус на твоих губах, – сказал он, наклоняясь.

Это был один из самых долгих и самых страстных поцелуев, которые ей довелось испытать за все время их знакомства. Как она и ожидала, он не удовлетворился этим. Осторожно уложив ее на мягкую землю, Бен довел ее до исступления своими ласками. «Как было бы хорошо, если бы он безоговорочно поверил мне!» – подумала Мэдди, прежде чем погрузиться с головой в пучину неземного блаженства.

Мелисса в буквальном смысле слова влетела в комнату Мэдди и сильно хлопнула дверью, не в силах сдержать ярости.

Мэдди вздрогнула от неожиданности и с удивлением посмотрела на нее. Та стояла у двери, уперев кулаки в бедра, а ее карие глаза сверкали таким гневом, как будто она вот-вот взорвется.

– Очень надеюсь, что не я послужила причиной твоего состояния, – сказала Мэдди, не отрывая от нее глаз.

– Нет, не ты! – выпалила Мелисса и рухнула на кровать. – Я убью эту девку! Я не верю ни единому ее слову! Она продажная женщина, наглая и лживая шлюха!

– Не веришь чему? Кто продажная? Да к тому же наглая и лживая?

– Катра Кросс!

– Мелисса, ты же знаешь, что я сама не верю ей ни на грош, но почему ты так разозлилась на нее?

– Это все Роб! Она и он… ну, в общем, это не важно. Он уступил ее натиску, а ведь незадолго до этого обещал мне, что…

– Да, я знаю. Что-нибудь случилось?

– Не что-нибудь, а все, что только могло случиться! – так же яростно выпалила она. – Все. Абсолютно все!

– Что же она сделала?

– Она сообщила Робу, что беременна! Ты могла себе представить подобный поворот?

– Нет, не могла, – откровенно призналась Мэдди.

– Естественно, он обещал, что будет всячески заботиться о ней и о ребенке, позволит ей жить здесь и даже даст ему свою фамилию.

59
{"b":"13236","o":1}